В «Театральном центре на Страстном» в 12-й раз раздали очередные «Гвозди сезона»

У Константина Богомолова — свое видение путей развития театра. Фото: Сергей Бирюков
Виктория Пешкова
12:46 14 Марта 2014г.
Опубликовано 12:46 14 Марта 2014г.

Премия Союза театральных деятелей России считается «домашней», поскольку вручается только московским постановкам


Церемонию по давно установившейся традиции ведут актер театра им.Вахтангова Сергей Епишев и «enfant terrible» сегодняшней режиссуры, вечный скандалист и неуемный провокатор Константин Богомолов, каждый год сочиняющий сценарий награждения так, что даже лауреатам с обостренным чувством юмора и самоиронии порой трудно бывает понять — похвалили их или изощренно высекли. И вообще все это гораздо больше смахивает на капустник, где «весь вечер на манеже» только эта странная пара, чем на какое бы то ни было подведение итогов.

Вот и на этот раз, назвав церемонию «Московская смоковница», Богомолов то ли отослал почтеннейшую публику к наделавшей в свое время немало шуму на советских экранах немецкой эротической комедии («Греческая смоковница», проросшая сквозь «железный занавес», такой же феномен преодоления косности и консерватизма, как и высокого класса спектакль), то ли отправил ее еще дальше — к известной библейской притче о дереве, шелестящем густой листвой, но не дающем плодов (каковым, по мнению Богомолова, и является отечественный театр в его нынешнем состоянии).

Проехавшись по получившему травму Плющенко и пострадавшему от серной кислоты Филину, метнув зажигательную репризу в Малый театр, худрук которого всегда стремится «догнать самое талантливое и задушить его в своих объятиях», констатировав, что увольнение Богомолова из МХТ — «это очень-очень хорошо!», и предоставив слово для приветствия собравшихся очаровательной Анфисе — белой удавихе, служащей в «Уголке дедушки Дурова», ведущие приступили к объявлению победителей.

Мюзикл «Граф Орлов», второй сезон собирающий полные залы в «Московской оперетте», получил приз за то, что «хорошие артисты надевают хорошие костюмы и хорошими голосами поют хорошие арии под хорошую музыку». Принимая награду, директор театра Владимир Тартаковский сказал, что это гвоздь в экспертный совет «Золотой маски», не сумевший по достоинству оценить эту постановку.

Режиссер Леонид Хейфец, получивший свой «Гвоздь» за поставленный в театре им.Маяковского спектакль «Цена» по пьесе Артура Миллера, не утратил спокойного достоинства, когда его «поздравила» незабвенная супруга автора пьесы: пресловутое «путу-питу-пу» Мэрилин Монро в исполнении Епишева было не лишено некоторого шарма.

Впервые в число награжденных попал кукольный спектакль — «Старый сеньор и...» театра им. Сергея Образцова, номинированный, между прочим, и на нынешнюю «Золотую маску». Г-н Богомолов разглядел в этом поступь театрального прогресса: уж коли самое главное в театре — сделать актера, то режиссер Виктор Никоненко стократно прав, беря в ловкие и натруженные руки топор и самолично стругая себе артистов. А виновник торжества был искренне рад, что наконец-то заметили существование другого театра и что к этому театру начинают относиться серьезно.

Явно «поскромничав», Богомолов назвал театр им. Пушкина хедлайнером московского театрального сообщества, а заслуженно получившего свою награду «Доброго человек из Сезуана», поставленного Юрием Бутусовым, — «спектаклем- прорывом, отрывом и разрывом — связок, шаблонов и сердец».

По иронии судьбы сразу двух наград — «маленького «Гвоздя» и Гран-при была удостоена самая неклассическая постановка классики минувшего сезона — «Евгений Онегин» Римаса Туминаса. Сам лауреат на церемонии отсутствовал — летел в Красноярск с этим самым спектаклем. Легендарная Юлия Борисова, принимавшая приз под аплодисменты вставшего, что называется, в едином порыве зала, призналась, что следя за тем, как идет церемония, всерьез задалась вопросом, а стоит ли ей выходить на сцену. Отдадим должное гражданскому мужеству прекрасной актрисы, исповедующей принципы, достаточно сильно отличающиеся от тех, коим привержен г-н Богомолов, не постеснявшийся аттестовать и спектакль, и его постановщика многозначным «из ряда вон». Выпад этот с честью отразил вышедший вместе с Юлией Константиновной Евгений Князев, назвав Туминаса последним романтиком русской сцены. Символично, не правда ли?

Впрочем, любые церемонии, как бы ни блистали они иронией на грани фола, быстротечны и преходящи. В отличие от лауреатов очередного «Гвоздя сезона», которые отныне навсегда «пригвождены» к доске почета русского театра.



Как предотвратить в будущем массовые расстрелы в учебных заведениях?