24 сентября 2018г.
МОСКВА 
12...14°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 66.25   € 78.08
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Операция «Эвакуация»

1 декабря в Михайловском дворце начинается реконструкция. А закончиться она должна не позже 1 марта 2020 года. Сроки диктует Всемирный банк. Фото: Moscow-Live.ru
Ирина Смирнова, Санкт-Петербург
Опубликовано 00:20 14 Сентября 2018г.

Это похоже на маниакальный бред: Русский музей снова эвакуируют в авральном порядке


В Михайловском дворце Санкт-Петербурга, где находится самое крупное в мире собрание русской живописи, 1 декабря начинается реконструкция. А закончиться она должна не позже 1 марта 2020 года. Сроки диктует Всемирный банк, который благополучно действует в нашей стране, несмотря на западные санкции. Банк обещает кредит в 2,5 млн долларов на проект реконструкции общей стоимостью около 20 млн. Остальное доплатит федеральный бюджет, но Минфин насчет сроков помалкивает. А зря.

Вы скажете, это уже было? Совершенно верно! Похожий скандал с Михайловским дворцом случился в 2016 году. Тогда страсти погасили с помощью силовиков, которые арестовали заместителя министра культуры Георгия Пирумова, причастного к коррупции в разных музеях страны. И к проекту реконструкции Русского музея.

Помнится, два года назад директор Русского музея на пресс-конференции сильно нервничал, только что не просился «на свободу с чистой совестью». Теперь Владимир Гусев (на фото) публично пообещал покончить жизнь самоубийством («зарегистрировать оружие и застрелиться»), если перемещение музейных ценностей не будет завершено к 1 ноября, как требуют условия реконструкции Михайловского дворца. Экий он затейник, Владимир Александрович!

Меж тем нет даже графика перемещения части музейной коллекции, подбор временных помещений идет хаотично. Еще не решено, куда и как перемещать 8 тысяч музейных предметов из разных отделов. Неясно, что будет с научной библиотекой, которую собираются перевозить неизвестно куда. А ведь это 190 тысяч (!) единиц хранения — уникальнейший фонд, собранный еще императорской семьей, находящийся в специально сконструированных мемориальных шкафах. Эти раритеты очень востребованны, книгами ежедневно пользуются сотрудники музея при подготовке атрибуций, выставок. Но при авральном переезде и искусственно созданном хаосе и библиотеку, и экспонаты ждут неизбежные потери. А это уже не просто нарушение всех мыслимых законов, это уголовные деяния. Почему идет на них администрация музея?

Кому вообще нужна эта реконструкция здания — памятника федерального значения, построенного Карлом Росси? Зачем она, во имя чего? Понять мудрено, а в руководстве никто толком не может и не хочет отвечать на поставленные ребром вопросы. Коллектив музея, шокированный всем происходящим, обратился к директору письменно. В своем обращении к Гусеву сотрудники подробно описали опасения, напомнили, что уплотнения в помещениях, которые и без того находятся в неудовлетворительном состоянии, недопустимы. «Мы очень рассчитываем, что Вы не допустите разрушения вверенного Вам музея и остановите начатое безумие. Мы не хотим, чтобы музей оказался вовлеченным в авантюру», — обращаются к директору 96 сотрудников музея. Никакого внятного ответа на этот призыв не последовало. Вопрос о целесообразности реконструкции, ее актуальности для Русского музея директор проигнорировал.

— В нашем коллективе есть люди, которые работают по 40-50 лет, — рассказывает «Труду» сотрудник отдела древнерусского искусства ГРМ Ирина Шалина. — Для них смысл жизни в том, чтобы сберечь для потомков бесценные памятники культуры. Поверьте, они прекрасно знают, как это делать. Но ведь совсем не хранители принимают решения. Нас поставили перед уже существующим варварским проектом реконструкции, который полностью уничтожит весь облик Михайловского дворца — как внутри, так и снаружи.

А сроки поджимают, помещения ищут в авральном порядке. Пока все варианты, которые предлагались, по тем или иным причинам не устраивают экспертов. Либо помещения не подходят по стандартам, предписанным для фондов музея, либо не имеют необходимого для сохранности экспонатов оборудования. А привести в соответствие не получится, да и денег на это нет.

— Сначала Министерство культуры на переезд обещало выделить 60 млн рублей, потом решили, что это слишком много, и срезали до 26 млн, — делится Шалина. — Да нам бы и такой суммы хватило на косметический ремонт фондов, который последний раз проводили после войны. Но деньги дают на переезд, причем только в одну сторону. А придется же ехать и обратно. Почему об этом никто не говорит и не думает? И как вообще в таких условиях можно поручиться за сохранность экспонатов?

Так и не получив разъяснений, сотрудники музея обратились к районному прокурору. Однако не дождались не только проверки, на которую очень рассчитывали, но и вообще какого-либо ответа. Просто заговор молчания! А ведь затеваемая капитальная реконструкция внутренних дворов Михайловского дворца с изменением объемов памятника и капитальным строительством на территории прямо запрещена действующим законодательством.

Если версия проекта реконструкции двухлетней давности предполагала радикальную перепланировку двух дворов здания Михайловского дворца и его полное закрытие на время стройки, то теперь речь идет об остеклении одного двора и устройстве в нем лифта для инвалидов и лектория в подвальной части. Для этого музей должен освободить внутренние помещения, включая экспозиции русской живописи ХIХ века и народного искусства, трех бронекладовых, где хранятся предметы из драгоценных металлов с драгоценными камнями, коллекции картинных рам, реставрационной мастерской древнерусской живописи. Как заявил и. о. замдиректора по науке Григорий Голдовский, это означает закрытие половины музея. По слухам, будут как минимум закрыты залы с полотнами Репина, Поленова, Маковского... Но это предположения. А точной информации никто не дает.

Поразительно, как бьется администрация музея за права инвалидов! Это притом что Русский музей уже располагает лифтом для подъема инвалидов и устройством для такого подъема в корпусе Бенуа и Михайловском дворце, а также двумя лекториями в самом дворце и Инженерном замке. О расширении площадей в Русском музее говорить не приходится — их и без того у ГРМ много.

— Проблемы площадей у музея нет, — подтвердил «Труду» заместитель председателя Совета по сохранению культурного наследия Петербурга Михаил Мильчик. По его словам, привести в порядок дворы — дело благое, но варварская реконструкция должна быть исключена. Он и депутат Законодательного собрания Петербурга Алексей Ковалев пришли к выводу, что предложенный музеем проект реконструкции полностью изменит облик дворца. Что абсолютно противозаконно.

Алексей Ковалев обратился теперь уже к прокурору Санкт-Петербурга Литвиненко. Депутат требует от надзорных органов предметного разбирательства. А в случае «выявления признаков преступления руководством государственного учреждения культуры в части уничтожения или повреждения культурных ценностей, относящихся к особо ценному объекту культурного наследия РФ, включенных в Список всемирного наследия», и возбуждения уголовных дел.

Успеть бы только разобраться до 1 ноября. Спасти директора от самоубийства. А то вдруг этот удивительный человек не ровен час задумает выполнить свое экстравагантное обещание?




Кто такие, по-вашему, Александр Петров и Руслан Боширов?