06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПО "РУССКОЙ УЛИЦЕ" С МЕТЛОЙ

Вержба Михаил
Статья «ПО "РУССКОЙ УЛИЦЕ" С МЕТЛОЙ»
из номера 141 за 14 Августа 2002г.
Опубликовано 01:01 14 Августа 2002г.
Каждое утро, примерно в семь, я выхожу прогуляться с собакой. В это же самое время заканчивают свою раннюю вахту тель-авивские дворники. Всех их я уже знаю в лицо. Среди них россияне, выходцы из Украины, Белоруссии, Казахстана... Хотя в Израиле существуют ассоциации граждан той или иной бывшей советской республики, но все они относят себя к многочисленной общине русскоязычных.

В Израиле каждый пятый общается на русском языке. Некоторые, особенно пожилые, даже не пытаются овладеть загадочным и непостижимым ивритом и так и живут внутри своего "маленького Израиля", а в нем есть все, что человеку нужно, - своя сеть магазинов, бюро по трудоустройству, реклама, средства массовой информации. И политические партии. Куда бы ты ни пришел, всегда можно найти служащего, говорящего по-русски.
Израиль - не Россия. В том смысле, что своих соплеменников здесь ждут. Более того, их зовут со всех стран мира. Им дают кое-какие средства на первое время, помогают за счет государства овладеть языком и некоторыми профессиями, консультируют и так далее. Есть даже специальное министерство абсорбции, которое создано с одной целью - помочь новому репатрианту вжиться в израильскую действительность. Надо сказать, непростую. И дело даже не в вечном противостоянии с палестинцами. Просто государству от роду всего 54 года, и оно находится в процессе строительства. Старожилы тут и сами-то не во всех своих проблемах разобрались. А тут еще репатрианты, и у каждого вопросов - воз и маленькая тележка.
Но вернемся к дворникам. Пусть не обижаются на меня, но метут они скверно. Стараются, но любителя в каждом деле видно невооруженным глазом. Оно и понятно, ведь в той, другой жизни, эти люди были инженерами, педагогами, врачами, даже научными работниками. Приехали на историческую родину, а здесь... полно своих инженеров, педагогов... Словом, места заняты. Что делать? Вот и устраиваются на любую работу, лишь бы получать деньги и кормить семью.
Открываю номер русскоязычной газеты. Раздел объявлений пестрит от предложений со словом "требуются". Хоть сейчас возьмут работников по уборке, раскладчиков товаров, гладильщиц, охранников, пекарей, разнорабочих... Очень популярна профессия социального работника. Это не совсем то, что в России. Такой человек приходит в дом израильского пенсионера или инвалида и несколько часов в день ухаживает за ним: водит гулять, моет, стирает, в общем, делает все, что тому необходимо.
Неквалифицированный труд - самая распространенная сфера приложения сил на "русской улице". Справедливости ради надо сказать, что приглашаются и инженеры, и рабочие высокой квалификации, и другие специалисты. Но таких объявлений, во-первых, крайне мало, а во-вторых, есть одно непременное условие - знание иврита. Сами понимаете, чтобы его освоить на сносном уровне, нескольких месяцев, а чаще всего и лет, недостаточно.
Приезжает, к примеру, среднестатистический доцент-технарь, работавший еще месяц назад в среднестатистическом российском университете, имеющий за плечами кучу изобретений и печатных работ, но уставший жить в нищете, и пробует устроиться по специальности. Сразу скажу - в 99 случаях из ста его ждет разочарование. В ближайшие три года вузовская должность ему точно не светит. По укоренившейся здесь традиции он начнет восхождение к уже достигнутой однажды вершине с самого подножия. С той же метлы или заготовительного цеха какого-нибудь супермаркета.
Для чистоты эксперимента я попробовал пройти этот путь сам. Но, прежде чем идти искать работу, надо снять жилье. Обращаюсь в риэлторское бюро. По рекомендации, кстати. Вместе с маклерами едем смотреть одну квартиру, потом другую. Вроде я не сноб, но жить в апартаментах, много лет не видавших ремонта и даже по российским меркам более подходящих для бомжа, не намерен. Маклеры удивляются. А как же, говорят, вы же начинаете новую жизнь, для начала - сгодится. Ладно, Бог с ними. Квартиру в любом израильском городе нетрудно снять и без посторонней помощи. На балконах домов часто висят объявления о сдаче в аренду. Записываю несколько телефонов приглянувшихся домов, и через пару дней наша семья уже въезжает в новую квартиру.
Далее в повестке дня - работа. Это сложнее. Куда журналисту податься? Конечно, в газету или на ТВ. Договариваюсь о встрече с руководителями создающегося русскоязычного телеканала. Доброжелательная беседа, но, как только сидящий по другую сторону стола узнает, что я в Израиле без году неделя, интерес ко мне пропадает. Сам он здесь уже более десяти лет и с некоторых пор тоже считает, что всяк пришедший должен пройти те круги ада, что прошел он.
В редакции крупнейшей газеты для "наших" встретили с распростертыми объятиями. Пиши, говорят, будем публиковать. А как насчет постоянной должности? Зам.редактора мнется, человек он интеллигентный, ему меня жаль и не хочется "рубить" сразу. Он повторяет: мол, попиши, оботрись, тогда и поговорим. Пишу и обтираюсь. После каждой публикации интересуюсь: не подошло ли время приступать? Нет, не подошло. И, видимо, не скоро подойдет.
Раз так, иду в бюро по трудоустройству, в котором говорят по-русски. Сотрудница по имени Юлия мило улыбается и заверяет, что без работы я не останусь. Рассказываю про мои трудовые подвиги. Юлию они впечатляют, и она просит заполнить карточку учета. На сем я ухожу. Через три дня появляюсь снова. Моя знакомая говорит, что подобрала несколько вакансий специально для меня и предлагает должности охранника в кафе, разнорабочего в престижной гостинице, раскладчика деликатесной продукции в крупном магазине (все это в центре Тель-Авива, как я просил) и еще несколько не менее "ответственных" постов. Когда же я робко спросил насчет работы по специальности, она заявила, что в компьютерном банке данных таких вакансий нет. Мол, бери, что дают, и благодари судьбу.
Вроде бы логично - сначала выучи язык, освой правила жизни в стране, а уж потом на что-то претендуй. Но есть одно "но". Не так давно премьер-министр Ариэль Шарон заявил, что страна собирается принять в ближайшие годы еще миллион репатриантов. Не знаю статистики, но очевидно - среди неквалифицированных работников мы держим пальму первенства. В армии наших - треть. Создается впечатление, что таким образом решается проблема обслуживающего персонала и обеспечения безопасности. Душевный комфорт и благополучие новых израильтян вроде как никого не волнуют.
Тут не может не возникнуть вопрос: не нравится - отчего же не уезжают? Действительно, большинство остается, принимает здешние правила и играет по ним. Причин тому несколько. Есть такие, для кого жизнь на исконной еврейской земле - исполнившаяся хрустальная мечта. И они готовы на любые жертвы, лишь бы не разбить ее. Другие приехали сюда в надежде обрести хоть какой-то материальный достаток. Надо заметить, что две зарплаты, скажем, дворника (отца) и продавщицы (матери) позволяют семье существовать на уровне прожиточного минимума. Не путать с официально исчисляемым российским. Здесь минимальная корзина, помимо еды и одежды, включает в себя и удовлетворение запросов социального характера. Короче говоря, жить можно. Но человек ведь такое капризное существо, что ему мало получать пищу три раза в день, иметь кров над головой и удовлетворять свои естественные надобности. Я опять о душе. Осмелюсь сделать спорный вывод: мятущиеся души русских израильтян не обрели покоя на земле обетованной.
Дабы не ссылаться на собственную практику, начну с примеров, взятых из газет. Они вопиют о противостоянии коренных граждан и новых репатриантов. Врач-кардиолог отказался помочь Белле Пеймер, потому что она не знала иврита. В результате 73-летняя репатриантка попала в больницу и перенесла тяжелую операцию на сердце. В тель-авиавский мировой суд подан иск против... Управления судов Израиля. Податели иска утверждают, что судьи проявляют непозволительную небрежность, когда речь идет о расследовании дел, связанных с новыми репатриантами...
Хотят того власти или нет, но в стране налицо два сорта людей. Первый - это коренные граждане. Сюда можно отнести и тех, кто прожил здесь более десяти лет и сумел-таки пробиться через тернии к звездам своей профессии. Утверждают, что таких не более пяти процентов от числа репатриантов. И второй сорт - новые израильтяне, которые очень хотят стать настоящими и "старыми", а потому готовы на все. Есть еще и арабы, но не о них сейчас разговор.
В среде коренных принято считать, что русские евреи склонны к преступным действиям. В подтверждение тому приводят несколько громких убийств и криминальных разборок с участием наших. Но вот на днях я нашел любопытную статистику. Оказалось, что среди преступников "русских" - всего 15 процентов. И это при 20 процентах нашего населения в стране. Что-то тут не сходится с расхожим мнением. Впрочем, ивритскую прессу это не волнует. Для нее страшнее русского криминалитета только палестинский.
Тем не менее не надо думать, что противоречия носят настолько конфликтный характер, что вот-вот выльются в открытое недовольство. К кулачным боям дело не идет. Противостояние ощущается в настроениях, поступках, предубеждениях. Но именно они не позволяют чувствовать себя комфортно. Особенно нам, с нашими комплексами и вечной мнительностью. Вот где воистину одной искры достаточно, чтобы в душе разгорелось пламя сомнений и неуверенности.
Так и живет "русская улица". Со стороны посмотришь - вроде все в ажуре. Но поживешь на ней - и понимаешь, что не все так солнечно в судьбах ее обитателей.
Но несмотря ни на что, русская улица по-прежнему смотрит российские телеканалы. Там ждут не дождутся приезда российских артистов, играют в КВН, переживают все наши драмы. И ее жителям ничуть не легче, чем россиянам. Просто проблемы у тех и других - разные.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников