10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЕЛОДИЯ ДЛЯ МАРИИ

Еще несколько дней назад о Марии знали в основном ее коллеги-музыканты - ну и, конечно, публика ее органных концертов, которые с особенно большим успехом регулярно проходили в ее родном Иркутске. Чуждая какой бы то ни было показухи, она совершенно не стремилась к славе, хотя была прекрасным музыкантом и чудесным человеком. Теперь о ней услышали миллионы. Увы, с опозданием - Маши нет, она погибла в том самом злополучном А-310, что разбился при посадке в иркутском аэропорту.

Грешен и я - давно собирался написать о талантливом и ярком человеке. Много раз встречал Машу в коридорах Московской консерватории (которую сам когда-то окончил). Но не решался подойти. Ее лицо чем-то напоминало старые живописные портреты - помните глаза, всегда пристально и испытующе глядящие из-под строгих темных бровей, одновременно притягивая и создавая ощущение дистанции...
Я слышал Машину великолепную игру на органе, к тому же было известно, что она - дочь знаменитого писателя Валентина Распутина. Крепкая отцовская закваска угадывалась в этой красивой, молодой, но редко улыбающейся на людях женщине. Согласитесь, здесь есть сюжет. Но ведь мы, журналисты, вечно ждем "информационного повода". И вот дождались...
Жаль, что этим поводом не стала научная работа Маши, специализировавшейся, с одной стороны, на старинной музыке Австрии и Италии, а с другой - на древнерусских церковных распевах. Последние она, кстати, знала не только как музыкант-теоретик, но и как практик: пела в хоре Сретенского монастыря в Москве. Жаль, что не стал информационным поводом и очередной концерт Марии в филармонии Иркутска, назначенный на 19 июля, - она летела к себе на малую родину, чтобы встретиться с публикой, сыграть своего любимого Баха (мечтала со временем исполнить все его органные сочинения), и, конечно же - повидаться с родителями... Концерт, как вчера сообщила "Труду" директор Иркутской филармонии Марина Токарская, все равно состоится, но уже в память Маши.
ВОТ ЧТО ГОВОРЯТ О МАРИИ ТЕ, КТО ЕЕ ХОРОШО ЗНАЛ
Александр СОКОЛОВ, министр культуры и массовых коммуникаций России, заведующий кафедрой теории музыки Московской консерватории:
- Я на пару дней съездил на Валаам в короткий отпуск, и вот, возвращаясь в Москву, услышал эту ужасную новость... Машу очень пестовал покойный Евгений Назайкинский - кстати, я тоже ученик этого замечательного музыкального ученого. Как и он, уже много лет веду курс анализа музыкальных произведений в Московской консерватории. Этой весной Евгений Владимирович, чувствуя, что ему недолго осталось жить, предложил мне взять Марию в свою команду...
По-человечески же это тяжелая потеря. Маша была духовно чистым человеком, никогда не давала втянуть себя в какие-либо дрязги, что греха таить, случающиеся в творческом коллективе. И никогда не козыряла авторитетом отца, не использовала его. Свои проблемы решала исключительно сама.
Многие посторонние люди считали Машу суровым и даже хмурым человеком. Но это было совершенно не так - просто она настоящая сибирячка, из той особой людской породы, где легковесность не в чести. Когда она общалась с теми, кто близок ей по духу, ее лицо часто озарялось чудесной улыбкой. Достойную жизнь прожила Маша, но горько, что очень короткую.
Евгения КРИВИЦКАЯ, музыковед и органист, подруга Марии:
- В Маше как-то удивительно сочетались прекрасные музыкантские и человеческие качества. Как органистка она окончила Московскую консерваторию по классу профессора Сергея Дижура (завсегдатаи филармонии наверняка помнят этого выдающегося исполнителя). Была очень предана ему, а когда у того умерла жена и он сам смертельно заболел, заботилась о нем. Вообще, должна сказать, орган - особый инструмент, он требует полной преданности делу. Случайные люди тут не задерживаются. Чего стоят одни только подъемы в полшестого утра, чтобы уже в 7 ты сидел в консерваторском классе за инструментом. Маша, как все, соблюдала этот спартанский режим - хотя со временем купила небольшой домашний орган работы современного петербургского мастера Павла Чилина. Пожалуй, это был единственный предмет роскоши, который она себе позволила (и в чем позволила себе принять помощь отца - в остальном полагалась исключительно на свой, не очень большой заработок).
Она была очень надежный товарищ - настоящий член органного братства. Не помню случая, чтобы я попросила ее ассистировать на концерте (органист нуждается в помощнике, чтобы во время игры переключать регистры), и Мария, сославшись на занятость, отказала бы... С органом была связана и наша последняя встреча недели две назад. Возникла идея коллективно писать историю органного искусства. Мария в нашем авторском коллективе взяла на себя эпоху античности и средние века, т.е. примерно треть книги... Теперь предстоит искать ей замену.
С одной стороны, Бах, с другой - православная музыка... Это высшие проявления духовности, и Маша, глубоко верующая, человек незыблемых нравственных принципов, жила ими. Показное святошество ей было напрочь чуждо. Легенда о хмурости Марии совершенно не соответствует действительности. Как-то мы с ней отправились на органный мастер-класс в Архангельск. И там кто-то, не разобравшись, бухнул: сенсация, к нам приехала поиграть на органе знаменитая эстрадная певица Маша Распутина! Другой на месте Марии мог и оскорбиться - она же лишь посмеялась. Ведь с "той" Машей они, можно сказать, люди с разных планет...
Очень любила детей, радостно с ними общалась - например, преподавая орган в знаменитой хоровой школе-студии "Весна". Да и моему малолетнему сыну, когда мы приходили к ней в гости, позволяла вытворять на письменном столе Бог знает что - это Мария-то, крайне педантичная во всех своих делах! К сожалению, своих детей она завести не успела. Вряд ли я имею право рассуждать о ее личной жизни, хотя газеты вовсю пишут, что она выходила замуж, потом рассталась с избранником... Одно могу сказать точно: она была очень привязана к большой распутинской семье, гордилась ею, хотя эту гордость и не афишировала каждому. Да она и похожа очень на своего отца. И не только внешне...
ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ
Бесполезно подбирать слова, чтобы описать глубину горя людей, не смыкающих в эти дни глаз в Иркутске. Оно, горе, черно и бездонно. Родные и близкие тех, кто погиб в злополучном лайнере, проходят через назначенные круги ада: страшное известие, крах надежд, опознание останков, похороны...
Свою Машу Светлана Ивановна Распутина опознала по цепочке, подаренной когда-то дочери отцом, и оплавленному крестику. Когда горит металл с авиационным топливом, температура как в домне. Если судить по регистрационным документам, место в самолете у Марии было где-то в 31-м ряду, близко к хвостовой части. Поначалу говорили, что именно у пассажиров с последних рядов было больше шансов. Но оказалось, никакой логики в смертях и спасениях в то сумрачное воскресное утро вообще не было: кто-то выжил из первого салона, кто-то погиб в хвостовой части.
В последнем телефонном разговоре с родителями Маша попросила встретить ее рейс в воскресенье утром. Сказала, что везет отцу подарок: флюгер-петушок на конек распутинского загородного домика. Флюгер, конечно, в самолетных обломках не нашли. В Иркутске до сих пор встречаются афиши, приглашающие на концерт 19 июля. "Органный концерт. Играет Мария Распутина"...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников