09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МЯЧ СПАС ОТ СУМЫ И ОТ ТЮРЬМЫ

Настенко Георгий
Опубликовано 01:01 14 Июля 2007г.
Статистики до сих пор спорят на тему, кто тогда в олимпийском Мельбурне забил решающий гол в ворота сборной Югославии: Анатолий Ильин или Анатолий Исаев?

- Да это уже и не так важно. Главное, что тогда мы победили, - улыбается юбиляр. - Боря Татушин прострелил с правого фланга на ближнюю штангу. Югославский вратарь неуверенно сыграл на выходе, я на большой скорости едва успел достать мяч головой и в падении перебросил через голкипера. Мяч летел в створ ворот. Анатолий Ильин, когда добивал его, наверняка думал не о том, кому достанется слава, а только о победе нашей команды. Толя действовал правильно, играя до конца. Мы с ним всегда были близкими друзьями и останемся таковыми.
- А как вас вообще занесло в футбол?
- Родился и вырос я в Москве, на улице Шуховской. И футбол был для нас главной радостью в жизни, мяч - большой ценностью, а его владелец - уважаемым человеком. По соседству со мной выросло много знаменитых футболистов, и еще в детстве я неплохо знал Михаила Огонькова, Юрия Соколова, Григория Дуганова, которые жили рядом. После семи классов пошел работать на завод. Наш район был бандитским, и многих моих сверстников кривая дорожка привела прямо в тюрьму, а меня футбол избавил от этих неприятностей. И в то же время после первых моих успехов в заводской команде местная шпана меня не трогала и даже покровительствовала.
- Но вы же и в армию попали?
- С 18 лет служил в Подольске, охранял военный аэродром, изучал технику, сдал теоретические экзамены на авиационного стрелка-радиста, но пострелять из самолета не довелось. Между армейской учебой и несением караульной службы я в составе команды своего гарнизона умудрился занять третье место на чемпионате военного округа по хоккею с мячом. Хотя в хоккей я неважно играл в отличие от Игоря Нетто, Анатолия Ильина, уж не говоря о Всеволоде Боброве. Разве что на коньках бегал быстро, что помогало мне избежать жестких приемов защитников. И благодаря хоккею я за зиму не растерял физической формы. И в феврале в составе футбольной команды ВВС меня повезли на тренировочный сбор в Сочи. И что поразило: тренером команды назначили Всеволода Боброва - кумира моей юности.
- И какие у вас с ним сложились взаимоотношения?
- Всеволод Михайлович ставил меня в основу, и сам играл рядом. Но он так меня ругал во время игры и даже тренировок, что я от обиды готов был вообще бросить футбол. Однако в конце игры Бобров всегда обнимал меня и спрашивал: "Ну, ты понял все мои замечания?" А что я мог понять, когда был так расстроен?! А вот Бобров все прямо назубок помнил, и потом в раздевалке спокойно разбирал все мои действия на поле, за что я ему очень благодарен. Он мне дал дорогу в большой футбол.
- А с могущественным куратором ВВС Василием Сталиным общались?
- Однажды пришли мы после первого тайма в раздевалку, а играющий тренер Бобров задержался. И тут вошел Василий Иосифович и принялся разбирать действия игроков, словно именно он был тренером. И, надо сказать, продемонстрировал неплохие знания, говорил по существу. Тут Бобров тихонько подкрался и вежливо попросил: "А можно и я, как тренер, что-то скажу?" Сталин-младший отошел в сторонку и молча слушал "разбор полетов".
- Почему после того, как разогнали команду ВВС, вы оказались именно в "Спартаке", а не в другом клубе?
- Моя старшая сестра 60 лет проработала в бухгалтерии "Спартака". В молодости была физкультурницей, и я с детства любил играть в ее спартаковских майках. Так что болел я всегда только за "Спартак". Но пришлось играть за ВВС. А когда команду расформировали, меня, уже известного футболиста, начали зазывать в "Торпедо". Мою маму, работавшую на ЗИЛе, начальство подвергло такой плотной агитации! Но я уже тогда для себя иного варианта, кроме как "Спартак", не видел. И закрепившись в основе любимой команды, я автоматически попал в сборную - настолько сильным был тогда наш клуб.
- А не припомните того самого эпизода из отборочного олимпийского матча в Тель-Авиве накануне Олимпиады в Мельбурне, когда выбежавшая на поле собака отняла у вас мяч?
- Я вел мяч где-то в середине поля по правому краю. И тут вдруг весь стадион дружно заорал, хотя ситуация вроде безобидная. Оглянулся - за мной мчится бульдог, у которого соскочил намордник. Я от греха подальше ткнул мяч к центру, собака на него и набросилась. Оттащить бульдожку смогли только полицейские. Старостин в своей книге добавил к эпизоду художественности: "Исаев спринтерским забегом..." - и так далее. Мне же далеко бежать не пришлось - поблизости находилась скамейка запасных, где я и затаился. Но вообще в той поездке сборную СССР на редкость радушно принимали, как нигде в другом месте. Перед отъездом нам закатили грандиозный банкет, гуляли часов до двух ночи.
- А что запомнилось в Мельбурне кроме футбола?
- Там мы впервые свободно разговаривали со множеством иностранцев. Жаль, языков почти не знали. В целом атмосфера была очень доброжелательная, свободная. Ни до, ни после я так близко и много не общался и с нашими известными мастерами из других видов спорта. А болеть ездили за боксеров. Смотрели баскетбольный финал. И там своей игрой всех потряс черный американец Чемберлен - будущая звезда НБА. А еще в Мельбурне прямо в Олимпийской деревне мне удалось не только вживую послушать и увидеть Элвиса Пресли, но и потанцевать под его песни.
- Говорят, за вас здорово болели русские эмигранты, проживавшие в Австралии.
- Ух, какие ж они были разные. Более молодые, попавшие в Австралию из немецких концлагерей, были настроены против нас очень враждебно - часто подбрасывали газеты и листовки с антисоветским содержанием. Когда отплывали из морского порта домой, кричали: ваш корабль взорвется. Поэтому в открытом море теплоход остановили и водолазы обшаривали все закутки в поисках мины. Ничего не нашли, но слышать такие вот пожелания от соотечественников очень неприятно. Зато эмигранты, покинувшие Россию после революции, за нас на стадионе болели, дарили сувениры, а когда мы уезжали, то и плакали. Ведь тогда в Австралии у нашей страны даже своего посольства не было.
- Анатолий Константинович, спартаковский тандем Симонян - Исаев не только голы забивал, но и десять лет спустя успешно тренировал "Спартак". Но про вас обоих говорили, что вы-де слишком либеральны к спортсменам.
- Всегда старались относиться к подопечным с пониманием. Своим поведением мы стремились показать футболистам, что они - взрослые люди и мы им доверяем. Таких мелочных проверок - кто когда лег спать - не устраивали. Всегда давали понять игрокам, что они профессионалы. И победы "Спартака" в чемпионатах СССР и розыгрыше Кубка доказали нашу правоту.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников