05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПРО УРОДОВ И ЛЮДЕЙ

Слухи о взлете отечественного кино оказались явно преждевременными и сильно преувеличенными, если судить об этом по программе только что завершившегося открытого российского фестиваля "Кинотавр". Конкурс, где, по идее, должно было быть собрано все самое лучшее за минувший год (первую картину председатель отборочной комиссии Ситора Алиева посмотрела еще 20 июня прошлого года, последнюю - за несколько недель до начала сочинского кинористалища), оказался на удивление слабым, сбитым из случайных, а то и пошловато-злачных картин...

По ходу просмотров журналисты выходили из зала и сокрушенно качали головами: опять неудача, опять прокол, опять обманутые ожидания. А ведь до начала фестиваля конкурсная программа ласкала глаз сочетанием в ней известных имен (Алексей Балабанов, Кира Муратова, Валерий Тодоровский, Светлана Проскурина, Марина Разбежкина, Александр Миндадзе) и фильмами дерзких новичков, которые обещали показать класс. Не показали его большей частью ни те, ни другие.
Дебютантка с замысловатым именем Валерия-Гай Германика была заявлена сразу в трех программах фестиваля и подавалась экспертами "Кинотавра" как восходящая звезда российского кино. Эта самая надежда представила в основном конкурсе полуигровой-полудокументальный фильм "День рождения инфанты", посвященный трудной жизни российских... садомазохистов. В течение часа герои этого, с позволения сказать, фильма, охаживают друг друга плетями по нежным филейным местам, по спине, а то и просто поддают друг дружке ногами по ребрам и под дых. "Жертвы", впрочем, этому только радуются - они издают сладострастные стоны, закатывают в истоме глаза, исторгают на камеру любовный пот и сладкие слезы телесного счастья. Но что у них происходит с душой, в душе - об этом в фильме, разумеется, ни слова.
Мне, наивному, хочется задать отборщикам запоздалый вопрос: что делала в конкурсе "Кинотавра" эта убогая, как мычание, картина, место которой разве только на фестивалях порнографического кино, которые в изобилии проходят на Западе? Кстати, на пресс-конференции 23-летняя Валерия-Гай Германика, скромно потупив очи долу, призналась, что мечтает снять настоящий большой порнофильм, которому позавидовал бы ее любимый режиссер Тинто Брасс. "Эх, взять бы родителям Германики не кожаную плетку, а простые русские розги, да хорошенько высечь дочь", - пошутил в тему кто-то из моих коллег. Вот только поможет ли?
Кстати, имя Тинто Брасса, похотливого престарелого вуайериста, наводнившего мир своими эротическими и откровенно порнографическими картинами, всплыло на фестивале в совершенно неожиданном контексте. Сравнения с итальянским маэстро удостоилась в кулуарах автор артхаусного кино Кира Муратова, которая в свои немолодые лета вдруг решила удивить мир рассказом об эротических фантазиях престарелого эротомана, вожделеющего свою дочь, о чем, впрочем, я уже писал в одном из своих предыдущих репортажей. Почему организаторам "Кинотавра" нельзя было объяснить первой леди нашего кино, переживающей, как мне кажется, серьезный творческий кризис, что ее картину в конкурсе лучше не показывать? Сумел же ранее отказаться от этой явно неудачной, "больной" ленты Муратовой Берлинский фестиваль, хотя раньше охотно привечал ее работы...
Мне кажется, жюри "Кинотавра" во главе с замечательным режиссером Вадимом Абдрашитовым проявило похвальную твердость, блистательно проигнорировав в своем итоговом вердикте как сексуальный экстрим в исполнении наших разновозрастных дам, так и экстрим криминально-социальный, который цвел пышным цветом в мутных, слабых, наполненных драматургическими нелепостями картинах "Тиски" Валерия Тодоровского, "Жестокость" Марины Любаковой, наконец, в фильме культового режиссера Алексея Балабанова "Груз-200".
Эта одиннадцатая по счету работа режиссера, автора нашумевших лент "Брат" и "Брат-2", "Про уродов и людей", задолго до первого официального показа усердно пиарилась группой критиков. Никем не виденный "Груз-200" объявлялся "сенсацией года и даже десятилетия", "событием в истории кино" и уж, разумеется, безусловным фаворитом "Кинотавра", что в итоге фильму на фестивале сильно повредило. Уж больно разошлись все эти авансы с самой картиной, которая оказалась действительно скандальной, шоковой, экстремальной, но лишенной оригинальности и подлинной художественной глубины, а временами и элементарного вкуса.
Действие картины происходит в 1984 году, на излете маразмирующей советской эпохи. В центре ленты - образ маньяка-импотента в милицейской форме, который с помощью бутылки лишает юную дочь секретаря райкома партии девственности (какой смелый поворот темы, не правда ли?!). Потом этот экранный двойник Андрея Чикатило заковывает девушку в наручники и на мотоцикле привозит к себе домой, где продолжает всячески глумиться над ней. Кончается эта фантасмагория двумя гниющими, разлагающимися трупами в ее постели, трупом милиционера, застреленного карающей рукой невесть откуда взявшейся Немезиды, да и сама студентка к финалу фильма - уже полутруп с помутневшим взором...
Фильм преподносится режиссером А. Балабановым и продюсером С. Сельяновым как окончательный расчет с советской властью, как последний кинематографический гвоздь в гроб ненавистной коммунистической идеологии. Помимо сомнительной, дурно пахнущей символики с синими, засиженными мухами трупами, которые, надо думать, намекают на мертвечину прогнившего режима, Балабанов вводит еще один "новаторский" прием: он раз за разом сталкивает панораму провинциального городка, задушенного чадящими заводскими трубами, с бодрыми песнями той поры, льющимися из телевизора. Но авторство этого приема, напомним, принадлежит Василию Пичулу, который двадцать лет назад снял на схожую тему действительно новаторский фильм "Маленькая Вера", где, правда, обошелся без горы трупов - тут приоритет следует отдать Балабанову...
Ему же следует отдать пальму первенства в деле ловкой подмены понятий: мастерски сделанный фильм ужасов, настоянный на хорроре и сексуальном насилии, он в духе текущего момента умело выдает за социальную критику, а частный клинический случай с садистом-милиционером - за картину вырождения ненавистного строя. Но больные люди, маньяки были и есть в любом обществе независимо от режима. Вот в Англии недавно побесчинствовал тамошний Чикатило - почему же никому не пришло в голову вменить это в вину закосневшей британской монархии? Или там свой Балабанов пока еще не народился?
Мне кажется, жюри замечательно разобралось в изъянах и противоречиях фильма "Груз-200", равно как в несовершенстве всей конкурсной программы. Оно решительно отсекло от призового расклада невнятную "Инзеень-малину" в постановке Валерия Сивкова, чрезвычайно зашифрованный, понятный только самому автору "Отрыв" Александра Миндадзе, манерную "Натурщицу" Татьяны Воронецкой и еще ряд лент... В итоге призов оказалось больше, чем вменяемых, художественно состоятельных картин. В этой ситуации Вадим Абрашитов и его товарищи, прозаседав 10 часов (!), пошли на беспрецедентный, но, думается, хорошо осмысленный шаг. Они не стали делить серьги среди всех незадачливых "сестер", а отдали главные награды (за лучший фильм, за лучшую режиссуру, за лучшее исполнение мужской роли) одной, зато весьма достойной ленте.
"Простые вещи" (так называется этот фильм Алексея Попогребского, который я имел счастье поддержать в ходе фестиваля) не о разных там маньяках, вуайеристах, мазохистах, эротоманах, насильниках, вампирах, вурдалаках - он о людях. О наших с вами соотечественниках, живущих сложной и очень небогатой жизнью. Об их мечтах, надеждах, разочарованиях, приступах отчаяния. Это лента о любви, о семье, о радостях и горестях материнства, о бесценности жизни, о дыхании смерти, то есть о самых простых, земных и в то же время о самых главных вещах на свете.
Победа на фестивале этой ленты, в которой мне слышатся отголоски фильмов Глеба Панфилова, Георгия Данелия, Ильи Авербаха, Романа Балаяна, равно как и внеконкурсный показ только что вернувшегося из Канна глубокого и мудрого фильма "Александра" в постановке Александра Сокурова, вселяет в меня надежду, что кино с "человеческим лицом" за свои права на нашем экране еще поборется.
АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ
Владимир МЕНЬШОВ, кинорежиссер, народный артист России, лауреат премии "Оскар":
- Я посмотрел конкурсную программу фестиваля от начала до конца. Скажу сразу: больших потрясений не было. Выделил для себя две милые, добрые картины - "Кука" и "Русалка", которые обречены на зрительскую любовь. Особняком для меня стоит фильм "Простые вещи" - это, безусловно, лучший фильм не лучшего по своей программе фестиваля. Молодой талантливый режиссер тянет в своем фильме линию живой души, которая всегда отчетливо звучала в нашем кино, и это главное.
Порадовался за решение жюри, которое справедливо не заметило радикальные, экстремальные фильмы Киры Муратовой "Два в одном" и Алексея Балабанова "Груз-200". Что касается фильма Киры Муратовой, то, я уверен, это просто бесконечно бесталанное кино. А фильм "Груз-200" я бы посоветовал показать психиатрам, мне кажется, по экрану можно ставить режиссеру диагноз. Лично мне непонятно, почему человек испытывает такое садистское удовольствие, говоря зрителям, что мы - нация насильников, негодяев, сволочей. Я подготовленный, закаленный человек, но после этого фильма мне хочется взглянуть в глаза автору и сказать ему: если тебе, парень, кажется, что в этой стране нельзя жить и выживать, то не надо хотя бы брать на свои проекты деньги у государства. Ищите вместе с продюсером спонсоров и тогда уж резвитесь от всей души. А делать это за государственный счет - какая-то пакость.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников