07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВНЕ ИКРЫ

Бог дал нашей стране богатство, которое по прибыльности могло бы соперничать с нефтедобычей. Я говорю о Волге и тех осетровых и других породах ценных рыб, которые водились в ней. Когда-то. Мы сделали все, чтобы уничтожить это естественное, даром нам давшееся богатство: перегораживали реку плотинами, травили ее химикатами, и все нам казалось, ничего, богатства так много, что если чуток убавится, то в общем не убудет и русская марка "caviar malossol" всегда будет господствовать на мировом рынке. А то как же? Ведь осетры-то - наши. И вот мы дожили до времени, когда два года подряд коммерческий лов осетров на Волге был закрыт - нечего было ловить. Все "выдрали" браконьеры еще в море.

Сегодня почти вся осетрина, продающаяся на оптовых рынках, - нелегального происхождения. И уж заведомо можно сказать, что каждая икринка (продается она в "Седьмом континенте" или на обычной оптушке) добыта воровским, незаконным путем. Вам случалось скупать краденое? Если вы покупали черную икру, то да. Вот почему Всемирный фонд охраны дикой природы (WWF) выступил с акцией "Я не ем черную икру". Проблемы браконьерства и восстановления осетровых на Каспии неизмеримо шире. Но каждый из нас может добровольно не участвовать в преступлении. Быть вне икры.
Лет семь назад заместитель директора Каспийского НИИ рыбного хозяйства Д.Н.Катунин обмолвился, что промысловые запасы осетров в Каспии будут исчерпаны как раз к 2007 году. Тогда в это не верилось, не хотелось верить, хотя и тогда уже браконьерский лов превышал государственный в десять раз, а о размахе этого лова мог свидетельствовать такой случай. Однажды астраханская милиция решила устроить показательный антибраконьерский рейд. Вышли в море на катере, взяли с собой кинооператора, чтобы воочию фиксировал черные браконьерские дела. Поскольку без милицейской "крыши" браконьерство и дальнейший сбыт рыбы не могли бы существовать, участникам рейда важно было отыскать в море "чужих" браконьеров, а не тех, которые платят им мзду. И им повезло. Очень скоро налетели на целую браконьерскую флотилию. Браконьеры и не думали удирать: спокойно выбирали сети, пороли икру, попавших маломерок и самцов выбрасывали за борт, охотно позировали, улыбались загорелыми лицами... Потом подошел катер с установленным наверху танковым пулеметом. Участников рейда быстро нейтрализовали, камеру отобрали, катер на буксире отвели в Махачкалу. Милиционеров посадили в тюрьму. Начались допросы. Через некоторое время на местном телевидении был показан фильм про то, как астраханская милиция пособничает браконьерам. Все показано: снасти, икра в ведрах, улыбающиеся беспечные лица браконьеров... Кончилось тем, что одному из рейдовой группы каким-то образом удалось бежать, и он через Калмыкию как-то добрался до Астрахани. Там сразу смекнул: плохо дело. Нужно звонить в Москву. Если Москва не вступится - все, засудят, посадят...
Пирамида браконьерства устроена очень примитивно, хотя и громоздко. Низшее ее звено - экипаж выходящей в море браконьерской байды - "отстегивает" всем - рыбоохране, милиции, погранцам, отчасти ФСБ. Каждый сидит в своей доле. На этом чудесным образом возникают потом дворцы с колоннами, иномарки, детки за границей... Ибо цена, по которой браконьеры сдают икру своим "хозяевам", равняется 300 - 400 рублям за килограмм (!!!), а в магазине "Перекресток" 113-граммовая баночка белужьей икры стоит 2800 - 2900 рублей. Чувствуете разницу? Но, воскликните, возможно, вы: разве - разве! - и в магазине нам предлагают икру, мягко говоря, краденую? Да. Краденую. Другой в продаже просто нет. Разумеется, существует несколько способов "легализации" браконьерской икры. Один из них - псевдоконфискация. Т.е. пойманная браконьерами рыба и икра "конфискуются" правоохранительными органами, составляется акт о конфискации, после чего по закону продукция должна поступить в торговую сеть... Однако магазины вопрос о происхождении продукта не волнует. Их волнует вопрос соответствия ГОСТу. И вот икра развешивается в фирменную тару, закатывается фирменной крышкой. Где? Да на тех же рыбзаводах, которым - шутка ли! - не останавливаться же из-за того, что рыбный промысел совсем захирел? Людям работать надо.
Другое дело - икра, которая поставляется на экспорт: каждая партия икры, которая уходит на Запад, сопровождается специальным разрешением, подтверждающим законность происхождения данного образца. Сейчас еще вводятся специальные маркировки поперек крышки с различными степенями защиты. Но количество этой легальной икры, о которой известно все - когда и на какой тоне она выловлена и т.д. - сравнительно невелико. И почти вся она идет на экспорт. Лишь ничтожная доля остается для высоких правительственных приемов. А в остальном - увы! Мы возвращаемся на известные уже круги.
Наивный вопрос - почему браконьерство стало настоящим бичом каспийского рыболовства и в наши сравнительно цивилизованные дни самым варварским образом приканчивает остатки осетров на Каспии - имеет такой же простой ответ - потому что оно выгодно всем. Кроме природозащитных организаций да, как это ни странно, самих браконьеров. Потому что это тяжелый, неблагодарный труд, когда, несмотря на все "подмазки", ты легко можешь оказаться виноватым перед всеми, и никто не будет тебя защищать. Потому что может испортиться погода и разгуляться такой шторм, при котором никакие моторы не спасут, а уж если один откажет, да еще зимой... В год на Каспии гибнет около 100 браконьерских экипажей.
Вообще браконьерство приняло характер стихийного бедствия, когда рухнуло то, что когда-то называлось народным хозяйством, а вместо этого не возникло... ничего.
Специалисты WWF обследовали одно из самых злостных браконьерских гнезд - поселок Лагань на побережье Калмыкии. И что выяснилось? Выяснилось, что раньше, до начала 90-х, здесь был завод, производящий рамы, прицепы, кузова для ЗИЛа. И этот завод кормил поселок. Поселок большой. Вокруг - степь. Заниматься сельским хозяйством бесмысленно из-за засоленных почв. Поэтому, как только завод остановился, все мужское население подалось в браконьеры. Все-таки хоть 300 долларов с одного выхода в море браконьер имеет... А таких поселков по каспийским берегам - сотни, если не тысячи. И не только в России: в Азербайджане, в Иране, в Туркмении, в Казахстане. И все живут грабежом моря. Азербайджанцы свою икру сбывают через Турцию в Арабские Эмираты. Казахстан часть икры контрабандно вывозит в Китай и опять же в Россию. Сейчас рыбные запасы Каспия настолько истощены, что начинаются войны браконьерских кланов друг с другом - зайдешь не в свою акваторию - по тебе и из автомата могут шмальнуть. Собственно, акция WWF, призывающая к отказу от черной икры, - это не только предложение отказаться от привычного за праздничным столом деликатеса - но и призыв бросить взгляд туда, откуда эта икра пришла, узнать, чем она оплачена...
Я спросил руководителя программ WWF Алексея Вайсмана, не кажется ли ему наивным призыв к отказу от черной икры, когда в глубине ее производства задействованы такие мощные экономические механизмы.
- Когда в минувшем году мы начинали эту кампанию, она отнюдь не была наивной. Дело в том, что мы выяснили, что основным контингентом, формирующим рынок икры - в Москве, в Питере, в других крупных городах, являются отнюдь не новые русские, завсегдатаи Куршевеля, которые едят ее ложками в серебряных ведерках. 60% этого рынка составляли простые люди, которые покупали одну-две баночки в год. На юбилей, на Новый год, больному ребенку, родственнику в больницу...
И тогда была надежда, что промысел загнется сам собой. Рыбы становилось все меньше, и, чтобы ее добыть, требовалось все большее, как говорят специалисты, "промысловое усилие". А прибыль, соответственно, падала. А потом спрос на черную икру у нас вслед за Западной Европой стал виповским - и у промысла сразу возникли новые стимулы. Если потребление икры становится чисто демонстрационным, то, учитывая финансовые возможности и уровень дури наших нуворишей, которые девок купают в шампанском по цене 15000 евро за бутылку, - икра выходит из-под действия рыночных механизмов. Поэтому сейчас потолок цен - он улетит вверх, и что будет - я не знаю. Потому что год назад действительно было похоже, что будет умирать промысел. А сейчас оказалось, что у этого промысла есть такой мощный ресурс, как платежеспособность наших vip-персон.
- Вам не кажется, что этим vip-персонам наплевать на ваши призывы?
- Но среди богатых вполне нормальные люди есть. Для которых то, что они покупают и едят ворованное, - просто неприемлемо. Может быть, они свои капиталы в 1990 годы нажили далеко не самым честным путем, но теперь не хотят продолжать жить в этом ключе. Это раз. Во-вторых, мы в этой кампании не только увещеваниями ограничиваемся. На следующей неделе как раз сдадим в лабораторию несколько образцов черной икры на содержание различных загрязнителей, опасных для здоровья. Хотя и без лабораторного заключения известно, что в черной икре сейчас - полная таблица Менделеева, и если раньше считалось, что она целительна, ослабленному в больницу - первое дело, то теперь - с точностью до наоборот. Ванадий, стронций, свинец и различные другие загрязнители в огромном количестве.
- Если обнародовать такого рода информацию, икра "диких" осетров вскоре никому не будет нужна.
- Так и произойдет. И единственная альтернатива этому - рыбоводство. В свое время мы построили первые рыбозаводы, первыми научились "доить" осетров на икру, первыми стали создавать маточные стада, когда после нереста рыба не уходит обратно в море, где набирается всякой дряни, а живет постоянно в нормальных экологических условиях. Мы лидировали в этой области, и что же? Сейчас - в самом хвосте. Крупнейшим производителем осетрины и икры становится Китай - уже сейчас там производится около 100000 тонн осетрины в год. Столько не ловили на Волге даже в лучшие годы! А к 2015 году китайцы собираются производить 250000! И ведь произведут. За ними идут Франция, Италия, Уругвай...
Что обиднее всего? То, что пока мы уничтожаем остатки своих осетров, продолжаем кормить рыбную мафию, относимся с высокомерным презрением к богом проклятым "добытчикам моря", люди занимаются делом. Если уж Уругвай производит черную икру! Мы все время говорим о "стратегиях" - социальных и экономических - а люди целого прикаспийского региона брошены на произвол судьбы. Разумеется, производить кузова и прицепы в двух тысячах километрах от ЗИЛа как-то нелепо, но построить в поселке Логань рыбоводный завод - это будет решение и социальной, и экологической проблемы. Дельта Волги представляет идеальные условия для рыбоводства. Почему мы остановили то, что начали? Почему отдали рыбные запасы на откуп преступникам? И я готов подписаться под девизом WWF - пока в море ведется варварский промысел, пока из-за икры гибнут люди, покуда от "икряных денег" пухнут счета коррумпированных чиновников во всем государстве, не ешьте черную икру!
Только когда мы отмоем ее от всей грязи, которая налипла на нее, сумеем, как китайцы или французы, построить заводы, которые работают по нашим же технологиям, сумеем победить всех приставших к "икряному бизнесу" представителей властей, перекупщиков, торговцев из-под полы - можно будет с облегчением сказать: "Ешьте! Ешьте, дорогие, чтоб за ушами пищало!"


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников