Анна Нетребко спела леди Макбет на весь мир

Анна Нетребко и Желько Лучич в спектакле «Макбет» театра «Метрополитен-опера». Фото с сайта театра.
Сергей Бирюков
20:53 13 Октября 2014г.
Опубликовано 20:53 13 Октября 2014г.

 Метрополитен-опера начала сезон прямых трансляций


Метрополитен-опера, открыв сезон серией спектаклей с ярким участием русских актеров (см. «Труд» от 23 сентября 2014 года, в минувшие выходные начала транслировать эти постановки на киноэкраны мира. Зрители первой прямой трансляции увидели нью-йоркского «Макбета» Верди с Анной Нетребко, блистательно исполнившей главную женскую роль. Уровень музыкального исполнения оказался вполне звездным, компенсировав недостаточную яркость и банальности спектакля как зрелища.

По драматической плотности музыки «Макбет» – одна из ярчайших опер в мире. В этом смысле очень верен выбор дирижера-постановщика: Фабио Луизи соединяет в себе мощный, по-вердиевски атакующий темперамент и едва ли не математическую точность жеста. Это становится ясно с первых же тактов вступления, мгновенно погружающего зрителя в атмосферу трагедии и неотвратимости рока.

Немыслимо красивый, богатый оттенками баритон прославленного сербского певца Желько Лучича в сочетании с его трагедийной актерской фактурой, идеально подходящей к роли мятущегося злодея Макбета, – одна из доминант спектакля. Что же касается работы Анны Нетребко – аплодисменты после всех ее арий вспыхивали не только в трехтысячном зале Метрополитен-оперы, но и в удаленном от нее на многие тысячи километров московском кинозале (думаю, также и в залах Петербурга, Краснодара, Рязани, Сыктывкара, куда шла трансляция), хотя аплодировать в кино не очень принято. Голос Анны звучал мощно, наполненно и ровно во всех регистрах – от крайнего нижнего до самого высокого – и во всем динамическом диапазоне от пианиссимо до фортиссимо. Особенно поразило исполнение знаменитой сцены сумасшествия: певица практически не прибегала к дежурным гротесковым краскам вроде мяукающих и прочих животных интонаций, которыми так любят щекотать слух и нервы публики большинство исполнительниц этой партии: здесь была истинная трагедия разбитых амбиций и адского ужаса.

Добавим сюда благородный бас немца Рене Папе в роли Банко, чуть резковатый, но яркий тенор Джозефа Каллейя в партии Макдуфа, а также острые хоровые акценты в сценах с ведьмами, на балу и особенно в эпизоде убийства Банко. Такова богатая и многокрасочная вокальная партитура спектакля.

Лишь под самый конец в голосах Желько и Анны промелькнули нотки усталости и сбои интонации, но это не столько упрек исполнителям, сколько напоминание о том, как сложна, протяженна и утомительна для исполнителей эта опера Верди.

Режиссерское решение Эдриана Ноубла показалось не вполне оригинальным. То, что ведьмы лишены хрестоматийных признаков ведьмачества вроде нечесаных косм, драных платьев и метел и выглядят как кумушки-обывательницы, страшные не колдовскими орудиями, а длинными злыми языками, достаточно остроумно. Разве что пляшут они дико и судорожно – как, кстати, и гости на пиру у Макбета, несмотря на свои цивильные бальные одежды. А вот перенесение военных и разбойничьих сцен в обстановку партизанской войны где-то в середине ХХ века, с непременными пилотками, потрепанным джипом и автоматами Калашникова, выглядело слишком уж общим местом. Заинтриговала сцена явления Макбету будущих королей Шотландии: их таинственно светящиеся фигуры спускаются из-под колосников внутри каких-то громадных «мыльных пузырей». Впрочем, разобрать подробности этой и многих других сцен на киноэкране было трудно: света в спектакле мало, и поэтому даже при великолепной технике, которой отличаются трансляции из Метрополитен-оперы, визуальный облик постановки вряд ли адекватно дошел до кинопублики. Но возникло стойкое впечатление: зрительно спектаклю далеко даже до вполне качественного «Макбета» Мариинского театра в постановке Дэвида Маквикара, не говоря уже о великой постановке Дэвида Паунтни, которую нашим зрителям посчастливилось видеть во время гастролей Английской национальной оперы в 1990 году. Тогда по сцене рекой лилась кровь... зеленого цвета, а королевство Макбета выглядело как пышный карточный домик: ни одной правильной горизонтальной или вертикальной линии, все вкривь и вкось, дунь ветерок или вздрогни земля – тут же посыплется. Блистательная ирония, которой, увы, начисто лишен Эдриан Ноубл.

Добавим, что с 11 ноября по 3 декабря нью-йоркский «Макбет» в записи покажут в Ростове-на-Дону, Казани, Краснодаре, Омске, Мытищах, Сыктывкаре, Рязани, Калининграде, Екатеринбурге, Волгограде, Оренбурге, Иркутске, Челябинске, Уфе, Тюмени, Саратове, Перми, Новосибирске, Нижнем Новгороде, Самаре, Красноярске, Туле.

Тем временем нью-йоркский театр уже готовится к следующей трансляции, которая состоится совсем скоро, в ближайшую субботу. Это будет «Свадьба Фигаро» Моцарта с прославленным петербургским бас-баритоном Ильдаром Абдразаковым в заглавной роли и под водительством великого дирижера Джеймса Ливайна. Благодаря российской компании CoolConnections ее снова увидят зрители Москвы, Петербурга и других городов.

Не обойдется киносезон Метрополитен-оперы и без русского репертуара. 14 февраля нам покажут «Иоланту» Чайковского с Анной Нетребко в заглавной роли и Валерием Гергиевым за дирижерским пультом. Судя по фотографиям на сайте «Мет», это будет вариант постановки, уже осуществленной польским режиссером Мариушем Трелиньским на сцене Мариинского театра.




Треть россиян сталкиваются на работе с психологическим насилием, утверждают социологи. А вас эта проблема коснулась?