11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

СЕМНАДЦАТЬ МГНОВЕНИЙ ЧУЖОЙ ВЕСНЫ

Вартанов Анри
Опубликовано 01:01 14 Августа 2003г.
В понедельник исполнилось ровно тридцать лет с того дня, как в эфире состоялась премьера "Семнадцати мгновений весны". Некоторые каналы к этой дате приурочили очередной - никто уж точно не скажет, какой по счету, - показ сериала, другие повторили свои передачи, посвященные предыдущему юбилею замечательной телевизионной ленты.

Но никто не догадался проанализировать структуру фильма, не попытался "отделить" историю советского разведчика Исаева от роли немецкого офицера Штирлица.
Подобный эксперимент совершил коллектив авторов в документальном сериале "Мифы без грифа" ("Россия"), показ которого, начатый на минувшей неделе, завершился аккурат в понедельник. Его создатели задумали и осуществили интереснейшее дело: они взяли несколько популярных лент нашего кинематографа, в которых в той или иной степени отражена работа отечественных спецслужб, и проследили соотношение там художественного вымысла и стоящих за ним реальных фактов. Надо сказать, что не все авторы давних фильмов - а среди них были такие превосходные произведения, как "Бег", "Операция "Трест", "Тегеран-43", - верно поняли замысел теледокументалистов. Им показалось вдруг, что нужно защищать свои творения. Ради доказательства права на художественную фантазию А.Джигарханян, блестяще исполнивший роль чекиста Артузова в ставшей уже классической "Операции "Трест", вспомнил даже споры о личности Шекспира, в жизни и судьбе которого потомки не могли отделить мифы от подлинных фактов.
Впрочем, противоречия между кинематографистами и тележурналистами на деле оказались мнимыми: ведь авторы "Мифов..." использовали те материалы, что прежде были неизвестны или закрыты для общественности, в том числе и для создателей популярных фильмов.
В частности, по архивным данным спецслужб, только сейчас выяснилось, что главная роль в проведении операции "Трест" принадлежала не Артузову, а одному из его подчиненных. И что А.Якушева удалось склонить к сотрудничеству с чекистами не в результате серьезных философских и политических дискуссий (вспомните замечательные диалоги в фильме в исполнении А.Джигарханяна и И.Горбачева), а путем элементарного шантажа.
Но дело, в конце концов, не в деталях. Главное в том, что авторы "Мифов...", тесно переплетая факты и вымыслы, помогают нам глубже и точнее понять существо, подоплеку происходившего много десятилетий назад.
Уже в первом, лучшем, пожалуй, фильме "Мифов" - "Диктатор Крыма" - соседство в монтажном строе генерала Хлудова, персонажа фильма "Бег", с его реальным прототипом Яковом Слащевым оказывается на редкость плодотворным: между этими двумя фигурами оказалось немало общего. А недостаток видеоматериалов, оставшихся после прототипа, удачно компенсируется обилием выразительных кинокадров с вымышленным персонажем. И то, что было в намерениях Хлудова, - вернуться на свою покинутую во время гражданской войны Родину, - осуществил в реальной жизни Слащев...
Постоянное параллельное развитие двух пластов - жизнь и кино, кино и жизнь - иногда значительно обогащает наши представления о реальности. Так случилось с историей, рассказанной в игровом фильме "Путь в "Сатурн", а теперь воспроизведенной в четвертой части документального сериала, названной "Байкал" почти не виден". Написанная в свое время книга и снятая по ней лента оказались гораздо менее интересными и значительными, нежели то, что случилось в жизни с одним из прототипов главного кинематографического героя А.Козловым.
Прошедший немецкий плен, рискованную работу в качестве "двойного агента", затем "наши" лагеря, реабилитированный и по заслугам оцененный Родиной лишь двадцать лет спустя, 83-летний ветеран далек сегодня от благодушия. Его подробный рассказ о событиях времен Великой Отечественной завершается горестным выводом, что им "прожита чужая жизнь". Зазор между реальностью и художественным фильмом и в предыдущих трех сериях довольно ощутимый, тут, пожалуй, впервые обретает конфликтное звучание.
В заключительной, пятой серии, претенциозно названной "Операция "Эврика", или Тегеранское застолье", теледокументалисты почти полностью отошли от "Тегерана-43", сосредоточившись на фактах самой встречи "Большой тройки", благо, на сей раз видеоматериалов оказалось более чем достаточно. А еще нам рассказали о советских разведчиках-нелегалах и руководителе нашей резидентуры в Иране. Получилось весьма познавательно, однако точность замысла померкла. Проза документа и поэзия художественного произведения, прежде прихотливо переплетавшиеся, спорившие и соглашавшиеся друг с другом, на сей раз разошлись по своим, отделенным друг от друга непроходимой стеной квартирам.
А жаль: документальная серия, как она была задумана и выполнена в первых своих частях, претендовала стать если не прорывом в области телевизионного творчества, то, по крайней мере, долгожданным шагом вперед на этом пути.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников