11 декабря 2017г.
МОСКВА 
-4...-6°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 59.23   € 69.80
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Вторая жизнь Самотлора

В новых условиях Самотлор еще много лет останется одним из самых эффективных добычных активов «Роснефти». Фото пресс-службы ПАО «НК «Роснефть»
Мария Золотова
Опубликовано 00:13 13 Октября 2017г.

Эксперты дали высокую оценку договоренностям Минфина и «Роснефти»


 

 

Министерство финансов РФ и ПАО «НК «Роснефть» завершили работу по подтверждению расчетного эффекта предоставления инвестиционных стимулов для Самотлорского месторождения. Минфин России в срок до 15 октября текущего года, согласно достигнутым договоренностям, представит законопроект по предоставлению инвестиционных стимулов Самотлорскому месторождению, которое разрабатывается «Роснефтью». При этом налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) в рамках месторождения будет снижаться ежегодно на 35 млрд рублей в течение 10 лет.

«Роснефть», со своей стороны, примет на себя расширенные инвестиционные обязательства в части долгосрочного увеличения объемов добычи, создания новых рабочих мест, роста доходной базы государства, развития региональной инфраструктуры. На это месторождение, заметим, приходится 10% добычи компании.

«Предложенные меры, подготовленные в рамках выполнения поручений президента России по повышению инвестиционной привлекательности «Роснефти» в контексте интегральной приватизационной сделки, позволят нам придать новый импульс развитию одного из крупнейших нефтяных месторождений страны с ощутимым мультипликативным эффектом как для региона, так и для всей российской экономики, — заявил в связи с завершением работы по согласованию глава «Роснефти» Игорь Сечин. — Уже на ближайшем заседании совета директоров компании мы утвердим расширенную программу инвестиций для Самотлорского месторождения и выполнения задач увеличения добычи в целях компенсации предоставленных стимулов».

Достигнутые договоренности высоко оценили и в правительстве России. «Для нас важно было создать экономически рациональные стимулы повышения инвестиционной активности для «Роснефти» на одном из крупнейших месторождений, — отметил министр финансов РФ Антон Силуанов. — Государство выиграет не только от увеличения добычи на месторождении уже в ближайшие годы, но и как контролирующий акционер «Роснефти» получит дополнительный доход в форме повышенных дивидендных платежей». Планируется, что пакет инвестиционных стимулов будет введен в действие с 1 января 2018 года, после принятия соответствующих изменений в Налоговый кодекс РФ.

Позитивный фактор

Инвестиционные аналитики высоко оценили инициативу по предоставлению стимулов для Самотлора. Deutsche Bank, например, отметил позитивное влияние на деятельность «Роснефти» и, не дожидаясь итоговой версии поправок в Налоговый кодекс, повысил целевую цену акций сразу на 10% — до 385 рублей за акцию. Также эксперты ожидают рост чистой прибыли компании на 5%. «Льготы для Самотлора — это двойной выигрыш для акционеров «Роснефти», — пишут аналитики Citi. — Во-первых, сама льгота дает рост EBITDA на 3% в год, а чистой прибыли — на 10% в год, а во-вторых, изменение дивидендной политики «Роснефти» в сторону повышения размера выплаты дивидендов до 50% от чистой прибыли стало следствием переговоров по льготам для Самотлора. С учетом того, что льгота дается на 10 лет, изменение дивидендной политики является долгосрочным». «Корпоративная культура «Роснефти», — продолжают эксперты, — в большей степени ориентирована на прибыль инвесторов, чем принято считать на рынке. Менеджмент компании потратил много усилий для получения льгот, которые в итоге выгодны инвесторам». По мнению Merrill Lynch, инвестиционные стимулы начнут действовать с 2018 года. Аналитики утверждают, что рост EBITDA «Роснефти» в 2018 году от их введения составит 3%. По оценке банка, текущая приведенная стоимость (Present Value) льгот составляет около 4 млрд долларов — 7% капитализации «Роснефти». Goldman Sachs прогнозирует рост EBITDA от льготы на 2,5%, а чистой прибыли — на ~8%.

«Добыча нефти на Самотлорском месторождении без принятия мер будет снижаться в перспективе, — полагает заместитель директора по энергетическому направлению Института энергетики и финансов Алексей Белогорьев. — Это связано с тем, что рентабельность добычи падает. Между тем при текущих ставках НДПИ «Роснефти» просто невыгодно бурить новые скважины. А делать это необходимо, вводить в строй тысячи скважин. И для того чтобы сдержать снижение добычи и в течение ближайшего десятилетия добыть дополнительно еще несколько десятков миллионов тонн нефти, и было сделано предложение по снижению ставки НДПИ. Расчеты по этому вопросу, в том числе независимые расчеты модели нефтегазового комплекса, проводились весной 2017 года. В результате были подтверждены те расчеты, которые изначально провела «Роснефть» и которые говорят о том, что в случае снижения НДПИ для высокообводненных месторождений, в том числе для Самотлора, доходы бюджета не только не снизятся, но даже вырастут. За счет более высокого уровня добычи суммарные доходы будут выше; в то же время, если инвестиционные стимулы не вводить, доходы снизятся».

«В случае введения инвестиционных стимулов произойдет существенный рост инвестиций со стороны «Роснефти», — говорит Алексей Белогорьев. — Соответственно, компания создаст дополнительные рабочие места и даст заказы на новое оборудование, на сервисные услуги по бурению, простимулирует развитие региона и так далее, так что совокупный мультипликативный эффект для экономики будет еще больше, чем просто доходы бюджета. Следовательно, можно только приветствовать тот факт, что Минфин в этом отношении пошел нефтяникам навстречу, отказавшись от первоначальной идеи заменить инвестиционные стимулы включением того же Самотлора в пилотный проект по НДД, налогу на добавленный доход. Ранее предлагавшийся подход для таких месторождений совершенно не годится. Что касается продолжения такой практики стимулирующих мер: Мне кажется, что инвестиционные стимулы затронут не только Самотлор — можно назвать с десяток достаточно крупных месторождений с теми же проблемами. А благодаря введению подобных инвестиционных стимулов можно стимулировать инвестиции в бурение скважин — и за счет этого повысить срок жизни этих месторождений и суммарную отдачу. Соответственно, вырастут и доходы».

Бюджет и компания выиграют

Самотлор открыли в 1965 году. Почти сразу стало ясно, что это крупнейшее нефтегазоконденсатное месторождение СССР, которое станет главным карьерным объектом для нефтяников. Самотлор начали разрабатывать в январе 1969 года. Руководители предприятия «Нижневартовскнефтегаз», которое разрабатывало Самотлор, в погоне за званиями и орденами не считались ни с чем. Все технологические нормы нарушались, из-за сумасшедших темпов отбора нефти к началу 1990-х годов обводненность подскочила до 98%, а конечный коэффициент извлечения нефти упал с 0,5 до 0,2. Это значит, что страна потеряла 2,2 млрд тонн нефти, которые можно было бы добыть при правильной работе.

«Конечно, в советское время эта тема была под запретом, — рассказывает гендиректор «ИнфоТЭК-Терминал» Рустам Танкаев. — После распада СССР крупнейший советский специалист по разработке н-ефтяных месторождений Владимир Щелкачев написал книгу под названием «Анализ разработки крупнейших нефтяных месторождений СНГ и США». Там прекрасно описана история разработки Самотлора со всеми печальными подробностями. Что такое обводненность — 98%? Это значит, что добываемая жидкость содержит 98% воды и только 2% нефти. Глядя на эту субстанцию, неспециалист скажет: «А водичка-то немного пахнет нефтью». Для того чтобы добыть 20 млн тонн нефти на Самотлоре, а примерно столько добывают сейчас за год, надо добыть более 1 млрд кубометров воды, а потом их куда-то деть. Понятно, что отделение нефти и возврат воды в пласт стоит огромных денег».

В последнее время ситуация постепенно стабилизируется. Ценой огромных инвестиций нефтяники постепенно выхаживают месторождение. Обводненность удалось снизить до 95,5%. Это, конечно, все еще много, но прогресс есть. Восстановили и коэффициент извлечения нефти.

 

«Учитывая большие затраты на восстановление Самотлора, правительство России выразило готовность предоставить «Роснефти» инвестиционные стимулы для разработки этого месторождения, — продолжает Танкаев. — Их отсутствие, очевидно, могло бы привести к сокращению налого-облагаемой базы. В результате пострадала бы не столько нефтяная компания, сколько сам бюджет. В 2016 году добыча на Самотлоре составила более 20 млн тонн. В случае отсутствия инвестиционных стимулов она вполне могла бы снизиться до 15 млн. И связано это было бы в первую очередь с сокращением объемов бурения в зонах с низкой нефтенасыщенностью».

В интересах государства

Налоговые стимулы для высокообводненного Самотлорского месторождения, полагает эксперт, приведут к повышению инвестиций в его разработку. Это позволит увеличить фонд эксплуатационных скважин. Уплотнение сетки эксплуатационных скважин приведет не только к стабилизации и увеличению добычи высококачественной дорогой нефти, но и к повышению конечного коэффициента извлечения нефти, а значит, и к увеличению извлекаемых запасов нефти Самотлора, а запасы — это живые деньги на балансе России. В Саудовской Аравии, к примеру, именно за счет уплотнения сетки скважин обеспечивается в последние годы воспроизводство запасов. Простые оценки показывают, что выигрыш от увеличения извлекаемых запасов нефти Самотлора может быть очень велик. «Текущие геологические запасы нефти Самотлора на январь 2016 года были равны 4,5 млрд тонн, извлекаемые — 0,89 млрд тонн, накопленная добыча — 2,7 млрд тонн, то есть конечный коэффициент извлечения (КИН) сейчас составляет 0,5. Если бы КИН удалось увеличить до 0,55, то прирост текущих извлекаемых запасов составил бы 360 млн тонн, или 2,5 млрд баррелей. При последней продаже акций АО «Ванкорнефть» индийские инвесторы заплатили 3,3 доллара за баррель запасов. Значит, прирост запасов мог бы принести России более 8 млрд долларов», — говорит Танкаев.

Эксперт подчеркивает, что Самотлор по нефти выработан на 75%. Нефть месторождения по качеству — одна из лучших в России и, соответственно, одна из самых дорогих. Поэтому правительство РФ заинтересовано в сохранении высокого уровня добычи этой нефти для поддержания высокого уровня налоговых поступлений. К тому же Минфин и правительство понимают, что введение инвестиционных стимулов — часть интегральной приватизационной сделки, которая также предполагает повышение дивидендных выплат.

«Критически необходимые стимулы будут компенсированы за счет новой дивидендной политики «Роснефти», предполагающей выплаты 50% от чистой прибыли по МСФО, — отмечает Танкаев. — Плюс повысится инвестиционная активность компании, вырастут показатели эксплуатационного бурения и увеличатся объемы добычи. Благодаря инвестиционным стимулам будет создан эффективный системный механизм, обеспечивающий высокий уровень бюджетных поступлений от разработки Самотлорского месторождения. Причем практика таких стимулирующих мер должна, на мой взгляд, быть продолжена для повышения экономической эффективности добычи и увеличения синергетического эффекта».

«Есть проблема в том, чтобы обеспечить большой объем добычи нефти на старых месторождениях — она там постепенно сокращается, — считает, в свою очередь, аналитик нефтяного рынка из банка Raiffeisen Андрей Полищук. — И действительно, нужны определенные стимулы, чтобы стабилизировать уровень добычи или хотя бы замедлить снижение темпов добычи на таких месторождениях. При этом при ныне существующей налоговой системе многие компании, особенно на таких месторождениях, как Самотлор, не готовы вкладываться в это — им это просто невыгодно из-за низкой доходности. Соответственно, такая мера, как снижение налога на НДПИ, действительно увеличивает рентабельность подобных месторождений, и компании благодаря этому готовы в них вкладываться, стимулировать бурение».

В результате, по мнению эксперта, на таких месторождениях возможно не только замедление добычи, но и рост. А это значит, увеличение будущих поступлений от налогов в бюджет. Если же компании будут работать без дополнительных инвестиционных стимулов, то добыча на месторождениях типа Самотлорского будет падать. В среднем по Западной Сибири, по имеющимся расчетам, возможно падение по 7-8% в год.

«Благодаря инвестиционным стимулам падение добычи может резко сократиться, а поток налогов в бюджет увеличится. Более того, на некоторых месторождениях типа Самотлора возможен даже рост добычи. Если мы посмотрим, та же «Роснефть» стимулировала дополнительное бурение «Юганскнефтегаза», где добыча ранее снижалась. В итоге на данный момент компании удается увеличивать добычу, и в будущем она еще может ее нарастить. Такие меры благотворны для отрасли в целом. Нужно продолжать практику введения инвестиционных стимулов, как в случае с Самотлором. Конечно, налоговая система в этой области должна меняться, иначе через 20-30 лет мы столкнемся с тем, что у нас добыча на старых месторождениях резко упадет, а заменить ее будет особо нечем. Если говорить о мультипликативном эффекте для экономики от получения «Роснефтью» такого инвестиционного стимула по Самотлору, то следует упомянуть прежде всего дополнительные инвестиции в месторождения, а значит, дополнительное бурение, дополнительные рабочие места и инфраструктура. Без этих мер активность проекта сокращалась бы — а тут даже получается, что будет рост. И понятно, что это будет стимулировать и экономику в целом».


Loading...



Виталий Мутко согласился уйти в отставку «пользы дела для». Ваше мнение по этому поводу.
ЭКСТРЕННЫЙ СБОР НА ПРОТИВОРЕЦЕДИВНОЕ ЛЕЧЕНИЕ НЕЙРОБЛАСТОМЫ IV СТЕПЕНИ, ВЫСОКОЙ ГРУППЫ РИСКА!!! Мишаева Ксюша, 2.5г.