29 сентября 2016г.
МОСКВА 
7...9°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.95   € 71.57
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СОЛДАТЫ И "ЦИРЮЛЬНИК"

Крюкова Антонина
Статья «СОЛДАТЫ И "ЦИРЮЛЬНИК"»
из номера 069 за 14 Апреля 2000г.
Опубликовано 01:01 14 Апреля 2000г.
Нынешний список фильмов, выдвинутых на Государственную премию в области киноискусства, в сравнении с прошлогодним, в котором были представлены "Время танцора" Вадима Абдрашитова, "В той стране" Лидии Бобровой, "День полнолуния" Карена Шахназарова, "Вор" Павла Чухрая, выглядит скромнее и вызывает довольно противоречивые чувства.

Каждая из представленных работ по-своему заслуживает быть отмеченной государством. Но при достаточно пристальном взгляде нельзя не увидеть, что, с одной стороны, заметна некоторая девальвация предъявляемых к "выдвиженцам" критериев. А с другой - настораживает полное отсутствие в списке анимации (видимо, комиссия не нашла ни одного достойного претендента, хотя мультфильмы у нас по-прежнему снимаются, о чем свидетельствует состоявшийся в 1999 году традиционный фестиваль в Тарусе) а также явное игнорирование целого направления, каким является "авторское" кино, в последнее время нередко получавшее поддержку по крайней мере в бесспорных своих образцах. Ныне же и "Молох" Александра Сокурова, и "Хрусталев, машину!" Алексея Германа остались государством не замеченными.
В недлинном кинематографическом списке, состоящем всего из трех выдвинутых на Госпремию за 1999 год кандидатов, нет неожиданных имен и названий. Зато выдержаны старые государственные вкусы, восходящие к забытой традиции, привыкшей считаться с "политическим моментом". Документальный фильм Сергея Говорухина "Прокляты и забыты" и художественная лента Александра Рогожкина "Блокпост" напрямую связаны с чеченской войной, продолжающейся и сегодня, и обе эти работы, лишенные героики и пафоса, направлены во многом против нынешней политики государства. В этом есть известный парадокс, если учесть, что премия все-таки государственная. Но отрадно хотя бы уже то, что среди соискателей не нашлось места опусу под названием "Чистилище" - этой агрессивной попытке создать мифологию нынешней кавказской войны. А поскольку в новейшей истории нашего экрана пока отсутствует соответствующий киноконтекст (невзоровской ленты и "Кавказского пленника" для этого мало), государственный взор не напрасно обратился на работы Говорухина и Рогожкина.
Ничуть не умаляя многих достоинств фильма Сергея Говорухина, не могу не заметить, что сделан он все-таки довольно небрежно. Документалист не избежал штампов и леденящего душу избыточно кровавого натурализма. Изуродованных трупов с оторванными конечностями здесь более чем достаточно. Слишком длинным и предсказуемым получилось вступление в фильм с использованием хроники времен Великой Отечественной войны, подводящее к репортажным съемкам о современных молодых фашистах, устроивших сборище на одной из столичных площадей. Оставляют впечатление затянутости съемки разрушенного города, разбитых домов с зияющими проемами окон. Не прибавляет новизны использование прямых противопоставлений боевых будней, где гибнут солдаты, с показом дорогих магазинов и оголтелых "тусовок" новых русских, оттягивающихся в ночных клубах. Но при этих издержках в фильме "Прокляты и забыты" не плох текст, который с болью, с безысходной, горькой интонацией произносит за кадром автор: о беспощадности войны, прошедшей через душу ее участников, о цинизме и безответственности тех, для кого "их жизнь была лишь пушечным мясом в хорошо продуманной игре", о российском солдате, "глядя на которого хочется плакать - не из-за того, что завтра его могут убить, а из-за того, что его уже убила Родина - голодом, завшивленным обмундированием, несмываемой грязью солдатских рук...". Фильм Сергея Говорухина - это как раз тот случай, когда эмоциональный итог оказывается сильнее рассудочных доводов. Поэтому он воспринимается и как очередное предупреждение обществу, и как манифест поколения, понесшего неисчислимые жертвы в этой войне - независимо даже от того, убиты были ее участники или вернулись живыми. В любом случае они "прокляты и забыты", поэтому лишь "с горькой иронией можно числить в живых тех, кто прошел все это".
Картина "Блокпост" Александра Рогожкина хотя и тяготеет к достоверности среды, характеров, но в принципе она избегает сиюминутной конкретики. Впрочем, на то оно художественное, а не документальное произведение. Режиссер использует, скажем так, жанр военного дневника, полевых записок, что определило и стиль картины - будничный, сдержанный, хроникально точный. Жизнь армейского подразделения протекает в привычном режиме, в бытовых мелочах, и вроде ничего не происходит. Никто из солдат не понимает до конца, зачем он здесь находится, если не ведется никаких боев и бездействует оружие. Трудно сказать, какой бы фильм получился у Рогожкина, начни он его снимать сегодня, когда скорректирована идеология продолжающейся чеченской войны. Хотя упрекнуть режиссера в конъюнктуре нет никаких оснований: "Блокпост" выдержан в определенном нравственном ключе и не оставляет сомнений в гуманистической позиции художника, отстаивающего универсальный принцип бессмысленности и пагубности любой войны. Это и возвышает фильм Рогожкина, и увеличивает его художественную ценность.
Выдвижение на главную премию страны фильма Никиты Михалкова "Сибирский цирюльник" было, конечно, не просто ожидаемо, но предсказуемо еще до его премьеры. На фоне худосочного прошлогоднего кинематографического пейзажа, так и не взрастившего на своих просторах ни одной настоящей сенсации, "Цирюльник", бесспорно, поражает глобальным замыслом, эстетическим и финансовым размахом, серьезной рекламной кампанией. Даром что скромный результат не оправдал предпринятых усилий, потонувших в неудовлетворенном ожидании шедевра. До шедевра "Цирюльник" не дотянул, оставшись на уровне обыкновенной добротной мелодрамы, в которой, если рассматривать подробно, можно заметить немало просчетов, начиная от игры некоторых актеров, местами "пережимающих" в ущерб собственной органике - так, что зрителю становится неловко, и заканчивая "национальной идеей", настойчиво декларированной режиссером на предварительных мероприятиях, посвященных премьере, но так и не прозвучавшей внятно и убедительно в самом фильме. Впрочем, справедливости ради надо отметить, что блестящее, как всегда, операторское мастерство Павла Лебешева и некоторые актерские работы в "Сибирском цирюльнике" заслуживают высоких наград, чего, по-моему, нельзя сказать о фильме в целом.
Основатели юмористического киножурнала "Ералаш" Борис Грачевский и Александр Хмелик, а также актер, режиссер, писатель Валерий Приемыхов оказались выдвинуты на Госпремию в разряде произведений для детей и юношества. Судя по количеству "выдвиженцев", детское кино нынче, похоже, вовсе приказало долго жить. Что касается Валерия Приемыхова, то это имя вряд ли у кого-то может вызвать возражения. Прошлогодняя его картина "Кто, если не мы?", к которой предъявлялось немало претензий, тем не менее подтверждает, что сегодня Приемыхов - один из тех, кто еще по-настоящему обеспокоен нравственностью подрастающего поколения. О прошлых его работах много говорить не приходится. "Пацаны", "Холодное лето пятьдесят третьего" и другие фильмы сделали бы честь любому кинематографисту.
От "Ералаша" осталось хорошее воспоминание из былых времен, когда его показывали в кинотеатрах перед началом фильмов. Эти выпуски были и смешны, и трогательны, их авторы не уставали развлекать детей и взрослых сюжетами главным образом из школьной жизни. Все смеялись, потому что "Ералаш" действительно был веселым киножурналом. Он и в последнее время пытается смешить, хотя ему это не всегда удается. Очевидно, выдвижение "Ералаша" на столь серьезную премию случилось с учетом его прошлой популярности и нынешних усилий оставаться единственным представителем исчезающего детского жанра.
...Вручение Госпремий, как обычно, состоится в июне, в День независимости России. Тогда станет известно, кого увенчают государственными лаврами. Но явного фаворита среди кинематографических работ, на наш взгляд, нет.


Loading...

Дело о миллиардах полковника Захарченко вышло на международный уровень: к расследованию подключилась ФРС США.