07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВОПРОСОВ БОЛЬШЕ, ЧЕМ ОТВЕТОВ

Степанов Андрей
Опубликовано 01:01 14 Марта 2002г.
Израиль встретил председателя Совета Федерации Сергея Миронова и сопровождающих его представителей МИДа, журналистов цветущими персиками и вишнями, весенней волной жары и до крайности обострившимся палестино-израильским противостоянием. Свой первый зарубежный визит в таком качестве Сергей Миронов совершил по приглашению председателя израильского кнессета Авраама Бурга.

Выбранные для посещения регион и время навевали мысль о возможной российской инициативе по выходу из ближневосточного порочного круга насилия и возвращения сторон к столу переговоров. Однако спикер Совета Федерации поставил точки над "i", разъяснив, что цель поездки - изучение ситуации "по первоисточникам" и укрепление двусторонних российско-израильских отношений, прежде всего между законодательными органами. Уровень двусторонних политических контактов ныне весьма высок, а вот имеющее немалый потенциал торгово-экономическое сотрудничество который год топчется на месте.
Казалось, все шло по накатанной колее в соответствии с подробной программой двухдневного визита, предусматривавшей плотную череду встреч с израильскими политическими лидерами и руководством палестинской автономии. Но после затянувшейся беседы с израильским премьер-министром Ариэлем Шароном и радушной встречи в кнессете с его спикером Авраамом Бургом, а также лидерами политических партий Сергей Миронов, выйдя к журналистам, сделал заявление, прозвучавшее как сенсация. Я, сказал он, отказываюсь от запланированной поездки в Рамаллу для встречи с палестинским лидером Ясиром Арафатом, поскольку "не готов к такому жесту вежливости", и решил сосредоточиться на израильской позиции, в которой, как он сообщил, появились существенные подвижки. Во-первых, это решение израильского кабинета снять блокаду с Ясира Арафата и, во-вторых, обещание Шарона прекратить огонь без всяких предварительных условий после завершения антитеррористических операций в секторе Газа и на Западном берегу реки Иордан. "Если бы меня к Арафату послал президент, я, конечно, поехал бы, но в данном случае это мой выбор и мое решение", - подчеркнул Сергей Миронов.
Позже, разъясняя свою позицию, он сказал, что на его решение повлияло посещение взорванного на днях в Иерусалиме палестинцем-камикадзе кафе "Момент", когда погибло 11 израильтян. (На месте их гибели спикер возложил цветы). В то же время Сергей Миронов отметил, что оно не было "эмоциональным и спонтанным". Отказ от визита к Арафату, сказал он, - это шаг на пути борьбы с терроризмом, ибо у терроризма в Чечне, Афганистане и на Ближнем Востоке общие финансовые корни. Вместе с тем спикер верхней палаты выразил надежду в будущем наладить отношения с Арафатом как признанным лидером палестинского народа.
Такой поворот, фактически равнозначный некоторому отходу от ближневосточного курса России, несколько обескуражил наблюдателей и вызвал удивление даже в Израиле. Вице-премьер Шимон Перес заявил, что всегда с пониманием относился к тесным контактам России с палестинцами. "Мы сами стремимся установить с ними как можно более тесные отношения", - добавил он. Реакция российского МИДа последовала незамедлительно. Игорь Иванов подчеркнул, что программа визита была согласована заранее и что "никаких изменений в позиции России в отношении Ближнего Востока не произошло и она будет поддерживать диалог как с израильским, так и с палестинским руководством".
Большинство наблюдателей полагает, что жест Сергея Миронова - это несомненно "домашняя заготовка". Правда, по поводу причин этого жеста мнения высказываются весьма различные. Поступок спикера - это, считают одни, - как бы ответный жест на сильное американское давление на Ариэля Шарона с тем, чтобы тот накануне общеарабского саммита в Бейруте (27 - 28 марта) пошел на некоторые уступки, включая размещение международных наблюдателей после прекращения огня, и дал таким образом возможность арабским лидерам одобрить саудовскую мирную инициативу. Москва хочет с помощью этого жеста показать Арафату свое недовольство в связи с продолжающимися терактами против израильтян. Другие полагают, что этот жест означает поддержку разваливающемуся кабинету Шарона. Его популярность резко упала - с 70 до 34 процентов. Правительственную коалицию в знак протеста против неспособности справиться с терроризмом и против намеченных уступок уже решили покинуть крайне правые партии. Общественное мнение Израиля расколото примерно пополам и крайне поляризовано. После возможного падения кабинета и проведения новых выборов победителем мог бы оказаться бывший премьер Биньямин Нетаньяху - жесткий политик правого толка, снискавший себе авторитет деятеля, способного противостоять американскому давлению. А это стало бы, по мнению ряда наблюдателей, худшим вариантом для всех.
Сторонники третьей точки зрения идут несколько дальше. Россия, дескать, начала дистанцироваться от арабского мира накануне, как говорят, намеченного на май американского удара по Ираку. Россия хочет избежать в этом случае противостояния, осуждения США, словом, отойти от той позиции, которую ей пришлось бы занять - с существенным уроном для своих экономических интересов. И наконец, высказывается мнение, что этот жест Сергея Миронова, помимо прочего, должен продемонстрировать, что спикер верхней палаты - независимый и инициативный политик, способный на неординарные поступки. По крайней мере это может свидетельствовать, что в российском руководстве нет "строгого" единства по ближневосточной политике... В итоге визит Сергея Миронова в Израиль поставил больше вопросов, чем дал ответов.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников