05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-6...-8°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДЕЛО ТИХОНОВА. ВОПРОСОВ СТАНОВИТСЯ БОЛЬШЕ?

Корзенников Сергей
Опубликовано 01:01 14 Сентября 2000г.
История с заключением под стражу знаменитого спортсмена Александра Тихонова по-прежнему в центре внимания многих средств массовой информации. Пожалуй, в первую очередь потому, что расследование идет в условиях строжайшей секретности.

ВСЕ ПУТИ ВЕДУТ В "МИКОМ"
Как стало известно в конце минувшей недели, следствие официально объявило о причастности к организации покушения на губернатора Кемеровской области Амана Тулеева одного из руководителей инвестиционной компании "МИКОМ" Михаила Живило. Таким образом, установлены звенья цепи "заказчик - жертва", в которой пока не до конца восстановлены промежуточные компоненты. В частности, речь идет о роли братьев Тихоновых в преступном сообществе, ставившем перед собой задачу устранения Тулеева.
На первый взгляд Живило, и никто другой, заинтересован в том, чтобы отправить на тот свет губернатора Кузбасса. Ведь именно Тулеев организовал выдворение компании "МИКОМ" с Новокузнецкого алюминиевого завода и Кузнецкого металлургического комбината. Потерять столь лакомые куски и остаться при этом необиженным - это, согласитесь, под силу далеко не каждому бизнесмену. И чтобы наказать обидчика, Живило, по версии следователей, решает его отравить. Для чего организует преступное сообщество, в которое привлекает и своего хорошего знакомого - четырехкратного олимпийского чемпиона Александра Тихонова. Будь киллер поопытнее и поосторожнее, он бы получил свой гонорар за исполнение роли Сальери в 700 тысяч долларов, которые ему якобы должен был передать один из братьев Тихоновых. Стало быть, роль известного на весь мир спортсмена и бизнесмена сводилась лишь к простой передаче денег. Стоило ли в таком случае Живило втягивать в столь неблаговидное мероприятие человека, которому собственное имя, несомненно, дороже всего? Не проще найти более опытного криминального "труженика", которого впоследствии можно было бы убрать без лишнего шума как очевидного свидетеля громкого преступления?
Говоря о Живило как о заказчике убийства Тулеева, многие почему-то стараются не замечать другой, тоже вполне достойной версии.
После того, как "МИКОМ" вынужден был уйти из Кузбасса, его позиции заняли компании "Евроазметалл" и "Сибал". Выясняется, что совладельцем этих компаний является Искандер Махмудов, который как бизнесмен заинтересован в том, чтобы извлечь из своего прихода в Кузбасс максимальную выгоду. Вполне возможно, что Живило нужно было заставить отказаться от собственности в Кузбассе и, в частности, снизить цены на акции НКАЗа. Если принять во внимание особенности русского национального бизнеса, то можно допустить, что жизни кемеровского губернатора никто не угрожал. Речь, не исключено, идет о хорошо срежиссированном спектакле, который должен вроде бы показать почтенной публике, кто - гений, а кто - злодей.
ЧП В КАМЕРЕ
Утром 7 сентября едва не произошло непоправимое: в одиночной камере чуть не погиб один из главных подозреваемых. Как выяснилось, днем ранее Александр Тихонов был доставлен в УФСБ к следователю на допрос из Линева, куда его вынуждены были перевести, "чтобы исключить возможность утечки информации". Допрос затянулся допоздна, и поэтому было принято решение на ночь подследственного оставить в одиночке ИВС.
Под утро дал знать о себе тромбофлебит, которым болен Александр Иванович: острая боль пронзила левый бок. Потеряв сознание, Тихонов рухнул с кровати, ударившись головой о бетонный пол. К тому времени, когда о случившемся стало известно, заключенный пролежал на полу не один час. Как констатировал обследовавший его врач, помимо всего прочего, Тихонов получил и черепно-мозговую травму.
Вечером того же дня боль снова дала знать: Тихонова тошнило, он практически не реагировал на человеческую речь и с трудом различал предметы. Но даже и это обстоятельство не побудило следствие моментально направить их клиента в больницу. Он снова был доставлен в Линево, откуда уже был направлен в спецлечебницу колонии строгого режима УФ/10. Как пояснили в областном УФСБ уже в понедельник, 11 сентября, у них пока нет официального заключения врачей о степени заболевания Тихонова, и, следовательно, пока ничего нельзя сказать о необходимости проведения операции. В то же время известно, что тромбофлебит беспокоил Тихонова не первый год и незадолго до своего ареста он собирался оперироваться именно по этому поводу.
Говоря об этой пренеприятной истории, нельзя не отметить некоторой растерянности следствия: кто мог предположить, что дело примет такой оборот и что о нем станет известно журналистам?
Вероятно, именно поэтому восьмого сентября УФСБ и РУБОП по Новосибирской области распространили совместное заявление, в котором утверждается о "беспрецедентном давлении" на оперативно-следственную группу, которая расследует дело о подготовке к покушению на губернатора Кузбасса. В этом документе, в частности, говорится, что "через СМИ создается негативное общественное мнение о действиях руководителей и участников расследования с целью их дискредитации".
Что касается общественного мнения, то, думаю, небезынтересными окажутся данные социологического опроса, который провел в Новосибирске центр СИОМ. К примеру, каждый третий участник опроса считает, что организация покушения на Тулеева - это плод чьей-то фантазии. И лишь только 6% опрошенных уверены в том, что преступление должно было и впрямь состояться. Более половины респондентов уверены в том, что их знаменитого земляка оправдают.
АДВОКАТ - СЛЕДОВАТЕЛЬ: КТО - КОГО?
Как признался защитник Владимир Калиниченко, отстаивающий в деле интересы Тихонова, он высоко ценит работников следствия, которые стараются доказать виновность его подзащитного. "Это настоящие профессионалы, с такими людьми приятно работать. У нас идет состязательный процесс. Кто окажется прав - покажет время".
Комментируя ход следствия в рамках дозволенного (и следствие, и защита дали подписку о неразглашении результатов хода расследования), Владимир Калиниченко не может удержаться от некоторого недоумения. В частности - почему уголовное дело было возбуждено в Кемерове, когда заказчик и исполнитель никакого отношения к этому городу не имеют. Было бы логичнее, если бы дело возбудили в Москве или Новосибирске. Почему подзащитного переводят в Линево, прикрываясь необходимостью избежать утечки информации? Но ведь определен круг лиц, который имеет право на общение с обвиняемым. Все утверждения, что, мол, перевод был вызван личной просьбой Тихонова, - откровенная ложь. Ни о чем подобном он не просил. Напрочь разбил Калиниченко и широко озвученную информацию, что якобы у Тихонова был изъят целый криминальный арсенал оружия и боеприпасов. "Действительно, у Александра Ивановича были коллекция спортивно-охотничьего оружия и подарочный пистолет Макарова. Но всем этим он владел на вполне законных основаниях и уж тем более не собирался использовать против Тулеева".
Адвокаты намерены отстаивать свои позиции и добиваться перевода подопечного из Новосибирска в Москву, чтобы дело расследовала Генеральная прокуратура.
И последнее. Вслед за Геннадием Селезневым, который, как известно, выступил с предложением об изменении меры пресечения Тихонову, с аналогичной просьбой к следствию обратился и сам Аман Тулеев, оговорившись при этом, "если это не будет противоречить интересам следствия"...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников