Иван, породивший бурю

С первых же часов версия обвинения стала рассыпаться на глазах изумленной публики. Фото: © City News Moskva, globallookpress.com

Дело журналиста «Медузы» Ивана Голунова - самое громкое в последние годы


Дело журналиста «Медузы» Ивана Голунова, задержанного в минувший четверг в Москве на Цветном бульваре и вызволенного из цепких ручищ провокаторов в погонах волной общественного протеста и возмущения, — самое громкое в последние годы. Хотя, казалось бы, нам не привыкать к подобным историям, где полковники и генералы — воры, коррупционеры и предатели, а обычный гражданин — лишь жертва или сотрясатель воздуха на кухне. На этот раз все вышло по-другому. Почему? Очень важный вопрос для дня сегодняшнего и завтрашнего.

Сейчас, когда Иван Голунов на свободе, обвинение с него снято, уголовное дело закрыто, а над провокаторами возникло легкое облачко (сказать «тучи» было бы большим преувеличением, два снятых с должности генерала на такое определение не тянут), трудно понять, на что, собственно, рассчитывали «борцы с наркопреступностью», предъявляя такие аргументы для задержания. Разве что на полную безнаказанность, к которой привыкли?

Но тут с первых же часов версия обвинения стала рассыпаться на глазах изумленной публики. На пакетах с порошком, обнаруженных при личном досмотре Ивана, не нашли ни отпечатков его пальцев, ни следов его ДНК. Из девяти снимков нарколаборатории, якобы обнаруженной в квартире, где проживал журналист, опубликованных в пресс-релизе МВД, восемь сделаны не в квартире Голунова. Налицо подлог.

Подлогом оказалась и справка, показанная в телепередаче «Дежурная часть» на канале «Россия 24». Ею пытались подтвердить версию полиции о том, что в момент задержания Иван был в состоянии опьянения. Но в справке, показанной телезрителям, русским языком было написано: «По результатам освидетельствования клинические признаки, позволяющие предположить наличие опьянения, не обнаружены»...

А тут подоспело и заявление специалиста-нарколога Минздрава Евгения Брюна в эфире программы «Вести недели»: «Различными методами исследования химико-токсикологической лаборатории в биологических средах журналиста наркотики не обнаружены».

Надо ли говорить, что такого рода «доказательная база» обвинения вызвала оторопь не только у общественности, журналистского сообщества, но и у профессионалов-полицейских, и у медиков. Даже далекие от общественных дискуссий люди хватались за голову от такой наглости организаторов и исполнителей провокации.

В эти моменты становится ясно, что любой в принципе беззащитен перед теми, кто от имени закона гвоздит, как кистенем, налево и направо. И не только журналиста, перешедшего дорогу сильным мира сего, но и предпринимателя, не желающего делиться с «крышей», и не разделяющего восторгов по поводу повышения пенсионного возраста гражданина, и не угодившего чем-то местному начальству «диссидента»... Да мало ли кто мог и может еще угодить под этот каток!

И тут мы увидели редкий случай проявления солидарности и общественного протеста. То, что бурным потоком лилось на власть в соцсетях, она могла бы пережить. Не сегодня сказано: «Интернет — это помойка». Этим высоким мнением продолжают руководствоваться госструктуры и лица. И на протесты всяких правозащитных организаций (тем более зарубежных) давно уже не реагируют ни в Кремле, ни в парламенте. Но история вдруг устремилась из берегов. Три ведущие деловые российские газеты вышли с единой первой полосой, где было опубликовано совместное заявление с требованием детальной проверки действий сотрудников МВД, причастных к задержанию Голунова, на соответствие законодательству и предоставления данных этой проверки в СМИ.

А тут еще «Медуза» открыла доступ к расследованиям Ивана Голунова — и это был удар в солнечное сплетение. Любое СМИ теперь имеет право перепечатывать их в своем издании, на своем сайте и в блоге. Таких публикаций у Ивана десятки, и в большинстве из них приводятся факты коррупции с участием обитателей больших кабинетов. Тут и про организаторов циничного похоронного бизнеса, в котором замешаны известные фамилии, и история недвижимости видного московского чиновника стоимостью в сотни миллиардов рублей (по иронии судьбы дом этот расположен на Цветном бульваре, как раз напротив места, где журналиста Голунова «задержали с поличным»), и коррупционная возня вокруг мусорных свалок, и другие интересные сюжеты.

Теперь представим, что все это снова вывалится в российскую прессу — массовыми тиражами, обреченное на повышенное внимание читателей и зрителей. Вряд ли на такой поворот рассчитывали те, кто затевал операцию «по укорачиванию языка журналюге».

Кстати, многие, кто перечитывает в эти дни публикации Ивана Голунова, задают простой вопрос: зачем нам бесчисленные борцы с коррупцией в конторах с грозными именами — МВД, ФСБ, СК? Зачем все эти «управления собственной безопасности», следящие за чистотой рядов? Достаточно вчитаться в расследования Ивана — и действовать. Такое впечатление, что он один работает эффективнее целых ведомств... Это так, заметки на полях.

А тем временем дошло и до марша в поддержку журналиста Голунова — и правоохранителям пришлось в массовом порядке «винтить» его участников прямо в День России. И до девушки, пришедшей в Кремль на прием в майке с именем Ивана. А через неделю — «Прямая линия» с президентом...

В общем, некстати все это. И пришлось главе МВД генералу Колокольцеву объявлять о прекращении дела против журналиста и о ходатайстве перед главой государства об освобождении от должности двух генералов. Но разве этого достаточно? Люди требуют назвать заказчиков и всех исполнителей гнусной акции. И назовите хотя бы одну причину для отказа. По авторитету правоохранителей (да и власти в целом) и без того нанесен очередной мощный удар. И переводить историю в подковерную возню — только усугублять репутационную катастрофу.

Кстати

Никогда не принимаю на веру неподтвержденную информацию или голословные выводы. Но сейчас, когда СМИ пишут о криминальном прошлом начальника отдела по контролю за оборотом наркотиков УВД Западного округа Москвы Щирова, во все это трудно не поверить. Вспоминая собственный опыт общения с УВД по ЗАО города Москвы, могу предположить, что немногим лучше работают и другие подразделения этого управления полиции. Если идти еще дальше, то возникают сомнения, что ситуация изменится после увольнения Щирова и начальника УВД по ЗАО Пучкова (если они состоятся). Дело не в людях, а в системе.

Шесть лет назад на мою невестку было совершено вооруженное нападение на парковке магазина «Метро» в Очаково (территория УВД по ЗАО). Отобрали деньги, банковские карты и документы. Она тут же обратилась в полицию. Произошедшее зафиксировали видеокамеры. Было известно время и место снятия денег в банкоматах. Была еще масса оперативной информации, позволявшая легко поймать преступников. Но еще перед началом расследования стало ясно, что этого не будет. Уголовное дело так и не было возбуждено. Обратился в пресс-службу УВД ЗАО за комментариями, но мне отказали и в этом.

В 2018-м мой сын написал в УВД ЗАО заявление об угрозе жизни ему и его детям от этнической банды. Результат нулевой. В возбуждении уголовного дела отказано (не смейтесь!) на том основании, что телефон, с которого поступали угрозы, «на момент проверки не отвечал». Не исключаю, что мы обратились с заявлением к полицейским, которые тех бандитов, скажем так, хорошо знали...

Об этих и аналогичных историях мы писали в «Труде», обращались за разъяснениями в мэрию столицы, где нам порекомендовали переадресовать вопросы в ГУВД Москвы. Круг замкнулся.

Здесь можно было бы написать: прошу данную статью считать заявлением в прокуратуру. Но мой опыт и здесь подсказывает: толку не будет. Ведь еще в 2013 году президент России Владимир Путин в связи с громким преступлением полицейских на территории ЗАО фактически обвинил тамошних стражей порядка в потворстве криминалу. И ничего.




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?