03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КРАБЫ ИЗ УЛАН-БАТОРА

Янченков Владимир
Опубликовано 01:01 14 Января 2005г.
Хищение морских биоресурсов в Тихоокеанском бассейне наносит стране все более серьезный экономический ущерб. Только в минувшем году за незаконную добычу и транспортировку морепродукции силами береговой охраны Пограничного управления ФСБ России по Приморскому краю задержано 238 судов, из них 33 - иностранных. Это в два раза больше, чем в 2003 году. Сумма наложенных штрафных санкций составила свыше 60 миллионов рублей и 285 тысяч долларов США. Но это лишь верхушка айсберга. Об этом в эксклюзивном интервью газете "Труд" рассказывает заместитель начальника управления, руководитель береговой охраны контр-адмирал Александр ИВАНКОВ.

- Есть ли основание утверждать, что в регионе действует жестко организованная рыбная мафия?
- Да, причем мафия международная. Нас все больше беспокоит сращивание браконьерства с наиболее опасными проявлениями организованной преступности, нередко - с участием иностранных криминальных группировок. Чувствуя нарастающее давление пограничников и правоохранительных органов, браконьеры идут на все новые ухищрения.
Сотни рыболовецких судов с российскими экипажами, к примеру, бороздят моря под флагами "удобных" государств - Гондураса, Камбоджи, Панамы, Фиджи и других. Однажды нами было задержано браконьерское судно, якобы приписанное к порту Улан-Батора - столице Монголии, где о морях знают лишь понаслышке. Так браконьеры не только уходят от налогообложения, к ним трудно применить нормы российского законодательства. В этих случаях практически невозможно привлечь к ответственности юридическое лицо (судовладельца), еще сложнее взыскать с него штрафные санкции. Уйти под иностранную крышу российским браконьерам очень просто: за рубежом существуют фирмы, где за 2-3 тысячи долларов США можно спокойно приобрести полный пакет всех необходимых документов вместе с государственным флагом того или иного государства.
У международной рыбной мафии существует четкое "разделение труда". Скажем, браконьеры-иностранцы занимаются только добычей морепродуктов, а их доставку в иностранные порты осуществляют специальные "транспортники", на которые прямо в море перегружаются незаконные уловы. Появились даже суда, якобы перевозящие краба, скажем, из Японии в Корею и наоборот. Абсурдность этих рейсов для всех очевидна, но не придерешься: команды обеспечены необходимыми документами, хотя и явно липовыми.
А к каким только хитростям не прибегают браконьеры, чтобы скрыть от пограничников место нахождения своих судов! Согласно правилам каждое судно оборудовано специальным датчиком технического контроля, который через космос позволяет постоянно фиксировать его курс. Чтобы избежать контроля, нарушители надевают на датчик обычное цинковое ведро, и сигнал блокируется.
Другой браконьерский прием - подмена самих датчиков, установка таких аппаратов, которые способны внести коррективы в космическую систему связи. Судно ведет незаконный лов, но точка его нахождения в море с помощью ложной программы изменена, отброшена на сотни морских миль. Поди найди нарушителя! В таких случаях нам остается лишь документально фиксировать отсутствие судна в указанной (фальшивой) точке и выходить на судовладельца.
Браконьерский промысел приносит рыбной мафии баснословные барыши, преступники действуют решительно и нагло. Минувшей осенью был такой случай. Патрульным пограничным кораблем "Манчжур" с океанской стороны острова Итуруп (Курильская гряда) в исключительной экономической зоне России было обнаружено тайваньское судно "Cheng Hui-I", ведущее незаконный лов. Заметив пограничников, браконьеры стали уходить, игнорируя все сигналы. Даже огонь с самолета пограничной авиации не остановил нарушителей. Тогда, используя преимущество в скорости и водоизмещении, "Манчжур", сблизившись с браконьерским судном, произвел скользящий удар своим бортом, а моряки-пограничники с помощью пожарных гидрантов обрушили поток воды в фальштрубу судна-нарушителя. Главный двигатель заглох, и шхуна была вынуждена лечь в дрейф. На ее борту пограничники обнаружили 160 тонн сайры-сырца и 40 тонн кальмара.
- В достаточной ли мере действия службы береговой охраны подкреплены российским законодательством?
- Вы затронули крайне больной для нас вопрос. Браконьеры умело используют несовершенства законодательства, многие статьи и пункты которого - не в пользу государства. Возьмем основную - 256 статью Уголовного кодекса РФ. В качестве наказания браконьеру, нанесшему государству ущерб на миллионы долларов, она предусматривает всего два года лишения свободы или штраф в 500-700 минимальных размеров оплаты труда. Практически на одну доску поставлены человек, укравший на ферме пустой бидон из-под молока, и матерый преступник, грабящий государство.
Но и эта мера наказания существует зачастую лишь на бумаге. Как правило, капитаны-нарушители, даже если они оказываются на скамье подсудимых, получают по уголовным статьям условные наказания. На бортах задерживаемых нами судов мы обнаруживаем до 15 и более тонн краба. Помножьте один килограмм на 15 долларов США, что получится? Четверть миллиона долларов. И за этот ущерб браконьер никакого наказания практически не несет. Чего же ему бояться?
Существует установленная законом такса денежной компенсации причиненного государству ущерба. Скажем, задержали мы браконьерское судно, на борту которого - 15 тонн живого еще краба. Согласно таксе мы имеем право взыскать с браконьеров 50 процентов стоимости улова, если краб снулый или поврежденный. Но хитрый капитан заявляет: "Согласно международному закону о животном мире требую выпустить краба в среду обитания!" Поскольку краб вроде бы живой, мы его выпускаем. А потом суд констатирует: краб выпущен, никакого ущерба государству нет. Хотя всем ясно, что краб, поднятый с глубины 200-250 метров, неизбежно поврежден и ущерб есть. Но необходимых научных разработок и рекомендаций нет, в итоге ничего не докажешь. А ведь только в прошлом году нами выпущено в море с задержанных судов краба на 156 миллионов рублей. Выход есть: распространить 50-процентную таксу на все случаи подобных задержаний, и государство не будет внакладе. Но для этого нужно поправлять законодательство. Мы давно направили в соответствующие инстанции свыше 20 предложений по совершенствованию правовой базы - никакой реакции.
Подводных "рифов" у береговой пограничной службы, к сожалению, предостаточно. Скажем, в рамках гособоронзаказа нам выделяется не более 40 процентов расчетной суммы, хотя эта самая расчетная сумма - тот минимум, без которого флот существовать не может. А на приобретение таких необходимых вещей, как швартовые, якоря, спасательные шлюпки, перчатки, запчасти для дизель-генераторов и другие предметы, и вовсе выделяется лишь пять процентов необходимой суммы.
В итоге одновременно в море может выйти лишь не более половины наших судов и кораблей, другая остается неукомплектованной. Мы готовы даже отказаться от ремонта, скажем, одного корабля, чтобы на сэкономленные деньги полностью оснастить 5-6 других. Но такого права нам никто не дает, считают это нецелевым использованием денег. Получается, что порядок охраны границы и биоресурсов определяет не пограничное руководство, а какие-то бухгалтеры, финансисты. Где же здравый смысл? В итоге для того, чтобы отправить корабль в море, мы вынуждены снимать с других кораблей шлюпки, плоты, другую оснастку... А браконьеры таких проблем не знают, у них средств на все хватает.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников