06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

В КОЛОНИЯХ НЕ ДО КОММЕРЦИИ

Петров Александр
Опубликовано 01:01 14 Октября 2005г.
Последнее движение резца, и еще одна шахматная фигура подготовлена к завершающей операции - шлифовке и лакировке. До колонии Сергей Белоусов, который работает на участке ширпотреба ИК-5, даже резца в руках не держал. Мастером стал в колонии.

Есть в колонии классные слесари, плотники, сварщики, токари. Словом, мастера на все руки. Одна беда: нет работы...
- Был хороший заказ на колючую проволоку, - говорит осужденный Дмитрий Зинченко. - Зарабатывали до 1500 рублей. Это по нашим масштабам много. Теперь серьезной работы, говорят, не будет до зимы, занимаемся разной мелочевкой...
Четвертая часть заработанных денег каждому зэку зачисляется на его личную карточку, остальные три четверти идут на его содержание. Этими же деньгами, по решению суда, возмещают материальный ущерб потерпевшим.
Примерно половина зэков занимается изготовлением мебели, работает в автосервисе, выпекает хлеб. Ежемесячно здесь выпускается продукции примерно на 3,5 миллиона рублей. Но могли бы увеличить эту сумму как минимум в два раза. Рабочих рук достаточно. Около 800 человек заняты лишь бытовым обслуживанием самих себя или учатся в школе, техучилище и даже в вузе. На их личных карточках - копейки. Если закончится срок, на проезд деньги выделят, а дальше живи как можешь.
Раньше каждая колония имела госзаказ, который обеспечивался материалами и различными ресурсами. Колонии были не только исправительными, но в полном смысле и трудовыми. Теперь слова "труд" нет даже в названиях. По статье 113 Гражданского кодекса РФ сегодня колонии приравнены к коммерческим организациям и являются полноправными участниками рынка, на котором должны конкурировать с акционерными обществами.
- У коммерческих предприятий одна цель - получение прибыли. А мы, по действующему Уголовно-исполнительному кодексу обеспечивая осужденных работой, к этому стремиться не должны, - сетует заместитель начальника колонии по производству Александр Романов.
Каждая зона - место исполнения наказаний, где поддерживается специальный режим, где каждого нужно накормить, одеть и обуть, создать необходимые бытовые условия. За этим следят правозащитники. Только потом - работа. Причем труд свободного человека всегда был производительнее, чем в неволе. Но кто это учитывает? А налоги колонии платят, как обычные предприятия. Плюс затраты на электричество, воду, газ и так далее. Не случайно долг у ИК-5 около 15 миллионов рублей. Федеральный центр тоже не сдерживает своих аппетитов. Раньше мука, которая поступает из Москвы, входила в стоимость товарной продукции. Теперь не входит. А это значит, что 700 тысяч рублей колония должна ежемесячно заработать и отдать. Оборотных средств не хватает, не на что покупать лес, современное оборудование. В итоге здоровые мужики сидят без дела.
Однако наладить производство и увеличить занятость среди осужденных это еще полдела. Нужно выгодно продать продукцию колоний. Но специалистов-маркетологов в зонах почти нет. После окончания вузов на мизерную зарплату сюда работать никто не идет. Разве можно в такой ситуации колониям конкурировать с коммерческими фирмами?
В годы сталинизма зэки в жутких условиях строили железные дороги и промышленные объекты. Их костями выстлано дно Беломорско-Балтийского и других каналов. История осудила уголовно-исполнительную практику тех лет. Теперь, похоже, другая крайность. С лишением свободы сотни тысяч осужденных лишаются права на труд, а значит, и на зарплату, на возможность оказывать материальную помощь родным и близким. Нарушается право пострадавших от преступлений - получить денежную компенсацию за нанесенный ущерб.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников