10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ "ИВАНА ДЕНИСОВИЧА"

Лебедина Любовь
Статья «ЗЛОКЛЮЧЕНИЯ "ИВАНА ДЕНИСОВИЧА"»
из номера 212 за 14 Ноября 2003г.
Опубликовано 01:01 14 Ноября 2003г.
На днях Александр Солженицын сделал заявление, переданное ИТАР-ТАСС и по-разному откомментированное в некоторых изданиях. Он возмущен "дикостью и наглостью" харьковского театра. Дело в том, что режиссер Андрей Жолдак, не поставив писателя в известность, выпустил в театре имени Тараса Шевченко спектакль "Один день Ивана Денисовича" и таким образом "украл название произведения для своего действа". Одним словом, Жолдак грубо нарушил - и это факт - авторские права Солженицына, посягнул на его интеллектуальную собственность. Как будут события развиваться дальше, пока неизвестно, потому что постановка прошла всего два раза в Москве на фестивале NET (Новый европейский театр), после чего коллектив вернулся к себе в Украину, а это - другое государство. Тем не менее Нобелевский лауреат выразил свое отношение к поступку известного авангардиста и дал понять, что не намерен терпеть подобного беспредела...

Думаю, Александру Исаевичу повезло, что он не видел этого "творения". Уж на что у критиков крепкие нервы, но и те после первого акта довольно-таки дружно устремились к выходу. Как и некоторые ведущие столичные режиссеры. А пришли смотреть этот спектакль потому, что до этого никто не решался поставить на сцене "Один день...". И вот на тебе, получили. Само произведение Солженицына послужило для Жолдака всего лишь предлогом, толчком для его "авторского" сочинения на тему "лагерной" страны, живущей за колючей проволокой, где все, охранники и заключенные, - сплошное быдло, и поэтому в сущности никто из них не достоин сожаления. Вообще-то и раньше Жолдак не был замечен в сострадании к литературным героям Шекспира, Гоголя, Чехова. Но там по крайней мере можно было догадаться, кто есть кто, хотя в той же "Чайке", поставленной на сцене Театра наций, все персонажи напоминали прожорливых птиц, живущих на помойке и уничтожающих свое потомство. Такое режиссерское "видение" и решение пьесы Чехова вызвало в свое время бурное негодование у зрителей, которых защитники крутого авангардиста объявили "ретроградами": дескать, любой постановщик вправе по-своему трактовать любое произведение, иначе - где же свобода творчества, самовыражения? Да и "скучно будет".
И в этот раз Жолдак думал, что ему все сойдет с рук. Хаос, агрессия, уродство - любимая стихия этого "экстремала": он будто испытывает удовольствие от унижения людей и выворачивания всего и вся наизнанку. В глубоко по сути гуманистической повести Александра Солженицына, рассказывающей о черных страницах истории нашей страны, он увидел повод "сочинить" страшное действо, где не осталось ничего человеческого.
Страх и сила правят этими униженными и раздавленными людьми, их травят злыми собаками, которые появляются не только на подмостках, но и в фойе, пугая ни о чем не подозревающих зрителей. На сцене заключенных поливают ледяной водой, заталкивают в железные клетки под красивую классическую музыку. В течение двух часов на сцене стоит сплошной вой, стоны, вопли, брань. Толпа в белых ватниках то бросается к проходящему на большой скорости поезду, грохот которого разрывает барабанные перепонки, то начинает все крушить и ломать. Охранники в белых халатах и марлевых повязках на лицах выхватывают из этой бесформенной массы людей и начинают тут же нещадно избивать, насиловать. Здесь же бегают голенькие дети, равнодушно взирая на пытки и совокупления. Кажется, Жолдак возомнил себя украинским Брейгелем и решил с помощью "Ивана Денисовича" создать свой театр жестокости, напрочь забыв, что шедевр Солженицына - одно из самых человечных произведений ХХ века. Ну а поскольку режиссеру в этой сумасшедшей какофонии не нужен был текст, то он решил обойтись без согласия автора на постановку или хотя бы уведомления о ней. Вместе с тем Жолдак понимал, что зрителей в первую очередь привлечет название произведения Солженицына. С моей точки зрения, это не что иное, как спекуляция на имени большого писателя. Но и тут, как и после "Чайки", у Жолдака нашлись свои защитники, которые утверждают, что режиссер имел полное право на свое прочтение классической повести и ничего дурного в этом нет. Последнее слово тут, конечно, за специалистами по авторскому праву, но в любом случае история эта - некрасивая. Неэстетичная.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников