«Это лучший закон в России»

Каждый покупатель в России защищен уже 20 лет – в 1992 году вышел феноменальный для того времени закон «О защите прав потребителей». Фото РИА-Новости
Яна Прямилова, Елена Гончарова, Екатерина Сытова
Опубликовано 04:11 14 Марта 2012г.
Александр Аузан рассказал, от чего 20 лет нас защищают

20 лет назад в России был принят закон «О защите прав потребителей». Сегодня о его существовании знает каждый, а число случаев, когда недобросовестного продавца привлекают к ответственности, растет с каждым днем. О том, как принимали закон в 90-е, что изменилось за эти годы и какими правами потребители злоупотребляют, «Труду» рассказал один из инициаторов и авторов закона, ныне президент Института национального проекта Александр Аузан.

— Как повлиял закон «О защите прав потребителей» на российский рынок за 20 лет своего существования?

— Очень сильно повлиял, особенно в 90-х годах. Такие глобальные компании, как, например, Sony, столкнулись с тем, что им пришлось менять позицию специально под нашу страну. Российское законодательство оказалось гораздо жестче европейского. Жесткий закон, по существу, выправлял ту диктатуру торговца, которая существовала в 90-е годы. Конечно, в нулевые годы влияние его снизилось, но все-таки оно по-прежнему существует.

— Как вы считаете, ощущение защиты у потребителя в итоге не привело к тому, что он сам стал злоупотреблять своими правами?

— Привело. Но не стоит забывать, что злоупотребляют только работающими законами.

А передачи, стимулирующие эту тенденцию, появились еще в 90-е. Тогда были программы Познера, был «Впрок», Третий канал московский делал подобные циклы и т. д. Но вот нынешние программы лично у меня вызывают сомнения. В них все рисуется только черной краской, а в жизни так не бывает. Некоторые телевизионные циклы, на мой взгляд, просто опасны.

— Приходилось ли вам самому с помощью этого закона защищать свои права?

— Конечно, со многими случаями мы все сталкиваемся на практике сами. И многие инициативы исходят от наших сотрудников. Так, громкий судебный разгром по поводу эвакуаторщиков начался с того, что машину Олега Комаровского — моего коллеги — эвакуировали с законного места парковки. Машина «погибла», к сожалению, на частной стоянке — восстановлению не подлежала. Но этот случай привел к тому, что права и обязанности эвакуаторщиков все-таки были урегулированы.

— Каким должно быть потребительское образование в России, для того чтобы отношения продавцов и покупателей складывались мирно?

— Уже издавались учебники по потребительским знаниям, ряд регионов вводили их в стандартный набор школьных предметов, всего более тысячи школ в 2000–2002 годах. Были даже летние лагеря, олимпиады, конкурсы с потребительской тематикой. Думаю, правильно учить основам с младых ногтей — это обеспечивает хорошее погружение в экономику права и в политическую систему в целом. И школьные предметы для этого подходят как нельзя лучше.

— Если бы сейчас можно было вернуться назад и изменить закон на стадии принятия, вы бы это сделали?

— Он был хорош, но некоторые вещи нужно было редактировать в течение этих 20 лет быстрее. Например, в 1992 году темп инфляции составлял около 1000% годовых, и 3% в день за исполнение просрочки по займу выглядели справедливо. А при 20-процентной инфляции — уже нет.

Если же говорить про 1992 год, про время разработки и принятия — нет, я бы не стал ничего исправлять. Как ни крути, это до сих пор самый работающий закон в России.

Резюме «Труда»

Александр Аузан, президент Института национального проекта «Общественный договор»

Родился 11 июля 1954 года в Норильске.

Учился на экономическом факультете МГУ им. М. В. Ломоносова.

Работал в группе по разработке закона «О защите прав потребителей».

Покупателей-экстремистов все больше

Термин «покупательский экстремизм» пока не прописан в экономических словарях, но это не мешает потребителям скандалить на пустом месте и пытаться подмять под себя каждого продавца.

Сергей Ежов, менеджер по работе с клиентами, работает в автосалоне, продает внедорожники. «Один из клиентов покупал у нас автомобиль со встроенной аудиосистемой. Прошло несколько месяцев — и нас вызывают в суд. Оказалось, система сломалась. Поломка была незначительная, ремонт обошелся в 2 тысячи рублей. Мужчина обратился в какой-то сервис, где ему все исправили. А через пару недель знакомые подсказали ему, что нужно было делать ремонт за счет салона, по гарантии. Естественно, когда он обратился к нам, требовать деньги было поздно, делать это нужно было сразу», — рассказывает Сергей. Суд мужчина проиграл, к тому же его обязали оплатить услуги адвокатов ответчиков в размере 10 тысяч рублей.

Похожая история на днях произошла в кафе одной из московских сетей. Официант случайно опрокинул бутылку масла на верхнюю одежду посетителя. Естественно, разгорелся скандал. Пришедший на шум менеджер недоуменно развел руками («У нас такое в первый раз!»), извинился и предложил оплатить счет из химчистки на любую сумму, но посетитель продолжил скандалить. История закончилась тем, что красноречивая хозяйка всей сети, оказавшаяся в этот момент именно в этом кафе, в умении поскандалить оказалась способнее посетителя. Как итог — мужчина ушел ни с чем.

Цифры

  • 20 лет исполнилось в этом году закону «О защите прав потребителей»
  • 1508 жалоб поступило в московское Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека за февраль
  • 9% из них касаются кредитных организаций
  • 8% касаются технически сложных товаров

Была одна история

Татьяна Кранова, администратор:

— Несколько лет назад я работала администратором в фитнес-клубе для очень обеспеченных людей. Работали мы круглосуточно. И вот однажды, когда я работала в ночную смену, на ресепшен выбежал мужчина в одном полотенце и начал на меня кричать. Честно говоря, сначала я так растерялась, что даже не поняла, что случилось. Думала, может его кипятком в душе обдало или еще что-то в этом духе.

Оказалось, мужчина потерял трусы. Точнее, по его версии, кто-то их украл. На все мои просьбы успокоиться он отвечал еще более громкими ругательствами. Дело, как он объяснил, было даже не в самих бесценных плавках, а в принципе. Ведь как же он сможет оставлять у нас деньги, часы и документы в сейфе, если даже трусы тут воруют сплошь да рядом, практически посреди белого дня.

Картина маслом: ночь, раздевалка, я, в окружении полуголого мужчины и его охранника — сурового в черном костюме, как полагается, — ищу трусы.

При этом выслушиваю в свой адрес такие оскорбления, которых не пожелала бы даже настоящему вору, если бы он существовал. После того как стало ясно, что плавки пропали бесследно, нарушители моего спокойствия (и не только моего, за инцидентом наблюдали все посетители клуба) уехали, пригрозив нам не то судом, не то какими-то страшными комиссиями.

Самое ужасное, что утром позвонил тот самый охранник и сказал, что плавки все это время лежали в сумке со спортивной формой: их туда по ошибке кинул то ли он сам, то ли водитель, который помогал собирать нашему спортсмену вещи, и не заметил. Ни извинений, ничего, просто оповестили, что трусы нашлись.

Когда об этой истории узнал наш директор, в членстве клиенту было отказано. Хотя клиент был весьма и весьма привлекательным. Все-таки не только потребителям нужна защита.




Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?