08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КОМУ ПАМЯТНИК?

Владимирова Елена
Опубликовано 01:01 13 Ноября 2004г.
В Думе подготовлена концепция приватизации памятников истории и культуры. В начале декабря на парламентских слушаниях намечено обсудить вопросы законодательного закрепления этих объектов в федеральной, региональной и муниципальной собственности, а также их использования и охраны.

Как говорят депутаты, самое главное - не форма собственности, а механизмы управления этим достоянием, гарантии его сохранения и разумного использования. Памятники будут разграничены по категориям - по их значимости. У каждой категории свой пакет "обременений" - сервитутов, ограничивающих права. Чтобы четко было прописано, что с собственностью делать можно, а чего нельзя. Наряду с этим, разумеется, появятся и механизмы защиты прав собственника.
По мнению специалистов, приватизация культурного наследия - дело чрезвычайно сложное и затяжное. Пока у нас есть закон о приватизации государственного и муниципального имущества, где сказано, что недвижимость (в том числе памятники) при приватизации оценивается по рыночной стоимости. Вопрос в том, как оценить памятник, какими суммами измерить его историческую и культурную значимость. Ввиду размытости критериев, как полагают эксперты, приватизация коснется пока лишь памятников регионального значения. Но в любом случае Эрмитаж и Большой театр с молотка не пойдут.
А самый спорный и часто запутанный вопрос, как показала жизнь, - реституция. Некоторые потомки тех, кому до революции принадлежали исторические особняки в центре Москвы, Питера и других небедных городов, продолжают отстаивать свое право на родовые владения прабабушек и прадедушек. Но у законодателей эти поползновения понимания не находят.
Виктор ПЛЕСКАЧЕВСКИЙ, глава Комитета по собственности Госдумы:
- Мы тему реституции даже поднимать не намерены. Я не знаю ни одного прецедента, чтобы такой вопрос рассматривался спустя 80 с лишним лет после изъятия собственности. К тому же часть недвижимости безвозвратно утрачена, а сохранившаяся давным-давно поменяла свое назначение. У нас дворянские родовые гнезда под что только не приспосабливались - под дома пионеров и престарелых, казармы военных, склады... Имущество сто раз поделено, земля перекроена. А сколько наследников бывших владельцев разбрелось по белу свету? Их надо (если этим заниматься) найти, пересчитать, а еще доказать, что кто-то имеет преимущественное право.
Будь возможность однозначно определить наследника - я бы даже согласился с тем, чтобы дать ему преференции на торгах, где, скажем, особняк его предков пойдет с молотка. Но это нереально. Поэтому нас сейчас интересует не вопрос наследования, а механизмы управления памятниками.
Владислав ЛУКЬЯНЕНКО, зам. начальника Главного управления охраны памятников московского правительства:
- С одной стороны, закон не запрещает передавать в пользование любому человеку памятник культуры, если он выиграет конкурс на приватизацию и способен его содержать. С другой, действует мораторий на приватизацию памятников федерального значения. Вдобавок вообще неясно, где памятники федеральные, а где городские. Правительство Москвы по этому поводу направило запрос в Конституционный суд, настаивая на разграничении полномочий.
Теперь - что касается бесплатной передачи наследникам таких объектов. Мы считаем: это возможно лишь в том случае, если дом практически разрушен и надо вкладывать большие деньги в восстановление. Хочешь спасти памятник - никто препятствовать не будет. Другое дело - аренда, тут и сейчас никто препятствий не чинит. Десятки зданий в Москве уже арендуются физическими и юридическими лицами. Это вполне нормальная практика. Например, известный актер Пороховщиков арендовал дом прадеда.
ИЗ ПЕРВЫХ РУК
Наш корреспондент попыталась узнать, каково быть арендатором. И вот что поведал нам актер и режиссер Александр Пороховщиков, взявший на 49 лет в аренду домик своего прадеда в Староконюшенном переулке Москвы.
- Александр Шалвович, трудно стать арендатором исторического объекта?
- Не то слово - на редкость муторный процесс. Бился и бьюсь с этой арендой с 1995 года. В свое время за меня замолвил слово перед мэром Святослав Николаевич Федоров. Как раз тогда пошли разговоры про реституцию, и Лужков разрешил мне аренду. Однако средств на реставрацию деревянного домика никто не дал, а он был в ужасном состоянии. В конце концов пришлось поделиться землей с застройщиками дома по соседству, чтобы те выделили деньги. Если найдем субарендаторов, то дело будет двигаться, а так оно неподъемное.
- Может, другие представители рода помогут? В одном из своих интервью вы говорили, что они живут в Англии, Франции, даже в Индонезии.
- У меня действительно по всему миру родственники объявились. После того, как на фестивале во Франции показали мою картину, из Индонезии, Австралии родня позвонила. Конечно, они в основном состоятельные люди. Но я не хочу попрошайничать. Хочу сам создать музей прадеда и только потом пригласить всех в Москву.
- Надо полагать, ваши предки владели не только этим деревянным домиком?
- Прадед был фабрикантом - имел заводы, немало домов в Москве и Питере, виллы в Финляндии и во Франции. Конечно же, и круглый счет в банке был. Да кто ж теперь все это нам вернет? Никто и никогда.
Единственное, чего хочу: чтобы при приватизации памятники истории и культуры попали в руки тех, кто в истории и культуре разбирается, а не новым русским - денежным мешкам. Ведь для них это лишь вопрос престижа - сегодня "мерседес", завтра собственный дворец. Спекуляций на тему приватизации памятников культуры сегодня много, а чтобы, как я, взять на полвека в аренду дом, реставрировать его и превратить в музей, таких желающих вряд ли много найдется.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников