08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БРАТЬ ИЛИ НЕ БРАТЬ?

Байгаров Сергей
Опубликовано 01:01 14 Августа 2001г.
Чем ближе годовщина августовского дефолта 1998 года, тем больше появляется статей, посвященных этому событию. Детали начинают подзабываться, но, вспоминая каждый раз те события, мы каждый раз задаемся вопросом: ждет ли нас в ближайшем будущем новое подобное испытание или нет? Говоря об этом, почти все комментаторы так или иначе затрагивают другую актуальную тему: насколько важны для нас западные кредиты, платить или не платить по взятым обязательствам. Кажется, к извечным русским вопросам - "Что делать?" и "Кто виноват?" добавился и такой: "Брать или не брать?"

Мнения разделились. Меньшую "партию" категорических противников новых займов (не путать с инвестициями) и сторонников своевременной выплаты долгов неформально возглавляет помощник президента по экономическим вопросам Андрей Илларионов. Однако прежде, чем приступить к разбору этого животрепещущего и даже щепетильного вопроса, необходимо хотя бы в общих чертах вспомнить кое-что из нашего недалекого прошлого.
Сейчас уже никто не станет отрицать, что все предшествующее десятилетие Запад нас интересовал прежде всего как источник финансирования. Но вот наступил 2000 год, а с ним пришел новый президент. Многие люди в правительстве не сразу почувствовали перемены (некоторые пребывают в заблуждении и по сей день), упорно продолжая работать по старой схеме. Мол, будем ездить на встречи "восьмерки", обниматься-целоваться с другом Биллом и другом Гельмутом или их преемниками. И никуда они не денутся - выпишут, как миленькие, очередной чек. Но при этом упускалось из виду несколько новых важных особенностей. Первая и главная - Владимир Путин совершенно другой человек, с явно отличным от своего предшественника видением мира. Поменялись и западные лидеры. Те, кто в последние десять лет переустраивал мир за счет наследства Советского Союза и его партнеров, ушли с политической сцены...
Тем не менее маховик выбивания кредитов продолжал вращаться.
Вот, казалось бы, маленькая деталь: упоминать Россию в итоговом коммюнике "восьмерки" как страну, нуждающуюся в помощи, или нет? Но по этому поводу развернулись нешуточные баталии. Новые люди в Кремле считают, что никакого "особого отношения" к России не требуется, она сама справится с проблемами. Тем более что деньги у нас вроде бы есть (чего нет, так это благоприятных условий для инвестирования, но это - другая песня)...
Приведем два ярких эпизода из серии столкновений сторонников и противников займов. Один из них случился буквально за несколько дней до прошлогодней встречи "восьмерки" на Окинаве. Тогда лондонская "Financial Times" опубликовала обширную статью Михаила Касьянова под заголовком "Закончить финансовую "холодную войну". Основной смысл публикации сводился к призыву к "семерке" пойти на реструктуризацию российского долга, согласиться со списанием долгов Парижского клуба на таких же условиях, как это сделал ранее Лондонский клуб. Извините, но это - две большие разницы. В отличие от Лондонского, долги Парижского клуба не торгуются, так как являются средствами налогоплательщиков, а это - святое. За небрежное отношение с ними запросто можно потерять посты, какими бы высокими они ни были.
Кстати, о списании части долга (на 35 процентов) Лондонского клуба, о котором мы так долго восторженно писали. Так вот, оно, оказывается, произошло в точном соответствии со скидками, по которым торговались бумаги Лондонского клуба на реальных рынках. То есть, поскольку мы не являлись очень уж надежными заемщиками, то реальные бумаги торговались со скидкой, и равнялась она 36-37 процентам на момент заключения сделки. Когда их переоформили в еврооблигации (раньше это были облигации Внешэкономбанка, а не российского правительства), то их реальная цена соответствовала номинальной стоимости облигаций Внешэкономбанка. Выходит, что окончательная сумма, на которую мы подписались и от которой уже не отвертимся, оказалась равна той, которую этот долг стоил реально. Как бы там ни было, повторить подобную схему по отношению к Парижскому клубу невозможно.
Упомянутая статья появилась в то время, когда уже три месяца шли интенсивные консультации заинтересованных сторон: давать России деньги или нет, идти на реструктуризацию долга или нет. Люди, занятые этой проблемой, - грамотные, у них на руках были платежные балансы, графики платежей. Все свидетельствовало о том, что Россия способна расплатиться по обязательствам. Словом, драматургия саммита обещала быть интригующей. Но тогда, на Окинаве, западные партнеры так и не услышали от президента РФ ни слова об отсрочке или списании долгов и об особом "российском" абзаце на эту тему в коммюнике. Их боевой задор как-то улетучился, домашние заготовки с обличениями России оказались не нужны. В тот раз иностранная пресса нашла больше лестных слов о российском президенте, чем наша. Окинавский саммит она просто окрестила "путинским". Стало ясно, пришел действительно новый человек, подходы к политике в России поменялись.
Казалось бы, наступил перелом. Западные политики в неофициальном порядке стали поговаривать о возможности для России стать полноправным членом "восьмерки". Но не тут-то было. В нынешнем январе с новой силой вспыхнула дискуссия: платить или не платить? Представители всех политических партий, за исключением СПС, которая скромно отмолчалась, дружно высказались за включение этих платежей в бюджет. Но 4 января председатель правительства и министр финансов официально заявили: лишних денег нет. На несколько дней текущие выплаты были вообще приостановлены. Причина существенная - в России случилась лютая зима, расходы на топливо резко увеличились.
Запад вновь встал на дыбы. Ни о каком полноправном месте России в "восьмерке" речи уже не шло, ставился вопрос о лишении ее даже того "откидного стула", который пока есть. Вот тогда обычно корректный Андрей Илларионов провел пресс-конференцию и употребил весьма недипломатичную лексику. Разразился кризис. Проблема заняла первые полосы в газетах и лучшее время на телевидении. В конце концов решили платить по счетам не только нынешнего года, но и 2002, 2003-го - и в последующее время.
Твердое решение платить по долгам позволило сохранить Россию в клубе ведущих мировых держав. Политика конфронтации редко бывает конструктивной, а для нынешней России - это просто непозволительная роскошь.
- А самое интересное, что нам все равно пришлось бы платить, - убежден Андрей Илларионов. - Это показывает элементарный анализ. Кроме того, Россию отовсюду бы исключили, полоскали бы везде, где только можно. Мы надолго заработали бы имидж неполноценной страны с безответственным руководством...
Кажется, переход нашего тяжелого бронепоезда с одного пути, по которому он шел почти десять лет, на другой - хоть и со скрипом, но совершен. И это серьезно оздоровляет внешнюю обстановку вокруг России. По большому счету речь идет даже не о деньгах - в конце концов Запад легко обойдется и без них. Речь об авторитете России, о чуть ли не последнем шансе отстоять достойное место в мировом сообществе, не скатиться на второстепенные или даже третьестепенные роли. Оттуда возврата уже не будет. Кроме того, деньги в стране, где до сих пор нет нормального инвестиционного климата, пока не могут нормально работать. А еще, нельзя забывать и о чисто русском уравнении: давно подсчитано, что сумма вывоза капитала из России увеличивается ровно на столько, сколько страна получает западных кредитов...
Так что Бог с ними, с кредитами. Мы вполне можем обойтись и без них.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников