08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПУСТЫШКА В КРАСИВОЙ ОБЛАТКЕ

Ильичев Михаил
Опубликовано 01:01 14 Июня 2001г.
Лекарства должны помогать нам справиться с болезнями. Это аксиома. Но в жизни случаются ситуации, когда получается наоборот. Об этом в беседе с нашим корреспондентом рассказывает известный фармаколог, член президиума Российской Академии медицинских наук, ректор Волгоградской медакадемии Владимир ПЕТРОВ.

- В развитых странах, да и в России производство лекарственных препаратов, занимает второе место после нефтегазодобывающего комплекса по объемам оборота денежных средств. Количество зарегистрированных Минздравом, а стало быть, разрешенных к применению лекарств составило 10524 наименования. В течение последних двух лет контрольными органами выявлено 115 случаев появления в продаже фальсифицированных лекарств. Из которых, кстати, 60 процентов - отечественного производства.
- Что такое фальшивая денежная купюра - это понятно, а что такое лекарственная фальшивка?
- В лучшем случае это так называемое плацебо. В переводе с латинского - "пустышка". То есть препарат содержит минимальное количество действующего вещества, не соответствующее стандарту. Ну, допустим, железистый препарат должен содержать не менее 100 миллиграммов железа. А он содержит два миллиграмма, и больным анемией его применять бессмысленно, потому что два миллиграмма содержат 30 граммов обогащенных кукурузных хлопьев. Все остальное - нейтральные ингредиенты: крахмал, глюкоза, короче - индифферентные вещества, не являющиеся лекарственными.
- Такие фальшивки изготавливают где-то в подпольных цехах или на лицензированных предприятиях?
- Очевидно, бывает и так, и эдак. Но ясно одно: подобный промысел является преступлением против личности и должен соответственно караться. Однако что-то не припомню ни одного судебного процесса на эту тему...
- Как же при таком строгом контроле в аптеки попадают фальшивки?
- На рынок иногда проникает продукция фирм-однодневок. Особенно из Восточной Европы. Они регистрируются и выпускают лекарства, зачастую несоответствующие никаким международным требованиям. Их главная цель - получение прибыли.
В связи с этим возникает вот какая коллизия. Как практикующий врач, заведующий кафедрой клинической фармакологии и интенсивной терапии я занимаюсь биоэквивалентностью, то есть сравнением различных препаратов, так называемых генериков. Это препараты, имеющие разное коммерческое название, но по существу являющиеся одним и тем же веществом. Мы, к примеру, провели серьезные исследования лекарств, снижающих артериальное давление, - так называемых ингибиторов АПФ. Это эналаприл, который может идти под названиями энап, ренитек, берлинприл и т.д. Оказалось, среди данных генериков лидером является ренитек. Хотя он стоит несколько дороже, но за счет своей эффективности может быть выгоднее для больного.
На основании проработок мы составляем рекомендации по использованию тех или иных лекарств. Направляем их в Минздрав, а дальше уже дело чиновников - принять их во внимание или нет. К сожалению, те, кто стоит у денежных потоков, направляемых на закупку препаратов, не всегда могут служить образцом честности и преданности делу. Порой интересы корыстные перевешивают интересы больных. А порой им просто не хватает мудрости.
Приведу такой пример. Допустим, нашему региону нужно определенное количество инсулинов. Сейчас в ходу около двадцати их видов. Недостатка в производителях нет. И региональный комитет по здравоохранению проводит закупочные тендеры, отдавая предпочтение тем фирмам, что предлагают более низкие цены. Но я бы посоветовал ответственным работникам предварительно поручить подготовку вопроса специалистам. Ведь здоровье - это ценностное отношение к жизни. Часто бывает, что, учтя эффективность препарата, мы получаем совсем иную экономику. Иными словами, не все выгодно, что дешевле.
- Как тогда относиться к рекламным роликам, в которых ученые-медики рекламируют тот или иной препарат? Это стопроцентная гарантия качества или необязательно?
- Необязательно. Зачастую фирмы обращаются к ученым и, материально заинтересовав их, получают желаемый отзыв на свое лекарство. Правда, в последнее время фармкомитет старается следить за этим.
За рубежом законом разрешено рекламировать только пищевые добавки и только витамины. У нас же все наоборот. Смотришь телевизор, и тебе говорят, к примеру, что лучшее средство от кашля - бромгексин. Но, позвольте, во-первых, это не противокашлевое средство, а отхаркивающее, что, как говорят в Одессе, две большие разницы. Во-вторых, представьте себе на минутку: туберкулезный больной пьет бромгексин, кашляет и выходит мокрота, содержащая палочки Коха. Больной становится опасен для окружающих. Кроме того, отхаркивающие средства при тяжелых формах туберкулеза могут провоцировать кровотечения. Обо всем этом больной не знает. Для него кашель - это проблема, и он с ней борется, как учит реклама, а потом поступает в больницу в критическом состоянии от легочного кровотечения.
- Какой же выход?
- Я убежден, что без промедления надо создавать реестр препаратов, которые могут отпускаться без рецептов. Ведь доходит до абсурда. Я всегда подхожу к аптечным киоскам в аэропортах, на вокзалах, на улицах - и вижу препараты группы Б.
Это сильнодействующие лекарства, которыми можно нанести вред своему здоровью. Так вот, препараты этой группы часто рекламируются в СМИ. Открываешь популярный журнал и читаешь: "Прозак - новое качество жизни". А ведь прозак, или флюокситин, - один из самых сильных антидепрессантов, требующих ежедневного мониторинга со стороны врачей: препарат блокирует рецепторы мозга и дает такие осложнения, как, скажем, маниакальное состояние, несовместим к тому же с большинством других лекарственных средств...
Ни в коем случае не следует полагаться на рекламу и бесконтрольно принимать нестероидные противовоспалительные средства. Тот же популярный пенталгин. Помните роскошную рекламу по ТВ? А это прямой путь к обострению язвенной болезни. Поскольку ведь никто не скажет, что нестероидные средства должны применяться только после еды и не должны применяться больше недели. Они разжижают кровь, в связи с чем могут возникать кровотечения. Например, у больных геморроем.
Вот почему я категорически против рекламы в СМИ серьезных лекарств. Без консультации с врачом ни один препарат, даже витамин, не может применяться.
- Но многие считают, что, скажем, витамины - это некие легкие и безобидные средства, которые можно применять по принципу: чем больше - тем лучше.
- В Волгограде в прошлые годы, едва появились импортные комплексные поливитамины, было несколько эпизодов, когда мы теряли детей от анафилактического шока, что есть крайняя степень аллергии. Ведь витамины, как правило, - серьезный аллерген. Начинается отек легкого,и спасти больного могут только экстренные реанимационные мероприятия...
- А как насчет поисков "мужского счастья"?
- К счастью, бум с виагрой уже прошел. Врачи да и озабоченные своей потенцией "виагристы" насмотрелись побочных эффектов от этого препарата. Когда назначается нечто сильнодействующее, всегда надо взвесить соотношение пользы и риска. Потому что шестидесятипятилетний мужчина, страдающий ишемической болезнью сердца, стенокардией, на второй этаж-то поднимающийся с одышкой и тем не менее применяющий виагру, рискует заработать сердечный приступ, который зачастую переходит в инфаркт. Ведь во время однократного сексуального акта теряется 5000 калорий. При том, что за целый день у нас обычно расходуется примерно 2500.
- Но ведь в России есть Федеральный закон о лекарствах. Выходит, или он несовершенен, или, как часто случается, просто не выполняется?
- Скорее второе, чем первое. Что, увы, слишком характерно для нашей страны.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников