06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-11...-13°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БАРОН ЭДУАРД ФАЛЬЦ-ФЕЙН: ИСКУССТВО И ЖЕНЩИНЫ УКРАШАЮТ ЖИЗНЬ

Бирюков Сергей
Опубликовано 01:01 14 Сентября 2002г.
В домашнем архиве барона есть одно давнее фото: юноша лет 17, обернувшись, смотрит в объектив с лукавой и чуть смущенной улыбкой, а локти бедняцкого свитерка, из которого он безнадежно вырос, продраны до дыр...

Фальц-Фейны, одно из богатейших семейств России, были выброшены революцией в изгнание и нищету. Он, младший отпрыск рода, прошел все испытания эмигрантского бытия и не просто выстоял - вернул себе (или вновь завоевал - так, пожалуй, точнее) высокий общественный статус, состояние. Барон Эдуард Фальц-Фейн нынче - почетный гражданин Княжества Лихтенштейн, в котором живет более шестидесяти лет. Но главное - Эдуард Александрович сохранил любовь к Родине и потребность помогать ей.
Сегодня этому удивительному человеку исполняется 90 лет. Несколько дней назад удалось поговорить с ним по телефону.
- Эдуард Александрович, что помогло не сломаться, сохранить жизненную энергию?
- Ну, во-первых, очень крепкая родовая закваска. Фальц-Фейны - крупные промышленники, которые владели огромным поголовьем овец, снабжали шерстью всю страну, одевали и кормили русскую армию... Они - из тех русских немцев, которые верой и правдой служили России. А по материнской линии я из древнего рода Епанчиных, который богатством не отличался, зато дал многих замечательных военных. Вот так бодрый арийский дух слился во мне со славянской душевностью и преданностью отечеству.
- Кто же передал вам этот родовой дух? Ведь бабушку вашу, Софью Богдановну Фальц-Фейн, насколько знаю, убили во время революции...
- У меня был замечательный дедушка - генерал Николай Алексеевич Епанчин, директор Пажеского корпуса. Там учились знатные люди не только России. Среди них, например, будущий король Югославии, он потом, в эмиграции, платил дедушке пожизненную пенсию, что помогло нам выжить... Дедушка сделал все, чтобы я вдали от России вырос русским человеком.
Он ведь все думал: еще чуть-чуть - и Россия опомнится, сбросит чудовищный режим. До начала 30-х годов мы, так сказать, не распаковывали чемоданы. Я и пошел учиться в Париже на агронома, так как считалось, что эта специальность очень пригодится дома... Новую волну надежд вызвала война. Мы верили, что победа духовно просветит народ... К сожалению, дедушка так и не дожил до этого прозрения. Он завещал мне издать его книгу воспоминаний "На службе у трех императоров" тогда, когда вместо непонятного ему словосочетания "Советский Союз" вновь зазвучит имя "Россия". И вот несколько лет назад книга вышла...
- В России вас знают как мецената. С чего началось увлечение искусством?
- Пожалуй, с Янтарной комнаты, которую еще малышом видел в Екатерининском дворце Царского Села. Помню восторг, который испытал. Когда я узнал, что нацисты вывезли ее в Германию, буквально загорелся мыслью - найти сокровище и вернуть его в Россию. На поиски ушло 20 лет... Потратив силы и время, я понял, что это бесперспективный путь, и действовать надо по-другому - воссоздавать комнату по сохранившимся документам. Сейчас эта работа близится к завершению... Но в процессе поисков у меня окрепло желание - помогать возвращению на Родину ее реликвий. Меня уже знали хозяева антикварных магазинов чуть ли не во всех частях света. Как-то один антиквар в Америке сказал: посмотрите, у меня есть старая русская вещь - может быть, она вас заинтересует? Я развернул полотно и ахнул, увидев портрет князя Потемкина. Тот самый, который когда-то висел во дворце графа Воронцова в Алупке напротив портрета Екатерины, а впоследствии был украден. Я купил и передал картину в советский Фонд культуры, а после реставрации в мастерской имени Грабаря мы вернули полотно Алупкинскому музею.
- Это, насколько знаю, был ваш первый крупный дар музеям тогда еще Советского Союза. Но вы ведь и сами способствовали организации двух русских музеев за границей.
- Один из них - музей Екатерины Великой в немецком городе Цербсте, откуда она родом. Договорились с тамошним бургомистром, он предоставил здание, а коллекцию помог собрать я. Между прочим, в ней имеется бюст императрицы работы знаменитого французского скульптора XVIII века Гудона. Я его купил у последней представительницы рода Фонвизиных, доживавшей век в безвестности под Парижем... А другой - музей Суворова в Гларусе, это недалеко отсюда, в Швейцарии, где великий полководец останавливался во время своего знаменитого похода против Наполеона в Альпах. Очень люблю показывать это место гостям, особенно русским - а практически все русские, которые проезжают через Лихтенштейн, посещают и мой дом. Недавно, например, возил туда вашего представителя в Совете Европы Александра Орлова.
- Что за история связана с возвращением праха Шаляпина на Родину?
- Этой идеей загорелся мой друг, русский писатель Юлиан Семенов, с которым мы подружились благодаря совместным поискам Янтарной комнаты. Однажды Юлиан пришел ко мне: Эдуард, родственники Шаляпина не хотят говорить с советским гражданином, нужно твое вмешательство... Мне тогда пришлось немало постараться, чтобы уговорить сына Федора Ивановича - Федора Федоровича, который не мог простить Советам, что его отца травили, дать разрешение на перенос праха из Франции... Интересная деталь: советские чиновники потом "забыли" пригласить меня на церемонию перезахоронения. Однажды в Монте-Карло разворачиваю газету и с изумлением читаю: сегодня в Москве на Новодевичьем кладбище состоялось... и так далее. Вскоре мне позвонил из Москвы Семенов: Эдуард, не волнуйся, меня тоже "забыли" позвать, здесь такое в порядке вещей...
- А когда вы впервые после эмиграции смогли посетить Родину?
- В 80-м году, как представитель Олимпийского комитета Лихтенштейна.
- Ну и какое впечатление произвела страна?
- В целом - потрясающее. Я увидел, что народный дух, несмотря ни на что, жив. Меня восхитила и организация Московской Олимпиады, более четкая, чем на большинстве других Олимпиад, а я их видел ни много ни мало - шестнадцать, начиная с берлинской 1936 года, на которой был аккредитован как репортер французской газеты "Авто".
- Да, ведь вы - энтузиаст спорта, особенно автогонок.
- О, без велосипеда и автомобиля не мыслю свою жизнь. Автомобиль - мой лучший друг. Если надо поехать в Швейцарию, Австрию или во Францию - никаких поездов или самолетов. Сажусь за руль своего спортивного "Мерседеса" и еду.
- Наверное, вы аккуратный водитель.
- Правила стараюсь не нарушать, но вот соблюдать ограничение скорости не всегда получается. Если вижу, что кто-то меня обгоняет, сразу думаю, что еду как-то неправильно, - и нога сама жмет на газ.
- Расскажите, как обычно строится ваш день.
- Я привык доверять Господу Богу и своему организму и встаю как только просыпаюсь - а происходит это уже много лет в восемь утра. На завтрак - горячий швейцарский шоколад с молоком, кусок хлеба (желательно бородинского, его мне часто привозят из России), на который намазываю мед. Теперь я полон сил и готов к делам. На машине спускаюсь с горы в город - сперва на почту, где меня ждут телеграммы и факсы со всего мира. Потом - в два моих собственных сувенирных магазина. Надо же следить за конъюнктурой. Например, в последнее время упал спрос на табак - люди стали внимательнее относиться к своему здоровью. Зато очень хорошо идут декоративные платки с лихтенштейнской символикой. Мне это тем более приятно, поскольку сам разрабатываю их дизайн... Смотрю - чисто ли в магазинах и около них, если замечаю сор - не зову служащих, у которых и без того много работы, а быстренько беру совок, веник и подметаю сам. Затем снова сажусь в машину, еду в соседнюю Швейцарию за продуктами - они там дешевле. По дороге заезжаю на ферму и собираю навоз из-под лошадок - он для моих роз то же самое, что черная икра для человека... И вот в таких хлопотах проходит день.
- Выходит, вам и пообедать некогда.
- Смолоду привык не тратить время на обед. Фрукты и кефир - этого мне вполне достаточно. А вот вечером могу и сготовить кое-что для себя и гостей: салаты, котлеты по-пожарски, тушеные овощи, жареную печенку... Фирменное же блюдо - так называемый баронский борщ.
- Ну а как по части, так сказать, культурного досуга?
- О, в Лихтенштейне сейчас настоящий гастрольный бум. Приезжает и много русских артистов. Люблю, например, послушать Михаила Плетнева, особенно когда он играет Рахманинова... Кроме того, можно ведь просто посмотреть телевизор. У меня, кстати, единственного тут есть антенна, принимающая ОРТ и НТВ. Часа два в день уходит и на газеты - надо знать, что творится в мире, иначе постепенно превращаешься в старого дурака, а я не хочу ни стареть, ни дуреть. Иногда из России мне привозят "Труд". Уважаю эту газету за крепкие традиции. Ей ведь почти столько же лет, сколько и мне (смеется), а ее по-прежнему читают миллионы.
- В самой-то России удается часто бывать?
- Практически каждый год. Особенно запомнилась встреча с вашим президентом на недавнем конгрессе соотечественников. Путина уважают за границей: наконец-то у России молодой, умный, высокообразованный лидер. Для нас же, эмигрантов, дорого то, что он интересуется нашим мнением о пути, которым идет Россия. Я на той встрече сказал, что русский народ справится со всеми трудностями, но власть должна помочь ему, издав разумные законы и установив маленькие налоги - такие, как в Лихтенштейне. Ведь если бы у меня отбирали 70 процентов заработанного, то я бы неизбежно разорился.
- А если бы вам предложили возвратиться на Родину навсегда?
- Знаете, в 90 лет это все-таки рискованно. Из Лихтенштейна при моих налаженных связях я могу куда больше сделать, в том числе для России. И потом - отсюда не так далеко до Монако, где живет моя единственная дочь Людмила. Кстати, свой день рождения я проведу у нее.
- Эдуард Александрович, подытоживая, как бы вы сформулировали правила, которым должен следовать человек, чтобы жить долго и счастливо?
- Во-первых, не употреблять алкоголь. Сам я лишь иногда выпиваю немного водки, если пища жирновата. Во-вторых, не объедаться. В третьих, не ходить к докторам и не принимать пилюли. Если болит голова - надо выпить горячего молока, меда и идти в постель. Я всю жизнь плачу за медицинскую страховку, но не воспользовался ею ни разу, к врачу же хожу раз в два года - чтобы продлить водительские права... Ну и в-четвертых, не пренебрегать обществом красивых женщин (смеется).
- Но ведь вы же после двух браков, по-моему, одиноки.
- Вот уж нет - у меня много друзей, в том числе и среди прекрасной половины человечества. Да, чуть не забыл - есть еще и пятое правило: не уставайте делать полезные дела! Даже если вам дважды по 90. Например, только что по моей просьбе князь Николай Романов договорился с датской королевской семьей о перенесении праха матери последнего русского императора Марии Федоровны из Дании, где она похоронена, в Россию, в Петропавловскую крепость, где покоится ее супруг Александр III. Уже и дата перезахоронения известна - 26 сентября будущего года. Вы - первый русский журналист, которому это сообщаю...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников