04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ, - РУКИ ВВЕРХ!

Позвольте во второй и, надеюсь, в последний раз обратиться к неспортивному вопросу - зимние Игры и меры борьбы с террором. Делаю это не для того, чтобы описывать собственные эмоции в этой связи. Хочу, чтобы читатель все-таки лучше прочувствовал, в какой атмосфере проходят эти Игры.

Осточертели очереди к спортивным аренам. В вечном олимпийском цейтноте, когда стадионы и дворцы разбросаны по округе на десятки километров, нельзя же тратить по часу, иногда по два на прохождение изнурительного контроля, частенько заканчивающегося личным досмотром. Информация дается с боем. Каждая строка обходится в немало зря потраченных нервных клеток. Доступ к спортсменам строго ограничен, что мне совершенно понятно и вполне объяснимо. Надо охранять. Необходимо быть бдительным. Если требуется, даже карать. Но не измываться из-за несовершенной системы безопасности, на которую потрачено больше 400 миллионов долларов, над ни в чем не повинными людьми. 15 тысяч работников секьюрити на 5 тысяч безропотных членов олимпийской семьи - это, согласитесь, много. В местной прессе появилась информация: в район Олимпиады, помимо уже упоминавшихся сил безопасности, стянуто 15 тысяч военных, среди которых 10 тысяч вооруженных десантников. Это, как утверждается в местной прессе, больше, чем в районе боевых действий в Афганистане.
Вот вам лыжный стадион, наиболее благоприятный и доступный объект, где не так "шмонают" (невольно перехожу на жаргон), как в центре города. Полтора часа езды, и автобус из главного пресс-центра становится в очередь на КПП. Знакомая уже дама-офицер берет бумагу с надписью "Проверка на безопасность прошла" у шофера. Следуют вопросы: сколько человек, откуда, просят открыть багажное отделение и проверяют металлоискателями с зеркальцами. Одна такая проверка, затем менее тщательная, и вот, выскочив из бокса, пристраиваешься в очередь на персональный досмотр.
И начинается. Сначала предварительные вопросы, затем проход через чувствительнейшую металлическую рамку, такую, что звенит даже российский полтинник, случайно затерявшийся в кармане. Потом расстегиваются молнии на сумке:
- Покажите, как работает спусковой механизм фотокамеры. Нажмите на кнопку "пуск" магнитофона. Что за вода в пластмассовой бутылке?
- Минеральная, купленная за доллар 25 центов в главном пресс-центре.
- Отпейте, пожалуйста. Теперь еще два глотка.
- По утрам не пью.
- А сейчас придется. И выньте эти лекарства из фольги. Спасибо. Теперь включите и выключите мобильный телефон. Отлично.
Еще несколько минут настойчивого обыска. Становлюсь перед охранницей, она шарит по мне, будто по очевидному контрабандисту. И наконец все о'кей. "Проходите, пожалуйста, хорошего вам дня". Хорошего?.. Я не сгущаю краски. Мне вторит наша лыжница Лариса Лазутина:
- Здесь я все время чувствую себя виноватой. Роются в моих вещах, в моей сумке. Я понимаю, что, наверное, так и требуется. Но как все это вытерпеть?
А потом разговор заходит о контроле на допинг. Тоже необходимое дело.
- Но я мечтаю: скорей бы все это закончилось, - признается Лазутина. - Проба за пробой. Почему постоянно приходится что-то кому-то доказывать?
Юля Чепалова более молода и гораздо более категорична:
- Они замучили меня с проверками (наш лидер употребила слово более сильное. - Автор). Сколько этих тестов было... Брали мочу, кровь из вены, из пальцев. Теперь почему-то из уха. Не знаю, что еще. На днях перед соревнованиями ко мне заявилась какая-то женщина, которую я никак не назову приятной. Так она, простите, даже в туалет за мной ходила.
Проверяющие в камуфляже все без исключения вежливы. Никаких личных оскорблений. Но, кажется, тишина может взорваться в любую секунду, настолько напряжены ищущие и подозреваемые. Никаких возражений не принимается. Стоило французу-фотографу начать снимать длиннющую очередь, как его камеру тотчас отобрали и вернули лишь с солидным внушением. У моего соседа по "камере" в мотеле - самарского журналиста Сергея Волкова чужие неумелые пальчики вообще исковеркали спусковую кнопку: жали на нее что было сил.
Система олимпийской безопасности, повторяю еще раз, нужна. Но она сложна, назойлива. Да, может, быть, неведомому нам террористу под условным именем бен Ладен благодаря энергии и мужеству хозяев Игр не удалось сорвать Олимпиаду. А вот превратить ее из вселенского праздника в утомительную процедуру с личным досмотром, где подозреваются все без исключения, подлец бен Ладен ухитрился.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников