09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-2...-4°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.39   € 68.25
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЗАКОН ПРОТИВ ВИКТОРИИ

Строганов Юрий
Опубликовано 01:01 14 Декабря 2000г.
Она появилась на свет 23 ноября, а имя ее уже на слуху чуть ли не у каждого жителя Латвии. О малышке пишут газеты, говорят репортеры с телеэкранов. Более того - идут переговоры двух стран на высоком уровне. Но когда она вырастет и поймет, что случилось, то вряд ли порадуется известности, которая пришла к ней на второй день после рождения.

Ее зовут Виктория - "Победа". Это имя - единственное, что дала новорожденной ее мать. Молодая женщина, российская гражданка, отказалась от ребенка на второй день после появления малышки. Виктория еще лежала в "инкубаторе", когда отказ матери лег на стол генерального консула России в Даугавпилсе Николая Бондаренко. И тут выяснилось, что жестокосердная мамаша породила своим поступком не только очередную печальную историю, каких сегодня, как это ни горько, - множество, но и уникальную правовую межгосударственную коллизию. Дело в том, что по рождению девочка - гражданка России. И находиться ей в Латвии, согласно законам этой страны не положено. Однако как можно "депортировать" двухдневного ребенка? Да и документов у малышки в тот момент еще никаких не было - кому же позаботиться о них, коли родные - мама и бабушка - от нее отказались?
- Мы уговаривали и ту, и другую, чтобы они изменили свое решение и не бросали малышку на произвол судьбы, - говорит председатель Резекненского сиротского суда Айя Меере, взявшая пока на себя заботы о Виктории. - Бабушка - гражданка Латвии, отец ребенка не известен, а у двадцатилетней матери - временный вид на жительство в республике. Она здесь учится.
Говоря о поступке молодой женщины и ее матери, Айя Александровна избегает резких слов. Из этических, по ее словам, соображений она не называет ни имя "отказницы", ни место, откуда она приехала в Латвию. Другие мои собеседники (за исключением генконсула, который в силу служебного положения вынужден сдерживать свои эмоции), будучи лицами неофициальными, в разговоре "не для газеты" были весьма категоричны в суждениях, и если бы я воспроизвел слова, которыми они оценивали поступок матери и бабушки, бумага покраснела бы от стыда.
Виктория родилась здоровой девочкой - никаких патологий. Люди считают, что отказ от ребенка, возможно, обусловлен чисто прагматической причиной: крошке-"иностранке" не положены социальные льготы. И бабушка отказалась от внучки, а мать от дочери, как говорят сведущие люди, из-за денег. Если бы Виктория была рождена гражданкой Латвии, то ее тут же могли бы удочерить местные жители - в стране таких желающих целая очередь. Что может быть проще - отдайте дитя сердобольным любящим людям, готовым взять на себя все заботы о новорожденной. Но закон - против. Он не позволяет оставить девочку там, где она появилась на свет, буквально выталкивая ее из "чужой страны". И хотя крохе нет ровным счетом никакого дела до политических игр и государственных распрей, закон есть закон,и он - против Виктории. Маленькой "иностранке" нет места в стране, где она родилась.
Какое все-таки счастье, что, кроме бесстрастного и жесткого закона, есть еще чуткие человеческие сердца, независимо от государственной принадлежности, есть добрые и отзывчивые люди. Такие, как латышка Айя Меере и русский Николай Бондаренко.
Никто не обязывал эту женщину принимать такое сердечное участие в судьбе русского ребенка, хотя ей по должности и приходится заниматься брошенными детьми, поскольку сиротский суд, который она возглавляет, - это орган опеки и попечительства. Только ведь ничего подобного в Латвии до сих пор не случалось. И подойди она к этому формально, в строгом соответствии с законом, никто не упрекнул бы ее в бессердечии. Местные органы вправе были отказаться от решения судьбы крохотной гражданки России - ведь латвийские законы возволяют просто-напросто выдворить ее из страны. Но Айя Меере не бросила Викторию на произвол судьбы, не отгородилась от нее законом, не оставила на руках у врачей резекненской больницы, где девочка родилась, а поехала в Даугавпилс устраивать жизнь маленького человечка.
Генеральный консул Николай Бондаренко, тоже оставив многие дела, занялся устройством судьбы новорожденной гражданки России - вел переговоры с российскими министерствами - иностранных дел, юстиции, образования и получил заверения, что российская сторона готова принять малышку. Одновременно договаривался и с местными властями о временном устройстве девочки в Латвии.
- Ведь к этому времени, - объясняет он, - Виктории исполнилось всего две недели. Можно ли подвергать такую кроху риску столь далекого путешествия? Слава Богу, удалось достичь устной договоренности о ближайшей судьбе девочки: хотя по латвийским законам ей "не положено" находиться на территории республики, она в виде исключения определена временно в государственный детский дом "Калкуны" в Даугавпилсе. Уже подготовлен нами первый в ее жизни документ - свидетельство о рождении.
Ну, что ж, все-таки появился свет в конце туннеля. Однако в судьбе маленькой Виктории еще много неясного. Если ее захотят удочерить граждане России, то проблем не предвидится. А если такое пожелание выскажут граждане Латвии - кто-то из тех, кто успеет привязаться к ней сердцем за время ее пребывания здесь? Что тогда? Уже сейчас и латвийская, и российская сторона изучают юридические аспекты вероятных правовых коллизий, которые могут произойти с Викторией.
Во время встречи латвийских журналистов с президентом Латвии Вайрой Вике-Фрейбергой корреспонденты рижской газеты "Час" поинтересовались мнением первой леди о новорожденной русской девочке. Глава государства высказалась очень осторожно, если не сказать сухо: "Такие случаи, увы, нередки в разных странах". Ситуацию она назвала весьма загадочно - "между регламентами". И все же обнадежила, призвав местные власти "принять решение в индивидуальном порядке".
Вот такая - жестко простая и очень сложная история. Газета "Труд" будет следить за судьбой Виктории - малышки, которая с первых дней жизни оказалась "вне закона" и которой амбициозными политиками предписано покинуть место, где она появилась на свет. Нормальные люди называют такое место Родиной. У Виктории Родины пока нет. Хочется верить, что она обретет ее в России.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников