04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СКАНДАЛ В СТУДИЮ

Зотова Ирина
Опубликовано 01:01 14 Июля 2008г.
Ведущий сливается с гостем в смертельном танце - в нем без гостя невозможно, а с гостем опасно,и никто не знает, чем может закончиться диалог в прямом эфире. Об экстремальных ситуациях в студии "Труду" рассказал Матвей Ганапольский.

- Я работаю на "Эхе" почти двадцать лет. Это практически целая жизнь. И всю эту жизнь я сам ежедневно ищу конфликты. Приглашением персон на программу занимается служба продюсеров. Но продюсеры обязательно звонят мне и спрашивают, устраивают ли меня гости, ведь передачу буду вести я. Я имею право предложить других гостей и часто этим правом пользуюсь. Например, пригласили продюсеры кого-то на программу, а я говорю: "Плохо это будет, неинтересно. Он будет свою точку зрения долбить и все". Тогда продюсер предлагает дополнительного кандидата. Я говорю: "Давай! У них разные позиции, будет хороший конфликт, получится классная программа!"
После этого происходит эфир, и в нем бывают просто удивительные случаи. Как-то был у меня в передаче Михаил Леонтьев. Все знают, что с ним получаются очень острые программы. Да, Миша ругался матом в эфире. Я с этим пробовал бороться, потом перестал - ему это нравилось, мне нет, но свои мозги и свое воспитание я в Леонтьева вложить не могу. Так вот, он вел монолог, а я возражал ему, это мой долг. Ему все это надоело, он встал и сказал: "Я уйду, трам-тарарам!" Я уговаривал его, чтобы он остался, мне это удалось. Уход гостя из эфира не имеет никаких административных последствий, но в таком случае задача передачи считается невыполненной. Гость железно должен отговорить свои 25 минут на ту тему, которая интересна слушателям. Это наш хлеб.
Бывают проблемы и между сотрудниками, как у нас с Сергеем Бунтманом в прошлом году. Как говорится, нашла коса на камень. Мы вели "Дневной разворот" и долго спорили о том, насколько достоверен генеральный план застройки Москвы. Сергей утверждал, что это фикция, я с ним спорил. В конце концов Бунтман сказал: "Я ничего с тобой больше вести не буду! - и ушел из студии. Конечно, это было неприятно. Венедиктов признал, что совместить нас было ошибкой. Рано или поздно произошло бы то, что произошло, поводом могла стать любая тема. Здесь ни при чем содержательная точка зрения, просто у нас разные манеры ведения передачи. Главный редактор не выяснял, кто виноват. Он просто сказал: "Ну не идет, давайте разведем вас, раз вы такие крутые самцы в стаде".
Часто бывает, что гость приходит на передачу со своей задачей, абсолютно неинтересной ни ведущему, ни слушателям. Я никогда не забуду одну удивительную историю. В 90-е годы было очень много партий, они росли как на дрожжах. И появилась Партия любителей пива. Двое ее представителей пришли к нам в коммерческий эфир, а меня назначили ведущим. Коммерческий эфир всегда ведется специфическим образом: просто задается несколько дежурных вопросов. Ведущий не встревает ни в какие дискуссии, он должен помочь партийцам наиболее подробно рассказать о себе. Я начал: "Расскажите, пожалуйста, что собой представляет ваша партия". А эти мужчины вдруг заявили: "Все сказано в названии партии, а кто этого не понимает, тот дурак". И замолчали. "Хорошо, - сказал я. - Все понимают название партии, но люди, которые пойдут голосовать за вас, должны знать, за что голосуют. Расскажите нам, что у вас за программа и что вы будете делать, если войдете в российский парламент". Посмотрев друг на друга, они ответили: "Что тут думать? Раз мы называемся Партией любителей пива, то мы за хорошую жизнь, в которой много пива. Если будет пиво, то будет все хорошо. И если мы войдем в парламент, обеспечим, чтобы было много пива". Дальше они сделали паузу и сказали: "А если некоторые ведущие этого не понимают, то им не место рядом с нами". И так проходил весь эфир. После него эти любители пива подошли ко мне и извинились. Сказали, такое поведение им рекомендовали их имиджмейкеры. Потом мы долго обсуждали эту ситуацию с главным редактором. И им было принято решение: "Если гость будет вести себя таким образом, то его просто будут вышвыривать из эфира, и конец".
Очень сложно вести эфиры с представителями власти и военными. Они думают, что ведущий - это подставка для микрофона и приходят произнести отчетно-перевыборный доклад. А если ведущий задает простые вопросы, гость воспринимает это как наглый наезд со стороны ведущего. Я вспоминаю тему "Отмена отсрочек от армии". Приходили генералы, не готовые к дискуссии. Они дрожащей рукой доставали бумажки, на которых написано, что министром обороны принято следующее решение и что отныне будет так. Спрашиваешь: "А почему?" На них нападал просто какой-то детский испуг. В таких случаях ведущий уговаривает гостя отложить бумажки в сторону. Объясняет: "Вы все отлично знаете, легко и спокойно все расскажете, а с бумажками только запутаетесь".
Звонки в студию - отдельная песня. На "Эхе" мы их не отбираем, поэтому всегда существует вероятность, что в эфире появится идиот, выкрикивающий грязные оскорбления. Мы пробовали самые разные методы борьбы с ними. Говорили умные фразы, ругались с такими слушателями, но пришли к выводу, что правы китайцы. Они говорят: "Лучший способ войны - это сидеть на берегу и ждать, когда по реке проплывет труп твоего врага". Так и мы. У того, кто хамит в эфире, психология маленького террориста. Он спит и видит, чтобы на него обратили внимание. Поэтому никак не нужно на него реагировать. Просто вешаешь трубку и начинаешь беседу с другим дозвонившимся. Слушатель даже не поймет, был ли мат в эфире.
Учитывая то, что уход гостя из эфира не имеет никаких последствий, ведущие могли бы этим злоупотреблять. Это же интересно: он мне сказал, я ему ответил и отправил. Так и рейтинг можно поднять, однако в результате эта оригинальность оборачивается проблемой. Аудитория не получила ответы на вопросы, которые ее интересовали. Что получается? Сегодня скандал и высокий рейтинг, а завтра нет хорошей передачи, нет слушателей, нет рейтинга. Сейчас все понимают: ругаться в эфире - самое последнее дело. Чем меньше скандалов, тем авторитетнее радиостанция.
БОИ В ЭФИРЕ
В России
Яна Поплавская
Певица Земфира в порыве гнева устроила истерику Яне Поплавской прямо в эфире радио "Сити-FM". Как только "девочка-скандал" услышала вопрос о ее пристрастии к наркотикам, она едва не разгромила студию. Не сдерживая эмоций, Рамазанова начала унижать и оскорблять Поплавскую на глазах у изумленных звукорежиссеров.
В америке
Дон Имус
Знаменитый эпатажный диджей радиостанцииСи-би-эс Дон Имус, внесенный в свое время в Зал вещательной славы, назвал в прямом эфире одну из женских баскетбольных команд "шлюхами с начесом". Высказывание вызвало ярость чернокожих американцев и утренняя программа Имуса тут же была закрыта.
В польше
Отец Рыздык
Отец Рыздык, польский священник и директор радио "Мария", публично заявил, что Лех Качиньский - "лжец, заигрывающий с еврейским лобби", а его жена - "ведьма, которую нужно усыпить". Не в первый раз Рыдзык позволяет себе подобные высказывания о первой леди. В тот момент ему не понравилось ее выступление в защиту абортов. Качиньский не отреагировал.
ЗАРПЛАТЫ
50 000 руб.
зарплата радиоведущего второго плана на федеральной станции
80 000 руб.
зарплата опытного радиоведущего с именем
РЕЗЮМЕ
Матвей Ганапольский, радиожурналист
Родился 14 декабря 1953 года во Львове.
Учился в училище эстрадно-циркового искусства в Киеве.
В 1981 году окончил режиссерский факультет ГИТИСа.
С 1991-го по настоящее время - ведущий радиостанции "Эхо Москвы".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников