07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ГЕННАДИЙ МЕЛИКЬЯН: КОМУ ВЫГОДНО РАЗРУШИТЬ СБЕРБАНК?

Симптоматично, что валютные счета растут значительно быстрее рублевых. Может быть, это

Симптоматично, что валютные счета растут значительно быстрее рублевых. Может быть, это происходит потому, что после финансового обвала в 1998 году наши граждане больше доверяют долларам и евро, чем рублям. С начала года валютные депозиты населения увеличились на 16,4 процента (достигнув 4,82 миллиарда долларов), рублевые - на 12,8 (всего - 411 миллиардов рублей).
На фоне устойчивых позитивных показателей странными на первый взгляд выглядят время от времени всплывающие предложения, направленные на разрушение самого устойчивого кредитного учреждения страны. То появляются идеи о расчленения банка на более мелкие, то - о необходимости скорейшей его приватизации... Казалось бы, зачем разрушать хорошо отлаженный механизм? На самом деле ничего странного здесь нет. Более глубокий анализ показывает, что лоббируют эти попытки те российские структуры, которым "Сбер" мешает проводить агрессивную политику на финансовом рынке, получать сверхприбыли за счет наших граждан и предприятий.
Российские экспансионисты известны своей нечистоплотностью. Но недавно атаку на СБ предприняла такая известная международная организация, как Всемирный банк. Такой демарш наводит на серьезные размышления. С этой неординарной ситуации началась беседа политического обозревателя газеты "Труд" с заместителем председателя правления Сбербанка Г. МЕЛИКЬЯНОМ.
- Геннадий Георгиевич, специалисты Всемирного банка вдруг стали весьма жестко отстаивать тезис о том, что наличие кредитных учреждений с государственным участием является серьезнейшим тормозом хозяйственной деятельности. Проще говоря, если страна хочет добиться экономического роста, то должна избавиться от таких банков. Не секрет, что в российских правительственных кругах очень прислушиваются к рекомендациям подобных авторитетных международных организаций. И что же теперь станется со Сбербанком? И еще: подтверждает ли мировая практика губительное воздействие на экономику банков с государственным участием?
- Для меня, как и для многих российских экономистов, стали неприятным сюрпризом некоторые утверждения международных экспертов, касающиеся российской банковской сферы. Если бы это говорили какие-то дилетанты, я бы не стал вступать в полемику. Но во Всемирном банке (ВБ) работают квалифицированные специалисты, многие их рекомендации действительно являются очень ценными. Тем более странной кажется "теория" о несовместимости экономического роста и государственных банков. Оставлять такие вещи без ответа нельзя. Обычно критиками Всемирного банка являются противники либеральных реформ, "антирыночники", к которым я себя не отношу. Однако в данном случае хотелось бы высказать категорическое несогласие с упомянутой "теорией" отнюдь не с "левых" позиций...
Эксперты ВБ говорят, что, мол, мировая практика подтверждает их выводы. Это не так. Ганки с государственным участием играли очень важную роль при выходе из кризиса многих стран с рыночной экономикой. Да и сегодня такие банки являются неотъемлемым элементом финансовой системы в Японии, Германии, Австрии... Анализ не подтверждает выводов экспертов о том, что названные кредитные учреждения мешают экономическому развитию. В Китае, например, при полном господстве госбанков экономика на протяжении уже 15 лет растет высокими темпами. Почему же, спрашивается, в России они могут стать тормозом? Наоборот, именно Сбербанк сделал немало, чтобы избежать полного паралича экономики после кризиса 1998-го. Да и стремительный рост российского хозяйства в 1999 - 2000 годах стал возможен во многом благодаря нашим серьезным кредитным вливаниям в реальный сектор.
- Зачем же так "подставил" себя Всемирный банк со своей "теорией", которая опровергается мировой практикой? Должна быть серьезная причина, чтобы рисковать своей репутацией. Наивно думать, что эксперты ВБ не ведали того, о чем говорили вы. Значит, сознательно пошли на странные рекомендации. Может, для того, чтобы Сбербанк могли приобрести зарубежные финансовые структуры? Эксперты, насколько мне известно, прямо говорят, что "Сбер" должен быть приватизирован и лучший вариант - приобретение его крупными западными инвесторами. Настолько откровенно идет лоббирование их интересов...
- Нелегко выдвигать столь серьезное обвинение в адрес авторитетной международной организации, тем более что я всегда ей симпатизировал. Однако, похоже, что в данном случае возразить что-либо трудно. Действительно, создается впечатление, что Всемирный банк является как бы лоббистом мощных западных финансовых структур, отстаивая их интересы в ущерб национальным интересам России. Хотел бы ошибиться, но очень много фактов свидетельствует в пользу этой версии.
- Продолжают ли настаивать международные организации на раздроблении Сбербанка на несколько более мелких кредитных учреждений? Что об этом говорится в докладе Всемирного банка, который обсуждался недавно на семинаре в российском ЦБ?
- Нет, сегодня об этом требовании уже не вспоминают. Да и странно было бы настаивать на нем, когда в мире наблюдаются прямо противоположные процессы - объединение, консолидация, слияние кредитных организаций в мощные холдинги, группы, транснациональные корпорации. В этих условиях добиваться разделения Сбербанка "на части", выглядело бы нелепо. Но если не удается уничтожить российский Сбербанк путем "дробления", пытаются добиться этой цели "обходными маневрами". Сейчас нас обвиняют, как известно, в монополизме. Да, мы имеем большую филиальную сеть, львиную долю вкладов населения. Но разве плохо то, что в стране есть банк, куда граждане могут, не опасаясь, нести свои деньги?
Оппоненты парируют: плохо, ибо доминирующее положение "Сбера" не дает развиваться конкуренции на рынке банковских услуг. И опять-таки предлагают известный вариант: мол, необходимо приватизировать одно из самых мощных кредитных учреждений страны. При этом добавляют: будет хорошо, если Сбербанк приобретет крупная западная финансовая корпорация. Но тут в рассуждениях оппонентов появляются серьезные противоречия. Что же, если "Сбер" будет куплен зарубежным инвестором, банк перестанет быть монополистом? Наоборот при этом потенциальные монопольные возможности будут реализованы в полной мере. А когда контрольный пакет Сбербанка находится у государства, оно не допустит нежелательных тенденций, исходя из интересов граждан и страны.
Что же касается создания условий для конкуренции, то надо не уничтожать успешно функционирующий банк, а всячески способствовать созданию еще двух-трех таких же крупных учреждений. Кстати, один серьезный конкурент у нас уже есть - объединенный Внешторгбанк. Страна открыта также для прихода западных банков. Так что заявления о "вредоносном монополизме" лишь искусственно нагнетают обстановку.
- Есть еще одна, может быть, самая удивительная рекомендация международных экспертов - запретить Сбербанку работать с юридическими лицами, то есть кредитовать предприятия и организации промышленности, строительства, транспорта... К чему это могло бы привести?
- К новому тяжелейшему кризису в стране. Здесь есть два аспекта. Первый касается всей российской экономики. Сегодня кредиты нашего банка предприятиям реального сектора составляют многие сотни миллиардов рублей и десятки миллиардов долларов в год. Без этой финансовой поддержки промышленность просто задохнется.
- Но кредиты могут давать и другие банки?
- В том-то и дело, что крупные и "длинные" ссуды отечественным банкам не под силу. Следовательно, наши предприятия должны будут пойти на поклон к зарубежным кредиторам. Похоже, иностранные эксперты готовят плацдарм для покупки задешево наших банков с государственным участием. Это отрицательно скажется на экономике. Процентные ставки по кредитам наверняка возрастут, предприятия понесут значительные убытки. Если же забуксует реальный сектор, то в конечном итоге появятся трудности и в банковской сфере. Иными словами, повторится 1998 год, только в более тяжелом варианте. Этого мы хотим?
Теперь о втором аспекте, касающемся непосредственно Сбербанка. Бумеранг, естественно, ударит и по нам тоже. Если мы не сможет давать кредиты юридическим лицам, то где же тогда зарабатывать деньги, чтобы платить вкладчикам проценты? Ведь доходы от кредитования сегодня превышают половину доходов нашего банка. Рынок кредитов, выдаваемых гражданам, имеет по объективным причинам пока ограниченную емкость. Покупать же государственные бумаги на сотни миллиардов рублей - это мы уже проходили на пути к кризису 1998 года.
Словом, в результате реализации предложений, содержащихся в докладе Всемирного банка, стоимость наших акций сильно упала бы. Может быть, это и есть главная цель западных экспертов? Сначала сбить курс акций Сбербанка, а потом купить их по дешевке? Выступая на семинаре, организованном Всемирным банком, я прямо сказал: "Получается, что вы работаете на некоторые западные банки, лоббируя их интересы". Опровержения не последовало.
- Перейдем теперь к волнующему граждан вопросу о гарантировании вкладов. Недавно состоялось большое совещание в Министерстве экономического развития и торговли, на котором, как мне рассказывали, министр Греф высказался в том духе, что, мол, все отчисления в специальный гарантийный фонд - и коммерческих банков, и "Сбера" - должны аккумулироваться на одном счете. Не получится ли, что Сбербанк будет "отдуваться" за всех?
- Именно против этого мы и выступаем. Не знаю в деталях, о чем говорил Герман Греф, но идея "общего счета" иногда всплывает на высоких собраниях, хотя большинством экспертов она не поддерживается. И понятно, почему не поддерживается. Ведь в случае ее реализации Сбербанк фактически стал бы гарантом по вкладам в других банках. Это нанесло бы серьезный ущерб нашим клиентам. Странно, что такие простые вещи надо объяснять. На самом деле, должно быть два раздельных "гарантийных" счета - один для коммерческих банков, другой - для "Сбера". По крайней мере до тех пор, пока объем вкладов в других банках не станет сопоставимым с вкладами в "Сбере".
- Другое предложение, вызвавшее неоднозначную реакцию вкладчиков, - возможное введение новых правил, в соответствии с которыми нельзя будет снимать деньги со срочного депозита до окончания срока вклада. Ваш комментарий?
- Конечно, для банка это на первый взгляд очень удобно. Но я отношусь к подобным идеям осторожно. Ибо есть опасность, что в этом случае граждане не будут вносить деньги на длительный срок. А экономике, которая начинает подниматься, нужны как раз "длинные" деньги. Таким образом, проиграют не только люди, но и банки могут потерять больше, чем выиграть.
Другое дело, что можно было бы подумать о так называемой уведомительной системе. Речь идет о том, что вкладчик должен заранее уведомить банк о своем намерении закрыть счет или взять деньги до истечения срока. И тогда через какое-то время после подачи заявления деньги ему выдадут.
- Каков может быть этот временной интервал? Месяц, полгода?
- Нет, конечно, не полгода. По опыту некоторых западных стран срок от подачи заявления до права получения денег мог бы составить, скажем, две недели. В случае, если желание закрыть счет было принято под влиянием конъюнктурных или даже кризисных ситуаций, за две недели может многое измениться, ситуация нормализоваться. Если же деньги заявителю действительно нужны, то он может их получить. Правда, при этом не будут выплачиваться повышенные проценты.
- Последний вопрос касается совсем иной сферы - космической. На днях сообщалось, что ракетой "Протон" на геостационарную орбиту выведен новый спутник связи и вещания "Экспресс-AIR". В Росавиакосмосе мне сказали, что большой вклад в реализацию проекта внес Сбербанк. В чем заключалась эта помощь?
- В финансировании, конечно. "Экспресс-AIR" - первый из шести аппаратов связи и вещания, вывод которых на орбиту предусмотрен программой обновления российской национальной спутниковой группировки гражданского назначения. Спутник был создан в НПО "Прикладная механика" имени М.Ф. Решетнева совместно с французской компанией "Alcatel". Еще в январе прошлого года Сбербанк открыл федеральному предприятию "Космическая связь" долгосрочную кредитную линию на 48,75 миллиона долларов. Ранее мы уже прокредитовали запуск трех телекоммуникационных спутников в сумме 15 миллионов долларов.
Общая стоимость проекта, предусматривающего в 2002-2005 годах вывод на орбиту современных спутников связи для замены физически и морально устаревшей орбитальной группировки, - около 800 миллионов долларов. Сбербанк России берет на себя кредитование на сумму 300 миллионов.
Мы и в дальнейшем намерены уделять первостепенное внимание подъему отечественной промышленности.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников