03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СТРАСТИ ПОД ДЕТСКИМ ГРИБОЧКОМ

Бадаева Евгения
Опубликовано 01:01 14 Февраля 2004г.
Нелегка доля погорельца: вот уж скоро год как мыкается по чужим сценам труппа Московского академического музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко, где прошлым летом случился пожар. Конечно, коллеги из других театров "входят в положение", но то даты для спектаклей выделят неудобные, то ехать к доброхотам приходится чуть не на край города...

Вот и на самый-самый первый премьерный спектакль "Тоска" большинство музыкальных критиков Москвы не попало, поскольку Детский музыкальный театр имени Наталии Сац предоставил коллективу-скитальцу кров именно тогда, когда в Большом давали премьерного же "Мазепу". А в день второго представления знаменитой оперы Джакомо Пуччини и вовсе случилось ЧП: публика целый час ждала, пока из центра на юго-запад столицы пробьется сквозь заносы и пробки трейлер с музыкальными инструментами...
Честно говоря, не хочется журить людей, работающих в чрезвычайных условиях. Хотя и больше чем "уд" за режиссуру, продемонстрированную Людмилой Налетовой, и на каком-нибудь гитисовском экзамене вряд ли поставили бы. Ну не сталкиваются актеры на сцене в полутьме - и на том спасибо. Не больше восторга вызвало и художественное решение Елены Степановой. При виде детского грибочка, призванного изображать римскую часовню, или "эмоциональных" шевелений задника, словно продуваемого сквозняком, в сознании невольно возникало слово... даже не "скромность" (это было бы как раз признанием достоинств), а "скудость".
Но в конце концов в большинстве своем публика ходит в оперу ради музыки, голосов. Из солистов на достойном уровне находился только Евгений Поликанин, чей неувядаемый баритон вполне передал "отрицательное обаяние" вельможного злодея Скарпьи. Тут ветеран дал большую фору молодым артистам - Ирине Ващенко (Тоска), красивому драматическому сопрано которой не хватает столь нужных в этой партии ярких верхних нот, и Михаилу Урусову, тенор которого, вообще-то неплохой, нынче невесть почему звучал тощевато, к тому же с назойливой "слезой".
Оркестру под управлением Вольфа Горелика не всегда было уютно в акустически непривычном зале (замечу, что в отличие от "станиславцев" свои родные, "сацевские" артисты обычно выступают здесь с микрофонной подзвучкой). Зато недостаточные размеры оркестровой ямы парадоксальным образом привели к интересным пространственным эффектам: скажем, челеста с арфой, вынесенные в левую часть зала, и глухо отвечающие им откуда-то справа литавры воссоздавали богатую звуковую атмосферу Рима с его колокольной стереофонией...
Аплодисменты и возгласы "браво", огласившие слегка поредевший к одиннадцати ночи зал, воспринимались прежде всего как знак восхищения композиторским гением великого Пуччини, ну и, конечно, как благодарность "станиславцам" за их энтузиазм. Напомню: погорелому театру работать в столь тяжелых обстоятельствах еще минимум полтора года - пока не вступит в строй сооружаемая рядом с пожарищем новая сцена. Тогда, рассказал мне главный режиссер театра Александр Титель, станет возможным осуществление многих по-настоящему масштабных замыслов. Таких, как, например, опера "Игрок" Прокофьева - роскошная, но почему-то обруганная большей частью критики постановка, выполненная Геннадием Рождественским на сцене Большого, - вылетела из репертуара ГАБТа, не продержавшись и нескольких представлений...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников