09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НЕ ВСЕ "СИГМЕ" МАСЛЕНИЦА

Вереск Вероника
Статья «НЕ ВСЕ "СИГМЕ" МАСЛЕНИЦА»
из номера 130 за 14 Июля 2004г.
Опубликовано 01:01 14 Июля 2004г.
В современном российском бизнесе в последние годы нашли свою нишу и вполне процветают деловые люди, специализирующиеся на переделе собственности. Процесс этот давно стал обыденностью, настолько к нему присмотрелись и притерпелись. Власть, как правило, старается устраниться от неизбежных в этих случаях конфликтов, называя их "спором хозяйствующих субъектов"."Труд" уже рассказывал в публикации "Тактика выжженного поля" 28 мая с.г. о Международной инвестиционной консалтинговой группе "Сигма", возглавляемой Павлом Свирским. Тогда речь шла о попытке всеми правдами и неправдами подмять под себя подмосковную агрофирму "Косино", чтобы иметь возможность распоряжаться изрядным куском столичной и подмосковной земли.На сей раз взор предпринимателя обратился в сторону Кубани, а именно - Лабинского маслоэкстракционного завода (МЭЗ), якобы сильно задолжавшего группе "Сигма".

ИСКУССТВО МИСТИФИКАЦИИ
Представьте себе, живете вы в полной уверенности, что все у вас в порядке, но однажды утром просыпаетесь и узнаете со страниц газеты, что по уши в долгах.
Именно так произошло с Лабинском МЭЗом, когда неожиданно в октябре прошлого года, вскоре после овладения Кропоткинским маслозаводом московской инвестгруппой "Сигма", в кубанских изданиях одновременно появились объявления о скупке долгов очередного маслозавода новыми хозяевами кропоткинцев. Те, кто хорошо знает Лабинский завод и его генерального директора Ивана Артеменко, удивились: не может быть! Однако "утка" была запущена и имела вполне определенные цели: прощупать самих лабинцев и их многочисленных партнеров "на прочность".
Итак, во всеуслышание было заявлено о готовности установить контроль над еще одним маслоперерабатывающим предприятием. Надо прямо признать: этот номер сразу не прошел. Во-первых, потому, что никакого долга ни в какой форме не существовало в природе. Во-вторых, потому, что недавние события на Кропоткинском МЭЗе с набегом людей в масках, выламыванием дверей и заламыванием рук всем подряд еще были свежи в памяти кубанцев.
- Как только прошла эта дезинформация, - вспоминает генеральный директор Лабинского МЭЗа Иван Артеменко, - телефоны в моем кабинете раскалились. Депутаты, многие главы местного самоуправления, давние наши партнеры по бизнесу спрашивали только об одном: какая помощь нужна, чтобы спасти предприятие. Мы объясняли, что все эти публичные заявления - не более чем очередные измышления известных всем мистификаторов, успокаивали людей и благодарили за готовность поддержать в трудную минуту. Но больше всего порадовала и обнадежила позиция коллектива завода, которая показала: любые попытки со стороны внести в него смуту или растерянность обречены на провал.
На этом, казалось, проблема рассосалась сама собой. Ведь, кроме абсолютно надуманных сообщений о покупке все той же "Сигмой" у неких миноритарных акционеров блокирующего пакета акций Лабинского МЭЗа, других "аргументов" не было. Скандал стал затухать. Как оказалось, до поры до времени.
В конце нынешнего апреля сразу в нескольких центральных изданиях появилась информация о том, что "Сигма" скупила у "Юнилевер-СНГ" долги "Русской бакалеи" и Лабинского МЭЗа на сумму 7 миллионов долларов. Если верить одной из московских газет, "по словам генерального директора "Сигмы" Павла Свирского, он готов взыскать этот долг даже ценой имущества самого МЭЗ". Заметим, что эксперты оценивают это самое имущество, даже до модернизации, в сумму, превышающую 30 миллионов долларов. При этом Свирский утверждал, что начал скупать долги завода еще с осени прошлого года. Читаем дальше: "Как выразился генеральный директор "Сигмы" Павел Свирский, англичане не смогли понять специфичности нашего бизнеса и действовали по официальным каналам - прокуратура, суд... Сам же он намерен "более серьезно взяться за взыскание долгов с "Русской бакалеи". Как именно, он не уточнил".
А вот в "Русской бакалее" утверждают однозначно, что никакого долга нет, а вся возня вокруг него не более, чем провокация. В компании "Юнилевер", наоборот, заверяют, что долговые обязательства действительно существуют и недавно были проданы "Сигме". Так где же правда?
А ЕСТЬ ЛИ МАЛЬЧИК?
Чтобы не погрешить против истины, следует признать: претензии к "Русской бакалее" у компании "Юнилевер" в свое время были. По этому поводу даже состоялось несколько заседаний арбитражных судов разных уровней. Завершились они без особого успеха для английских бизнесменов. Более того, в ходе этих судебных баталий "Юнилевер" не смогла доказать даже самого факта передачи спорного товара, каким являлись семена подсолнечника, для хранения и переработки компании "Русская бакалея".
Когда стало очевидно, что с этой стороны заморским истцам по делу ничего не светит, они, по-видимому, решили перевести стрелки на того, кто "засветился" в этом споре в качестве третьего лица, - Лабинский МЭЗ.
Дело в том, что какое-то время на территории Лабинского МЭЗа действительно хранились некие семена подсолнечника, принадлежавшие английской компании. Был это тот самый "спорный товар" или абсолютно другая партия семечек, не столь уж важно. И не потому, что кому-то не нравится компания "Юнилевер". А потому, что они, эти самые семечки, как достоверно установлено краевым арбитражным судом, а затем подтверждено Федеральным арбитражным судом Северо-Кавказского округа, были отданы Лабинскому МЭЗу на переработку, а затем распоряжением самого же истца переведены на карточку количественного учета ОАО "Русская бакалея". Маслозаводу было безразлично, кому именно переводились материальные ценности. Он четко выполнил полученное от собственника сырья распоряжение, сняв с себя всякую ответственность за дальнейшую судьбу материальных ценностей. Операция похожа на ту, которая ежеминутно происходит в любом банке, когда один клиент по личному желанию переводит принадлежащие ему средства на счет другого. Дело банка в этом случае - выполнить волю клиента, а не отслеживать, что будет с его деньгами дальше. Как говорится, и своих забот полон рот.
И вот сейчас, спустя два года после вынесения судебных решений, заметим, вступивших в законную силу, Павел Свирский кидается на защиту "обманутых" англичан, грозясь взяться за дело "более серьезно" и "порешать" вопросы некими другими способами. Какими именно? Напомним читателям о них. За два года своего существования Международная инвестиционная консалтинговая группа "Сигма" успела отметиться не в одном регионе России. Следы ее пребывания замечены в Алтайском, Краснодарском и Красноярском краях, Нижегородской и Ростовской областях. В Нижегородской области и в столичном регионе Павла Свирского постигла неудача: его планы по недружественному поглощению Нижегородского МЖК, а также московской агрофирмы "Косино" потерпели фиаско. Причем имя самого руководителя инвестгруппы стали связывать с неправомерными манипуляциями с реестрами акционеров, весьма агрессивной скупкой акций лакомых предприятий, появлением неких часто мифических долгов, выполняющих для Свирского роль своеобразных отмычек заветных дверей. Словом, с методами достижения поставленных целей, весьма далекими от правовых.
Вспомним хотя бы события на Таганрогском "Красном котельщике" в Ростовской области, Антоновском рудоуправлении и Кузнецком ферросплавном заводе в Красноярском крае, где в ход в качестве аргументов "акционерных войн" с участием "Сигмы" шли не только странные судебные решения, но и силовой захват предприятий людьми в масках и с автоматами.
Недавние же события на Кропоткинском маслозаводе приводят к убеждению, что, поднаторев в ходе этих самых баталий и убедившись в полной своей безнаказанности, Свирский перестал соблюдать хотя бы видимость приличий.
ДОЛГ ГРАБЕЖОМ КРАСЕН!
Кропоткинский МЭЗ пал на рассвете 20 сентября прошлого года. На территорию без объяснения причин ворвались некие вооруженные люди, уложили на пол немногочисленную охрану, а работников заставили стоять с поднятыми руками. Судебный пристав появился позже, около шести утра, и предъявил постановление о возбуждении исполнительного производства от 19 сентября. Причем документ был вручен человеку, который лишь час назад без каких-либо бумаг прорвался на завод с помощью людей в масках.
Судебное экспресс-заседание, ставшее отправной точкой этой истории, как выяснилось позже, состоялось на основании заявления некого господина Грибенко. Он называл себя вновь назначенным генеральным директором ЗАО "Кропоткинский МЭЗ" и рвался немедленно приступить к исполнению служебных обязанностей...
Но в начале поговорим о сюрпризах Фемиды. Если верить документам, 12 сентября 2003 года в Назрани в Арбитражном суде Ингушетии судья Б. Цицкиев приступил к рассмотрению иска ООО "Триона-Сервис" к ЗАО "Маслоэкстракционный завод "Кропоткинский". Суть требований: маслозавод, как утверждает истец, по договору от 2003 года из давальческого сырья изготовил некачественную продукцию. Поэтому истец просил суд возместить причиненные ему убытки путем взыскания акций ЗАО "МЭЗ "Кропоткинский", принадлежащих группе частных акционеров. Вообще-то такое трудно объяснимо, однако эти требования были удовлетворены. Таким образом, за долг в 900 тысяч рублей, который, заметим, официально не был доказан, истцу досталось предприятие, активы которого оценивались экспертами в 5 миллионов долларов.
Далее события начинают развиваться с удивительной скоростью. Исполнительный лист по делу, о котором шла речь выше, попадает в службу судебных приставов 15 сентября и немедленно исполняется. 18 сентября, в один день, появляется протокол внеочередного общего собрания акционеров ЗАО "Маслоэкстракционный завод "Кропоткинский", которое избирает не только нового генерального директора в лице Грибенко, но и членов наблюдательного совета, в том числе Свирского и Савельева. Этой же датой помечены судебное решение по иску Грибенко и исполнительный лист арбитражного суда Краснодарского края по этому же делу. А уже 19-го числа выносится то самое постановление, на основании которого на рассвете 20-го было устроено побоище на Кропоткинском заводе. При этом так спешили, что не смогли дождаться, когда судебный пристав доставит документ.
Не надо быть юристом, чтобы сделать вывод: захват Кропоткинского маслоэкстракционного завода смог состояться при попустительстве судебных органов разных уровней. Закрадывается мысль и о какой-то заинтересованности в этом сотрудников службы судебных приставов. Ведь один из них принял к исполнению документ, который, по мнению юристов, просто нельзя было исполнять. Другой подозрительно рьяно бросился ни свет ни заря выполнять предписание, на котором и чернила не просохли.
Все последующее проистекало отсюда. И уже не играло никакой роли то, что 17 октября тот же Арбитражный суд Ингушетии под председательством другого судьи - А. Тутаева в качестве апелляционной инстанции не только отменил предыдущее решение, но и прекратил производство по делу в связи с неподведомственностью спора Арбитражному суду. Попросту говоря, суд даже не вправе был рассматривать это дело, тем более в отсутствие ответчика. По сему все должно было быть возвращено в первоначальное состояние.
Спустя почти год воз и ныне там. Мало того, никто из людей, задумавших и разыгравших эту многоходовку, не только не понес наказания, но все они неплохо себя чувствуют и процветают. Свирский, как мы знаем, по-прежнему занимается скупкой несуществующих долгов приглянувшихся предприятий. И все это подается под соответствующим соусом: "Мы берем запущенную ситуацию, расчищаем ее и отдаем перспективному партнеру".
Эдакие экономические санитары... А может, гробовщики? И вот тому пример. Если верить СМИ, ЗАО "Русагро", во имя процветания которого, судя по развитию событий, и был захвачен Кропоткинский МЭЗ, не может удержать здесь ведущих специалистов. С предприятия ушел каждый четвертый сотрудник. Завод резко сократил объемы производства. Первые полгода правления новых хозяев закончились тем, что, получив во владение предприятие с рентабельностью 40 процентов, они умудрились понести убытки в несколько миллионов рублей. А несколько месяцев назад компания решила зарегистрировать МЭЗ в Москве, лишив тем самым Кропоткинский район и Краснодарский край в целом весьма ощутимых финансовых поступлений. Правда, к началу июня на учете в столичных налоговых органах этот завод еще не значился.
ЛАКОМЫЙ КУСОК С МАСЛОМ
Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы понять, чем так привлекает к себе Лабинский МЭЗ мастера "комбинационной игры" Павла Свирского. Это как раз тот случай, когда, если повезет, можно быстро и без особых хлопот (на такое предприятие покупателя долго искать не придется) урвать очень приличный куш. Ведь Лабинский МЭЗ - одно из крупнейших предприятий в отрасли, занимающее второе место по объему производства растительного масла в России. Многие годы завод не только работает стабильно, но вот уже 12 лет ведет практически постоянное обновление производственных мощностей. Особенно успешно процесс модернизации осуществлялся в последние годы, когда у завода завязались партнерские отношения с компанией "Русская бакалея". Только за последнее время здесь реконструирована котельная, построен новый элеватор, цеха рафинации и фасовки, полностью модернизировано экстракционное производство, что позволило довести его мощность до 1200 тонн в сутки. Это обошлось в 35 миллионов долларов.
На предприятии работает лаборатория качества продукции, оснащенная по последнему слову техники. Внедрена новейшая информационная система "Парус", позволяющая следить за работой всего предприятия в режиме реального времени.
Более пяти миллионов долларов планируется потратить на экологические программы, развитие и совершенствование инфраструктуры завода.
Одним словом, сегодняшний Лабинский МЭЗ - это современнейшее и весьма успешное предприятие, заиметь которое хотели бы многие. Вот почему так старается сегодня руководитель "Сигмы" представить в прессе ситуацию на заводе как весьма "запущенную", якобы отягощенную солидным долгом. И кто бы сомневался в том, что "расчистить" ее Свирскому очень хочется в свою пользу.
Есть предприятия, на которые можно пройти только до административного корпуса. До остального попросту не пробраться без болотных сапог из-за непролазной грязи. Лабинский завод со всех сторон выглядит как новенький пятак. Территория скорее похожа на ухоженный санаторный городок, чем на производственную площадку - во всем чувствуется твердая хозяйская рука.
А работать здесь умеют. Средняя зарплата уже приближается к девяти тысячам рублей. Коллективный договор неукоснительно выполняется. На него можно смело ссылаться как на своего рода образец. Например, выплачивают материальную помощь при рождении ребенка в размере 10 тысяч рублей, причем каждому из родителей, если оба работают на заводе. Ежемесячно доплачивают мамам, находящимся в отпуске по уходу за ребенком, до трех тысяч рублей, чтобы они спокойно растили малышей до трехлетнего возраста. И работающим, и ветеранам завода гарантировано санаторно-курортное лечение...
- Люди - главное для нас, - считает генеральный директор Лабинского МЭЗа, герой труда Кубани, депутат Законодательного собрания Краснодарского края, доктор технических наук Иван Артеменко. И в соответствии с этим убеждением строит всю социальную политику предприятия. - Наш завод сегодня - основа благополучия 1200 работающих лабинцев и около 700 ветеранов и пенсионеров.
Совсем недавно здесь построен новый социально-бытовой комплекс, где работников предприятия принимают специалисты разных медицинских направлений. Их же раз в год обследуют врачи Краснодарского диагностического центра. Естественно, за счет предприятия.
Есть у генерального директора Лабинского МЭЗа одна задумка:
- Сейчас только 20 процентов наших работников обеспечены горячим бесплатным питанием, - сетует Иван Петрович. - Думаем построить большую столовую, чтобы горячие обеды стали доступны всем членам коллектива.
Особая забота руководства маслозавода - воспитание молодой смены. Сегодня по целевым направлениям предприятия 80 человек учатся в Кубанском технологическом университете, около 40 получает специальное образование в Армавирском механико-технологическом колледже. Для особо одаренных заводом учреждены четыре специальные дополнительные стипендии. К ветеранам и пенсионерам такое же внимательное и бережное отношение. Особая забота о тех, кто носит почетное звание заслуженного работника предприятия. Кстати, принимая под крыло работников консервного завода, руководство МЭЗа не отмахнулось и от пенсионеров развалившегося предприятия, зачислив их в свою семью на равных условиях.
Еще несколько штрихов. Свыше 150 миллионов рублей перечислил в консолидированный бюджет края за минувший год Лабинский МЭЗ. Более 200 миллионов рублей выделили на проведение в крае посевной кампании. Такое может позволить только благополучное, крепко стоящее на ногах предприятие.
И именно на него замахнулись сегодня те, чья профессия прибирать к рукам. К сожалению, до сих пор вполне безнаказанно. Впрочем, кажется, ситуация хоть медленно, но все же начинает меняться.
ПОДВЕСТИ ЧЕРТУ
Буквально сразу после беспрецедентного вооруженного захвата Кропоткинского МЭЗа появилось обращение бывшего вице-губернатора Кубани, долгое время ведавшего вопросами аграрно-промышленного комплекса края, Виталия Пушкина. Оно было адресовано Генеральному прокурору России Владимиру Устинову, председателю Высшего арбитражного суда Вениамину Яковлеву и краевому прокурору Геннадию Ульянову. В обращении содержалась настоятельная просьба вмешаться и пресечь противоправные действия, которые, по его мнению, попадают под статью 159 УК РФ (мошенничество) и "наносят экономический ущерб как одному из крупнейших перерабатывающих предприятий, так и экономике края в целом".
Четко обозначенный информационный наезд на еще одно градообразующее и вполне успешное предприятие региона - Лабинский МЭЗ - заставил местные власти вспомнить о своей ответственности за стабильность и инвестиционную привлекательность Кубани, о которой так часто говорится с высоких трибун.
Первыми забили тревогу по поводу возможного захвата и разорения очередного вполне здравствующего промышленного предприятия и исправного налогоплательщика депутаты Законодательного собрания Краснодарского края. В обращении к президенту страны они пришли к печальным выводам по поводу того, какими методами у нас осуществляется передел собственности: "...Любая структура, имеющая целью захват предприятия, может сегодня беспрепятственно его осуществить". Налицо плачевные результаты подобного решения корпоративных споров.
4 июня с.г. центральные СМИ со ссылкой на Интерфакс сообщили о том, что на пресс-конференции в Ростове-на-Дону заместитель Генерального прокурора России Сергей Фридинский сообщил о возбуждении ряда уголовных дел против участников конфликта вокруг Кропоткинского маслоэкстракционного завода. Отправной точкой для следственных действий "стал факт предоставления сторонами конфликта фальсифицированных судебных решений, на основании которых судебные приставы принимали неправильные исполнительные меры".
Тем временем губернатор Краснодарского края Александр Ткачев, посетив Лабинский МЭЗ, отметил высокий уровень развития этого предприятия. На недавнем краевом совещании губернатор четко определил позицию администрации Кубани и по отношению к конкретной ситуации вокруг Лабинского маслозавода, и по отношению к правовому беспределу вообще, творящемуся на других предприятиях региона. Позицию весьма однозначную: время безнаказанного разбоя прошло.
Есть тому и реальное подтверждение. Еще не остыли страсти вокруг попыток скупки некоторыми московскими бизнесменами акций Лабинской и Кореновской племптицефабрик, а уже принято решение Минсельхоза России о нецелесообразности перепрофилирования предприятий и продажи государственного пакета их акций. Случилось это после встречи губернатора Кубани с министром сельского хозяйства страны. Словом, все идет к тому, что власть хочет и может решать спорные вопросы в интересах края и его жителей.
18 мая сказала свое веское слово о событиях вокруг Кропоткинского маслозавода и Объединенная комиссия по корпоративной этике Российского союза промышленников и предпринимателей. Вывод ее сводится к следующему: "Действия... группы "Сигма" и ООО "Группа компаний "Русагро" применительно к ЗАО МЭЗ "Кропоткинский" позволяют квалифицировать их как захват предприятия, - говорится в опубликованном решении панели арбитров. - При приобретении ООО "Группа компаний "Русагро" акций ЗАО МЭЗ "Кропоткинский" нарушены принципы корпоративной и деловой этики, поскольку, по мнению арбитров, "Русагро" не могло... не знать о том, что приобретаемые акции выбыли из обладания прежних владельцев помимо их воли и с нарушениями действующего законодательства".
Чем это может грозить господам Свирскому и нынешнему хозяину Кропоткинского МЭЗа Мошковичу? По словам председателя комиссии по корпоративной этике Бориса Титова, "Русагро" и "Сигму" может ожидать общественное порицание в виде включения в список неблагонадежных корпоративных партнеров, о чем сообщат банкам, кредитным организациям, российским и иностранным компаниям и в администрацию Краснодарского края. Пока этот список пуст. Хотя, похоже, самому объекту "общественного порицания" от решения коллег по цеху ни холодно, ни жарко.
Вместе с тем недавние события вокруг маслоэкстракционных предприятий страны стали наконец-то тем катализатором процесса, который мог бы подвести черту под беззакониями при переделе собственности. Тем более что все настойчивее со всех сторон звучат требования о внесении изменений в федеральное законодательство, перекрывающее лазейки разного рода дельцам. Их время кончается. Хочется надеяться, что правоохранительные органы все-таки дадут четкую правовую оценку происходящему и воздадут, как говорится, каждой сестре по серьге.
Только в этом случае те, кто умеет и хочет работать, строить и вкладывать деньги в завтрашний день, смогут наконец спокойно заняться делом. Артеменко, например, мечтает создать вертикально интегрированный холдинг с сырьевой базой в виде сельхозпредприятий, с элеваторами, заготовительными подразделениями, постоянными надежными партнерами. Думается, что все у него получится. Хочется верить, что очередная Золотая медаль Всероссийского смотра качества, проходившего недавно в рамках международной конференции "Масложировая промышленность: новые аспекты", далеко не последняя награда коллектива Лабинского МЭЗа и его неугомонного директора.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников