30 сентября 2016г.
МОСКВА 
16...18°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.40   € 70.93
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВЫГОДНО, А ГЛАВНОЕ - НАДЕЖНО

Головачев Виталий
Опубликовано 01:01 14 Апреля 2000г.
За последние годы в России образовалась огромная армия обманутых вкладчиков. Около 30 миллионов граждан, доверивших сбережения многочисленным кредитным и финансово-инвестиционным компаниям, потеряли (полностью или частично) свои деньги. Приходит человек в банк, а ему говорят: "Вклад ваш - тю-тю, мы - закрываемся..." Количество банков с 1996 года уменьшилось почти на тысячу. Пошли ко дну не только мелкие рыбешки, но и некоторые акулы и даже киты. Громкая реклама, заполонившая телеэкраны, оказалась элементарной ловушкой для доверчивых жителей. И сейчас главный вопрос у многих россиян: "Кому можно верить?" Надежность, репутация банка - это его самый главный капитал. Авторитет завоевывается годами, а рушится в один день... Но есть одно кредитное учреждение, которое в рейтинге доверия на протяжении многих лет является безусловным лидером. Это Сбербанк России. Сегодня его вкладчики - почти все взрослое население страны. Наша беседа с заместителем председателя правления Сбербанка Г. Меликьяном началась именно с этих актуальных тем - надежности и доверия.

- Геннадий Георгиевич, осенью 1998 года, после разразившегося августовского кризиса, многие российские банки перестали расплачиваться со своими клиентами. Немало людей до сих пор ждут своих денег. Остался ли должен кому-либо Сбербанк?
- Да вы что? Осенью 98-го, когда произошел жесточайший финансовый обвал и оказалась парализованной вся кредитно-денежная система, мы были одним из немногих, если не единственным банком, который уже через несколько недель после 17 августа полностью рассчитывался с клиентами, выдавал вклады по первому требованию.
- Но в конце августа 98-го были жалобы на то, что снять валюту со своего счета в Сбербанке сразу не удавалось...
- Тогда действительно по некоторым видам вкладов (особенно валютных) выплаты производили с задержкой на две-три недели. Но, во-первых, это было в течение очень короткого периода времени и, во-вторых, подчеркну особо, мы быстро отдали вкладчикам все до последней копейки и до последнего цента, включая прибавку в соответствии с процентами, предусмотренными условиями вклада. Более того, даже расчеты со многими вкладчиками других банков проводились через нас.
- Помню, в то время стремительно раскручивалась паника. Граждане сломя голову бросились снимать со счетов свои деньги. Для любого, даже самого мощного зарубежного банка, это обернулось бы крахом. Как вы выстояли?
- Скажу откровенно, было нелегко. Объемов денежных изъятий со счетов физических лиц в те бурные дни мы, по понятным причинам, не разглашали. Сегодня в виде исключения я раскрою эту банковскую "тайну". С 17 августа по 1 октября 98-го граждане сняли 16,3 миллиарда рублей и с валютных счетов - почти 1 миллиард долларов. Это колоссальные суммы даже для Сбербанка. Достаточно сказать, что объем валютных вкладов сократился за полтора месяца в 1,6 раза. Да и снятые рублевые средства в пересчете на американскую валюту превышали миллиард долларов. Мы понимали, что задержки в выплатах только усиливают панику, подрывают доверие, которым мы очень дорожим. Поэтому предпринимали все усилия, чтобы расплачиваться вовремя. И, несмотря на огромный отток денег, продолжали платить, выдавая ежедневно сотни миллионов рублей и десятки тысяч долларов. И когда все убедились, что даже в условиях широкомасштабного кризиса Сбербанк выполняет свои обязательства, люди снова понесли к нам свои сбережения. Уже в октябре 98-го ситуация начала коренным образом меняться, и объем вкладов стал расти.
- Но найти 16 миллиардов рублей и миллиард долларов в течение нескольких недель, причем в то время, когда почти все перестали платить, - практически невозможно. Если откровенно, помогло государство?
- Да, это так. На какое-то время нас поддержал Центробанк. (Кстати, не только нас, но и многие другие банки. Правда, некоторым из них это не помогло.) И, по-моему, очень хорошо, что есть банк, которому можно стопроцентно верить. Мы занимаемся коммерческой деятельностью, но контрольный пакет акций находится у Центрального банка. И он действительно контролирует нашу деятельность. А две трети Наблюдательного совета - представители государства.
- Оппоненты упрекают Сбербанк в том, что он находится как бы в особых условиях, ибо в критических ситуациях ему на помощь всегда придет государство. То есть нарушается священный в рыночных условиях принцип конкуренции...
- Если жить только по учебникам рыночной экономики, то в нашем случае действительно есть нарушение "святых заповедей рынка". Но наша страна пока далека от этих идеалов. Да и психология людей, хотя и меняется, но, мягко говоря, не очень "рыночная". Россияне привыкли к патерналистской роли государства. И ждут от него определенной защиты и гарантий. Можно, конечно, действовать революционно, как говорится, ломать через колено. Но опыт показал, что положительного эффекта от этого мало.
Вначале надо заложить хоть какие-то серьезные основы страхования или защиты сбережений в банковской системе, а потом отказываться от участия государства в этом деле. Хотя, я думаю, мы переоцениваем значение законодательной нормы о государственных гарантиях вкладов в Сбербанке. Большинство людей об этом и не знает. Просто у многих сам Сбербанк ассоциируется с государством. Так было раньше, и это представление во многом осталось сейчас.
Ну а что мы получим позитивного, если отменим гарантии, увеличим для людей риски сохранности вкладов? Эффект для экономики будет только отрицательный. Еще больше людей, чем сейчас, будет хранить свои сбережения не в коммерческих банках, а дома, в стеклянных. Ресурсы уйдут из денежного оборота. У банков сократятся возможности кредитовать предприятия, возрастут процентные ставки по кредитам, которые и сейчас очень высоки. А без кредитов экономика нормально развиваться не может.
Чтобы закончить эту тему, хотел бы сказать: мы надежны не потому, что контрольный пакет наших акций - у ЦБ, а по другой причине: Сбербанк не занимается рискованными, сомнительными делами и эффективно ведет свой бизнес. Вот в чем суть, а не в том, что мы якобы находимся в "особом положении". Кстати, когда-то у Сбербанка были определенные льготы, но этого уже давно нет.
- А куда, если не секрет, вы вкладываете деньги? Где сегодня нет высокого риска?
- До кризиса 1998 года - вкладывали прежде всего в государственные ценные бумаги. Но жизнь показала, что они не такие надежные, как многие предполагали. Сейчас все больший акцент мы делаем на кредитовании. Нашими заемщиками являются предприятия и организации различных отраслей. Особое внимание -реальному сектору. Я думаю, для всех понятно, что такой банк, как наш, охватывающий всю страну, будет чувствовать себя хорошо, если пойдет вперед экономика. Поэтому по мере сил мы помогаем подниматься производству, способствуем созданию новых рабочих мест. Естественно, при этом получаем прибыль и избегаем неприятных неожиданностей.
Всего за прошедший год банк выдал кредитов почти на 290 миллиардов рублей и 20 миллиардов долларов. Увеличение - примерно в 3 раза. Две трети кредитов пошли в реальный сектор.
- А дает ли Сбербанк кредиты гражданам?
- Конечно. Хотя работа эта трудоемкая, а риски зачастую выше, чем при кредитовании организаций. Разумеется, мы не можем давать деньги тем гражданам, которые не подтверждают свою платежеспособность, то есть вряд ли смогут вернуть кредит. Мы - банк, а не благотворительная организация, и должны заботиться о вкладчиках, которые доверили нам свои деньги.
- Если вы кредитуете граждан, почему же за получением денег не выстраивается очередь?
- Спрос на кредиты есть, хотя развитие этой сферы пока находится на начальной стадии. Однако потенциал здесь огромен. Об этом говорит опыт Запада, да и некоторых стран с переходной экономикой. Это выгодно и людям, и экономике страны, и банку. Но есть и сдерживающие факторы. Я уже говорил, что мы довольно жестко смотрим на возможности заемщика вернуть долг банку. Но, может быть, еще большим ограничителем были высокие ставки по кредитам. До недавнего времени они составляли 35-38 процентов. Берете вы, допустим, на неотложные нужны 100 тысяч рублей, а отдавать надо через год уже 138 тысяч. Теперь, думаю, ситуация будет меняться в лучшую сторону. Принято решение о существенном снижении с 5 апреля ставок по рублевым кредитам, выдаваемым физическим лицам.
Приведу несколько примеров. По кредитам на неотложные нужды ставка снижается с 38 до 28 процентов годовых. На приобретение недвижимости - с 37 до 28. Если кредит берется под залог приобретаемых дорогостоящих товаров отечественного производства, то ставка уменьшается с 35 до 27 процентов. Все это будет стимулировать увеличение спроса населения на товары длительного пользования, на покупку квартир и другой недвижимости. Хочу подчеркнуть, что на подобные меры мы вряд ли смогли пойти, если бы не начавшийся рост промышленного производства, снижение инфляции, резкое уменьшение Центральным банком ставки рефинансирования. Но это, конечно же, вынуждает одновременно снижать и процентные ставки по вкладам.
- Практикуется ли выдача кредитов под залог покупаемой квартиры? Ведь при этом банк ничем не рискует - в случае чего отберет квартиру и вернет свои деньги с процентами...
- Это не так просто - отобрать квартиру. А куда людей - на улицу? Не уверен, что суд согласится с этим (только через судебные органы мы и можем действовать). Но даже если и будет такое решение (на принятие которого, может быть, потребуется год или два), представляете, какой резонанс это вызовет в обществе? Поэтому мы выдаем кредиты под залог, но только после очень тщательной проверки платежеспособности заемщика.
- Коммерческие банки, ничего не боясь, спокойно идут на залоговые кредиты. Правда, как мне рассказывали, сами банки не выселяют должников, а обращаются к крепким бритоголовым ребятам...
- Но мы же не можем действовать таким образом. Вот вам еще одно отличие Сбербанка от некоторых коммерческих учреждений. Другое дело, если возвращение средств (в случае неплатежеспособности) нам будут гарантировать региональные власти. Такую схему мы обсуждаем сейчас с руководством, например, Тюменской области, некоторых других регионов. Речь идет о том, чтобы наши территориальные банки, отделения включились в региональные программы ипотечного кредитования.
Выглядеть это могло бы примерно так. Сбербанк дает жителю области деньги на покупку квартиры. Это жилье и будет являться залогом. В течение 10-15 лет заемщику надо будет погашать долг и отдавать проценты. .Если по каким-то причинам он перестанет платить, квартиру заберут местные власти и переселят семью в один из домов специально создаваемого для этого фонда. И местные же власти вернут Сбербанку невыплаченные деньги. Внедрение в жизнь такой схемы позволит заметно ускорить решение острейшей жилищной проблемы, даст новый импульс развитию строительства и связанных с ней отраслей.
- Чтобы купить жилье, нужны деньги. Восстановился ли объем вкладов россиян после августовского (1998) кризиса?
- Сумма сбережений граждан в нашем банке увеличилась с 1 октября 98-го по 1 апреля нынешнего года на 125 миллиардов рублей (со 136 до 261 миллиарда). В том числе на валютных счетах с 1,7 миллиарда долларов до почти 2 миллиардов. Прирост вкладов идет весьма высокими темпами. Это свидетельствует о том, что и в целом по стране положение постепенно выправляется. Хотя реальные доходы населения остаются пока ниже докризисного уровня.
- С 10 апреля Сбербанк понизил процентные ставки по вкладам граждан. Чем это вызвано?
- Мы понимаем, что люди очень остро реагируют на снижение процентных ставок. Но их уровень предопределяется объективными факторами. Среди главных назову уменьшение инфляции и снижение ставки рефинансирования Центрального банка. Немалое значение имеет также и сокращение доходности по операциям, на которых банки зарабатывают, размещая полученные от вкладов средства. Все это, безусловно, приводит к необходимости снижения ставок по вкладам граждан. Это, между прочим, отражает процесс оздоровления экономики. Для сравнения: в Японии ставки по вкладам населения редко превышают уровень 0,5 процента годовых, в США и других странах со стабильной экономикой - 2-4. В течение последних месяцев инфляция (в годовом исчислении) находится у нас на уровне 14-17 процентов. Центральный банк несколько раз снижал ставку рефинансирования. Так что мы объективно не могли не предпринять адекватных мер.
Но я хочу обратить внимание на еще один, может быть, самый важный аспект. Предприятия не в состоянии брать кредиты под 40 или даже 35 процентов годовых. Если мы хотим, чтобы денежные ресурсы пошли в производство и обеспечили его подъем, а значит, люди имели работу и зарплату, то ставки по кредитам должны быть ниже. А если так, то и ставки по вкладам тоже должны уменьшаться.
- Выгодно ли теперь будет класть деньги в Сбербанк?
- Безусловно. И по новым условиям наши ставки по многим видам вкладов будут существенно выше темпов инфляции. И выше, чем во многих других банках. Кроме того, с 10 апреля вводятся новые виды вкладов: "Срочный пенсионный вклад" на 1 год и 1 месяц, "Особый номерной" и "СБ 501". В первом случае ставка составляет 25 процентов годовых; во втором - 24 (в рублях) и 6-10 (в валюте); в третьем - 25. Эти цифры, по-моему, говорят сами за себя, если учесть, что прогнозируемая инфляция - 15-17 процентов.
- А если через какое-то время вы снова понизите ставки?
- Сбербанк придерживается твердого правила: по срочным вкладам на все время действия заключенного с клиентом договора ставки остаются неизменными. Так что здесь никаких неожиданностей быть не может. Кстати, и по тем срочным вкладам, которые были сделаны до введения новых условий, прежние процентные ставки сохраняются.
В этой связи должен с сожалением констатировать, что статья на столь важную тему, напечатанная в "Труде" 7 апреля ("Сбербанк не прав..."), мягко говоря, вводит читателя в заблуждение. В публикации говорится, что Сбербанк будто бы изменяет процентные ставки по срочным вкладам до истечения срока действия договора. И еще: мол, "составляет договор о вкладе... таким образом, что в его тексте обязательно присутствует пункт, где Сбербанк оговаривает для себя право изменять процент". Все это полностью не соответствует действительности. Автор отстал от жизни на несколько лет. Так было когда-то. И проистекало это от противоречивых записей в некоторых законодательных актах. Но уже давно ни в одном действующем договоре Сбербанка с вкладчиком нет таких условий. Да и при принятии решений о предстоящих изменениях процентных ставок мы специально оговариваем: по действующим срочным вкладам ставка остается неизменной до конца срока договора. Жаль, что газета опубликовала явную неправду.
- Год и один месяц - большой срок. Если человеку потребуются деньги раньше, то, выходит, он потеряет все проценты?
- Нет, это не так. По упомянутым мною новым вкладам мы специально ввели такие условия, которые позволяют человеку при досрочном снятии вклада получить часть от установленных в договоре высоких процентов.


Loading...

Госдеп пригрозил России терактами из-за позиции по Сирии.