10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕ ДОЖИЛ ДО СУДА

Вера Дмитриевна до сих пор не может смириться с гибелью сына. Какой-то злой рок постоянно преследовал ее мальчика. В 1994 году пришло время служить в армии, и Василий попал в Грозный. Она вспоминает, как тревожилась, переживала, что от него нет долго писем. И вдруг весточка: "Я в составе танковой бригады в Чечне..." Василию довелось побывать в самом пекле той войны.

Домой он вернулся совершенно другим человеком. Несколько месяцев не мог найти работу, потом устроился матросом в Беломорско-Онежское пароходство. Надеялся попасть на известный теплоход "Михаил Ломоносов". Но опять-таки судьба распорядилась по-иному: Василий получил три года условно за незаконное хранение наркотиков. Только тогда Вера Дмитриевна с ужасом узнала, что ее сын был наркоманом. Поняла, почему Василий часто вечерами уходил из дома. После суда он признался, что "травку" курить начал еще на войне.
Следующий раз Василия задержали по подозрению в совершении разбойного нападения на квартиру. Следствие закончилось, и Василий дожидался в СИЗО решения суда. Но так и не дождался. Умер в Медвежьегорске, в специализированной больнице. Причина - острый стафилококковый сепсис, или заражение крови.
На последнем свидании Василий выглядел плохо, сказал матери, что "немного приболел". Попросил прийти через неделю вместе со старшей сестрой Леной. Мама и Лена пришли, но свидание с Василием не состоялись. Им сообщили, что он не может выйти "по состоянию здоровья". Естественно, родственники забеспокоились. Фельдшер объяснил:
- Ничего страшного. Василий поранил ногу, в рану попала грязь, образовался нарыв.
- Так почему вы не оперируете? - удивилась Вера Дмитриевна.
- У нас сейчас нет хирурга. Как только наберется группа для отправки в медвежьегорскую спецбольницу, так вашего сына и отвезем туда.
- А нельзя ли эту операцию сделать срочно, в городской больнице? Ведь Вася, пока не было суда, только подозреваемый, а не преступник.
- В гражданскую больницу мы не отправляем. У нас проблемы с конвоем, не хватает людей...
А через несколько дней Вера Дмитриевна получила телеграмму из медвежьегорской больницы, в которой и сообщалось, что Василий умер от стафилококкового сепсиса.
Старшей сестре Елене, которая поехала за телом Василия, выдали только свидетельство о смерти. Заключение о вскрытии и личную карточку показать отказались. "Не положено", - услышала она.
После похорон Елена снова поехала в медвежьегорскую больницу. Разговаривала с дежурным врачом, пыталась выяснить, почему не смогли помочь ее брату.
- Нам его привезли в коматозном состоянии, - ответил доктор. - Шансов на успех было мало, но мы решили оперировать. Безрезультатно. Если бы его привезли на неделю раньше, мы смогли бы сохранить ему жизнь. В смерти вашего брата сотрудники больницы не виноваты. Мы сделали все, что смогли.
Отказались признать себя виновными в смерти Василия и медики следственного изолятора Петрозаводска.
- Это неправда, - парировала главный терапевт медчасти СИЗО. - Мы отправили в больницу вашего брата в полной памяти. Будь он без сознания, конвой не стал бы его сопровождать, ведь до Медвежьегорска четыре часа езды на поезде. Мы не виноваты в его гибели...
Теперь трудно добиться правды, как и ответить на вопрос: кто конкретно виноват в гибели Василия? Сотрудники медвежьегорской больницы кивают на медиков следственного изолятора, те, в свою очередь, - на персонал спецбольницы. Сегодня жизнь и законопослушного человека ценится-то не слишком высоко. Что ж говорить о зэке: умер - и Бог с ним... Такие наши нравы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников