08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В ТЮРЬМЕ НЕ ХВАТАЕТ ТОЛЬКО СВОБОДЫ

Фрай Диана
Опубликовано 01:01 14 Октября 2005г.
Не зря говорят: "От тюрьмы и от сумы не зарекайся!" Оказаться за решеткой может каждый: и бедный, и богатый, и знаменитый, и никому не известный. Правда, существует мнение: мол, кто на свободе жил припеваючи, имел большие деньги, занимал высокие посты, тот и в тюрьме как сыр в масле катается. Так это или нет, мы решили выяснить, навестив в местах не столь отдаленных бывшего мэра города Миасса Владимира Григориади.

Владимир Стиллианович встретил меня с улыбкой. Впрочем, улыбался и шутил он все время. Судя по всему, почти полтора года, которые он уже провел в кыштымской ИК-10 строгого режима, не лишили его чувства юмора. Держится Григориади, осужденный за взятку 155 тысяч рублей на 8 лет, как человек, привыкший быть на публике.
- Ну и как вам здесь живется, как самочувствие? -
пытаюсь поддержать шутливую тональность разговора.
-- Здоровье для моего возраста вполне нормальное. Я всегда любил спорт и здесь стараюсь им заниматься. Играю в футбол, настольный теннис, даже занял второе место в первенстве колонии. Да и живется мне нормально. Я оптимист по натуре и всегда надеюсь на лучшее. Главное, у меня есть возможность работать, проявлять себя. Значит, и дни будут бежать быстрее...
- То есть вы вполне адаптировались к зоне. Как складываются отношения с другими осужденными?
- Вполне нормально! Я человек демократичный и общительный. Меня многие из отряда называют просто - дядя Вова, и мне это нравится. Они поняли, что и мэров тоже сажают в тюрьму, и этот факт в какой-то мере определил их отношение ко мне. Потом, тут есть ребята из Миасса и Златоуста. Бывает, кто-нибудь подходит и говорит: "А вот я помню, когда вы были мэром, сделали то-то и то-то... " Это очень приятно.
- Вам удалось здесь с кем-то подружиться?
- Нет. Я думаю, тюрьма - не то место, где можно и нужно заводить друзей. К тому же это довольно сложно, ведь осужденные не располагают собой, они подчиняются режиму, приказам... Но приятелей у меня здесь хватает.
- А из друзей, что были на свободе, многие остались вам верны?
- Процентов 90. Практически никто из них от меня не отвернулся. Мы переписываемся, от них я узнаю о делах в Миассе и области. Вообще они меня здорово поддерживают.
- А ваши родные пишут, навещают?
- Да, конечно! Если бы не моя семья, мне было бы намного тяжелее здесь. У меня замечательные жена, сын и дочь. Они моя главная опора.
- А как часто вы можете видеться со своей семьей?
- В колонии строгого режима осужденному положены три длительных и три краткосрочных свидания в год. Но я стараюсь хорошо работать и вести себя, поэтому меня уже перевели на облегченные условия содержания. Так что теперь я смогу встретиться с родными не шесть, а восемь раз!
- Насколько я знаю, в 2009 году вы, если все будет хорошо, можете выйти по условно-досрочному освобождению. Вы надеетесь на это?
- Если честно, об этом как-то не задумываюсь. Нарушать режим или отлынивать от работы я не собираюсь. Но на досрочное освобождение не особо надеюсь.
- И тем не менее чем собираетесь заняться, когда выйдете на свободу?
-- Наш областной суд запретил мне по освобождении три года занимать муниципальные должности. Верховный суд был более мягким - я не имею права занимать государственные посты в течение года. Но я не могу не заниматься живым делом. Так что это будет или бизнес, или административная работа - там посмотрим.
- О чем или о ком, кроме родных, вы скучаете?
- Конечно, в колонии мало поводов для веселья. Но и по прошлому ностальгировать ни к чему - это угнетает психику. В тюрьме можно жить и можно остаться человеком, не озлобиться, не унизиться, не потерять себя. Единственное, чего мне здесь не хватает, это свободы...
Беседу вела


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников