05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИГНАТ, КОНДРАТ И СОЛОМОН

Бакшеев Александр
Опубликовано 01:01 14 Марта 2002г.
Удивительное дело: писатели, историки порой годами сидят в архивах, пытаясь найти какое-либо документальное свидетельство о том или ином событии, о той или иной личности, и при этом не подозревают, что есть живые люди, сохранившие в памяти такие детали и подробности, которых не сыщешь ни в одном архиве.

К примеру, досконально изучена биография Григория Распутина. Но один год жизни знаменитого старца до сих пор является для историков белым пятном. Где он его провел? Загадку не смог разгадать и писатель Валентин Пикуль, который много занимался Распутиным.
И вот в омскую редакцию "Труда" приносит свои заметки человек, для которого старец - не историческая фигура, а почти что член семьи - он был закадычным товарищем его деда. И не просто товарищем, а сватом: племянница деда вышла замуж за сына Распутина - Дмитрия. С Дмитрием дважды встречался отец нашего визитера. Такая получается живая история, проливающая, кстати, свет на тайну исчезновения на целый год Григория Распутина и вообще заставляющая взглянуть на дела давно минувших дней совсем другими глазами. Понятно, что речь идет о семейных воспоминаниях, но ведь и они тоже являются достойными внимания историческими свидетельствами.
Несколько слов об авторе этих заметок. Александр Дмитриевич Бакшеев родился в 1927 году в Тобольской губернии. Охотник-промысловик с детских лет. Учился в Омском институте физкультуры. Затем судьба круто переменилась, и он пошел по линии госбезопасности. Год отучился в свердловской школе КГБ, после чего окончил институт иностранных языков КГБ в Ленинграде. Службу начал в Туркмении. Ну а затем все больше на нелегальном положении: Афганистан, Иран, Индия, Турция... Демобилизовался в 1963 году по состоянию здоровья. Работал на оборонном предприятии в Крутой Горке, потом на заводе им. Баранова, был парторгом цеха. Сейчас на пенсии. Предлагаем вашему вниманию его версию событий тех лет.
В конце позапрошлого века эту неразлучную троицу в Прииртышье знали все. Ни один сабантуй с севера на юг по Иртышу не обходился тогда без Игната, Кондрата и Соломона. Имена не настоящие - народные прозвища, или, как сейчас говорят, псевдонимы.
Молодые люди обладали феноменальными способностями. К примеру, Игнат - настоящее имя Николай Кнутарев - свободно, без видимых усилий жонглировал пятипудовыми гирями, завязывал и развязывал узел из лома, скручивал в спираль пожарный железный багор, перебрасывал через высокие ворота мешок ржи. В общем, развлекал народ во время массовых гуляний своей силушкой.
Однажды эту троицу занесло в омский цирк, что был на Казачьем рынке. Там публике демонстрировали показательные выступления по французской борьбе. В конце представления известный борец, француз, стал вызывать смельчаков из числа зрителей: мол, тому, кто победит меня, - приз десять рублей. Деньги, между прочим, по тем временам большие.
Кто-то из зрителей узнал троицу и крикнул: "Давай, Игнат, покажи французу!" Титулованный борец на арене тут же подхватил: "Давай, Игнат, не бойся". Коля пожал плечами, скинул зипун и пошел вниз. Француз сразу же изловчился, взял его на "двойной нельсон" и жмет со всей силы - прием болезненный. При этом советует на ухо: "Ложись, а то еще больней будет". Коля рассердился и так сжал француза, что у того затрещали кости рук. После чего Игнат шмякнул его на арену, как мешок ржи. Едва не покалечил человека. Десять рублей организаторы шоу ему заплатили.
Кстати, не совсем понятно, почему зрители выкликнули Колю - наверное, потому, что речь, скорее, шла о цирковом представлении, нежели о борцовской схватке. А настоящим специалистом в подобного рода делах - и все это хорошо знали - был Кондрат. Настоящее имя - Александр Бакшеев. Именно он завоевал себе на сабантуях славу бессменного чемпиона по борьбе. Если кому и удавалось бросить Кондрата, он всегда приземлялся на ноги. Ловок был и страшно силен.
Во время показательных выступлений демонстрировал умение кулаком проламывать череп быка, срубать дамасским клинком железные шпили, вбитые в коновязь. Его связывали сыромятными ремнями, которые зрители проверяли на прочность, а он одним мощным рывком разрывал эти ремни.
Но лидером этой троицы был Соломон - Григорий Распутин. На сабантуях Распутин показывал феноменальные "фокусы". Например, разбавлял яд и давал немного собаке вместе с мясом. Та умирала в страшных судорогах. После чего Распутин выпивал весь яд сам и запивал его квасом из ларька. Так что убийцы, пытавшиеся много лет спустя отравить его, зря старались - у Григория был колоссальный опыт по этой части.
А еще он мог на расстоянии 10 метров взглядом распрячь лошадь (лопалась супонь и вылетала из гужей дуга). На сабантуях обычно соревновались охотники-промысловики. Стреляли из берданки одной дробиной по бусинкам. Победитель затем по просьбе Распутина стрелял по тем же бусинкам заново и ни разу не попадал. Григорий мысленно сбивал его прицел.
Валентин Пикуль назвал в одном из своих произведений Распутина конокрадом, основываясь на очень странном уголовном деле, которое писатель, похоже, и не изучал. Дело и правда было заведено после того, как на подворье Григория обнаружили оседланных лошадей с оружием в переметных сумах. Что произошло?
Распутин возвращался из Тюмени домой и на выезде из города, уже под вечер, заехал на постоялый двор и встретил там Кондрата, который собирался в Тобольск. Народу на постоялом дворе собралось немало, но в ночь ехать через Ярковский урман никто не рискнул - там пошаливали разбойнички. А Распутин торопился и стал попутчиков уговаривать. Составить ему компанию согласился один Кондрат.
На полпути дорогу преградили трое верховых. Сзади замаячили еще четверо. Первая тройка поскакала прямо на путников, но не доскакала. Ни с того ни с сего разбойники вдруг побросали лошадей и полезли на деревья. То же самое произошло и с остальными. Распутин на такие "фокусы" был мастер. После чего они с Кондратом собрали лошадей и поскакали домой к Распутину. В то время они уже состояли в родстве - сын Соломона женился на племяннице Кондрата. Кондрат гостил у свата дней пять, пока из Тюмени не приехала полиция и не изъяла лошадей. А разбойников утром сняли с деревьев ехавшие в Тюмень ямщики. Те промерзли до костей и говорили, что их лошадей загрызли волки, а сами они чудом спаслись. Как появилось дело о конокрадстве и кто его потом закрыл, теперь уже, видимо, никто никогда не узнает.
Обо всем этом зимой 1942 года мне рассказал мой дедушка по отцу, который в далекой юности носил прозвище Кондрат. А о том, что сват Григорий (Соломон) и есть Григорий Распутин, я узнал от бабы Дуни (сестры Кондрата) в 1953 году. Она же поведала и о проделках самого Кондрата, ибо дед рассказывал только об Игнате и Соломоне. О своих подвигах помалкивал.
Кстати, баба Дуня тоже фигурирует в рассказах Пикуля как "дворовая девка Дунька". Хочу сказать, что эта "дворовая девка" имела богатейшую библиотеку на французском и немецком языках в Тобольске. Потом она уехала вместе с Распутиным в столицу, где очень приглянулась князю Юсупову. И, насколько я понял, не без взаимности. Однако однажды в приступе гнева она князя изрядно покалечила (бог ее не обидел не только красотой, но и силушкой).
После этого случая баба Дуня бежала в Тобольск. Сначала жила в монастыре, а потом всю войну вместо попа служила службу в Завальной церкви, что стояла на кладбище. Там она и похоронена.
Что касается исчезновения Распутина на целый год из поля зрения историков, здесь нет никакой тайны. В тот год они вместе с моим дедом Александром Бакшеевым (Кондратом) совершили паломничество в Иерусалим. Пешком. Дед принес из Иерусалима икону, которая до сих пор хранится у нас дома, и книгу "Святые места Иерусалима" издания 1711 года. Книга тоже сохранилась.
Что касается дальнейшей судьбы Кондрата, то сложилась она трагически. В 40-х годах он был арестован - якобы за украденный со склада лист железа. Через три дня после ареста дед умер. Сказали, что остановилось сердце, хотя он был здоров как бык. Сосед, служивший начальником колонии, пришел к моей бабушке и сказал, что семье надо срочно уехать куда-нибудь подальше.
Через много лет, уже работая в КГБ, я пытался найти уголовное дело деда. Никаких следов. Не было никакого краденого железа.
А к бабушке потом приходил пьяный Коля Кнутарев (Игнат), бил себя в грудь, каялся и говорил, что это он во всем виноват - наболтал лишнего. Кончил Игнат тоже плохо. Спился, жил тем, что ходил по пивным с баяном, развлекал народ. И что удивительно - силушку свою все никак не мог пропить: стариком был, а семипудовой гирькой при случае запросто баловался. Где-то убили Колю по пьяному делу. А дом его, кстати, в Тобольске и сейчас стоит - на бывшей улице Кузнечной (ныне Алябьева). Только в землю весь врос.
Что касается судьбы Соломона - тут и рассказывать нечего. Все знают, как окончил свой жизненный путь Григорий Распутин.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников