10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПОСЛЕДНЯЯ ИНСТАНЦИЯ - В СТРАСБУРГЕ

Данилкин Александр
Опубликовано 01:01 14 Декабря 2000г.
Впервые за всю историю в Страсбурге появился судья из России. Анатолий Иванович Ковлер до переезда во Францию работал в Москве, в Институте государства и права. Одновременно редактировал журнал "Государство и право", участвовал в деятельности правозащитных организаций. И вряд ли предполагал, что когда-нибудь сядет в почетное кресло судьи в Европейском суде по правам человека. Чтобы стать европейским судьей, мало быть классным юристом, надо еще знать несколько языков. Анатолий КОВЛЕР не только авторитет в юриспруденции, но и в совершенстве владеет французским, итальянским, турецким. И английским, само собой.Ковлер был почетным гостем проходившего недавно всероссийского съезда судей. Там корреспондент "Труда" и взял у него интервью.

- Анатолий Иванович, что за жалобы поступают обычно в Европейский суд?
- Две трети - это в основном гражданские споры: невыплата зарплат или пенсий, пособий, имущественные, квартирные споры и т.д. Около двадцати процентов - уголовные дела. И совсем небольшая часть - избирательные и прочие споры.
Должен сразу оговориться: гражданские споры очень часто приходят в Страсбург в заведомо неприемлемом виде. Граждане присылают нам десятки заявлений, прилагая к ним пухлые тома переписки с собесами, с другими организациями, но при этом забывая, что Европейская конвенция требует, чтобы были исчерпаны средства именно судебной защиты у себя "дома". То есть, не обращаясь ни в один из национальных судов, они сразу пишут в Страсбург. Именно это обстоятельство позволяет Страсбургскому суду отсекать такие жалобы как заведомо неприемлемые. При всем большом сочувствии к этим людям.
- Иначе говоря - пока гражданин не пройдет именно все судебные ступени на родине, включая Верховный суд, обращаться в Страсбург бессмысленно?
- Это ошибочное мнение. Очень многие думают, что исчерпать национальные средства защиты - значит дойти до Верховного и Конституционного судов. Но в толковании статьи 35 §1 Европейской конвенции по многим делам сказано, что исчерпанностью судебных решений считается обращение в инстанции, после которых решение суда вступает в законную силу. Для нашей страны - это кассационная инстанция, то есть, областной суд, или республиканский. По очень редким категориям дел (речь идет о наиболее серьезных уголовных и государственных преступлениях) в качестве первой или второй инстанций выступает Верховный суд. Для основной массы дел - 95% - достаточно решения областного суда. Вот после этого уже можно обращаться в Европейский суд.
- В России многие уверены: что обращение в Европейский суд стоит фантастических денег. Одни утверждают, что необходимо 15 тысяч долларов, другие называют суммы еще больше...
- Европейский суд денег с заявителей не берет.
- Вообще?!.
- Решительно. Более того, с заявителем ведется переписка на языке его страны. Но если заявитель желает, чтобы его жалоба была составлена квалифицированно, лучше все-таки обращаться к услугам адвокатов. В своей стране. И это действительно стоит определенных денег. Как раз слабостью заявлений из России является то, что только около пяти процентов наших дел идет в сопровождении адвокатов. Для сравнения скажу: итальянских - 95%.
Возможно, для кого-то это будет открытием: Европейский суд, если дело принято к рассмотрению, по ходатайству заявителя даже может бесплатно выделить бесплатно ему своих адвокатов и юристов. Правда, при условии, если суд сочтет, что для этого заявитель представил достаточно доказательств низкого уровня своего материального положения.
Ну а если Европейский суд выносит решение в пользу заявителя, то там обязательно указывается сумма, которую государство должно своему гражданину выплатить за судебные издержки, причиненные человеку внутри страны. Например, оплачивая услуги адвокатов.
- Вы хотите сказать, что Европейский суд - это суд не только для богатых?
- Конечно. У нас часто выигрывают дела люди с очень скромным достатком.
- Когда поступило в Страсбург самое первое заявление из России?
- Первые такие заявления стали поступать после вступления России в Совет Европы в 1996 году, еще до ратификации нами Конвенции. К сожалению, Госдума затянула ратификацию на два года вместо положенного одного. И потому в период между 1996-м и 1998-м годами (а Конвенция для Российской Федерации вступила в силу 5 мая 1998-го) - многие заявления поначалу просто лежали. И впоследствии суд, если речь шла о продолжающемся нарушении, просил заявителей повторить жалобу. Либо сообщал, что, к сожалению, она не может быть принята, поскольку события и все судебные решения состоялись до ратификации Конвенции. Очень часто нам присылают жалобы на решения, которые состоялись еще в 70-80-е годы. Такие заявки суд отметает сразу как неприемлемые.
Сейчас из России уже идут достаточно грамотно, обоснованно составленные жалобы по событиям и решениям, состоявшимся после 5 мая 1998 года.
-В страсбургском судебном портфеле сегодня есть какие-нибудь громкие российские дела?
-Вообще-то как судья я, к сожалению, не имею права комментировать дела. Да и что можно считать громким делом? Если речь идет об известных именах, то таких пока нет. Разве что жалоба экс-мэра Владивостока Черепкова. Но она была отвергнута как неприемлемая.
-Почему?
-Дело в том, что Черепков жаловался на препятствия при избрании его мэром и отказ в рассмотрении был по чисто формальным признакам: Конвенция гарантирует право на избрание в законодательные органы, а мэр -должность не законодательная.
- Вы уже успели столкнуться с какими-нибудь любопытными конфузами, связанными с деятельностью Европейского суда?
- Всяко бывает. Скажем, в Европейский суд приехала жаловаться жительница Австралии на свое австралийское правительство. А когда узнала, что Австралия - не член Европейской конвенции, то ужасно огорчилась - с горя бросилась с моста в канал. К счастью, ее успели спасти.
- А наших ходоков, из России, тоже можно встретить в Страсбурге?
- Случается. Между прочим, нередко россияне жалуются даже не на Россию, а на другие страны, где им пришлось столкнуться с несправедливостью по отношению к себе. Кстати, такие жалобы нередко подкрепляются серьезной юридической помощью.
- Сколько жалоб было получено из России в этом году?
- Две тысячи, достаточно много. Но больше всего их приходит из Италии. Потом идут Турция, Польша, Франция. Россия - на пятом месте.
По количеству жалоб, приходящихся на душу населения, всех опережает Австрия. Возможно, потому, что у австрийцев высокий уровень правосознания. А вот по темпам роста обращений в этом году первенствует наша страна.
- В Страсбурге не боятся, что россияне своими многочисленными жалобами в скором времени парализуют работу Евросуда?
- Думаю, такого не случится. Во-первых, потому, что суд и впредь будет довольно жестко подходить к поступающим заявкам и все несоответствующие канонам отсеет на первом же этапе. Во-вторых, планируется дальнейшая рационализация работы с поступающей почтой. И, в-третьих, сюда, на помощь европейским судьям ожидается приезд новых российских юристов, которые возьмут на себя часть работы.
- У судьи Европейского суда по правам человека такие же перегрузки, как и у российских коллег?
- Рабочий день начинается с девяти утра и заканчивается поздним вечером. Дела поступают на нескольких языках. Приходится тщательно изучать материалы и законодательства тех стран, чтобы поглубже вникнуть в суть. Нередко даже и домой беру работу.
- Что представляет собой коллектив европейских судей?
- Всего их - 41 человек. Каждый судья - полиглот. Кстати, русским языком владеют 15 моих коллег. Треть всех судей Страсбурга - профессиональные судьи. Еще треть - университетская профессура. И оставшаяся треть - бывшие министры, депутаты парламентов. Но все они имеют юридическое образование и, как правило, солидную юридическую практику.
- Случается, что европейским судьям поступают угрозы?
- Таких угроз, как, например, в России, не поступало. Но зато перед зданием суда постоянно присутствуют пикетчики с самыми разными лозунгами. Бывают и обиженные. Одна полька, недовольная решением Страсбургского суда, вот уже как три года в знак протеста сидит перед входом.
- Что посоветовали бы вы россиянам, которые пожелают обратиться за справедливостью в Европейский суд?
- Прежде всего не стоит направлять к нам сюда жалобы просто так, на всякий случай. Подумайте сначала о тех, чьи права действительно были нарушены. Ведь одни жалуются на то, что не убирают общественный туалет, а другие - на несправедливость, которая завела в СИЗО на четыре года, где свирепствует туберкулез. Есть же разница?
Более 90 процентов всех признанных неприемлемыми для рассмотрения жалоб отклоняются именно по формальным основаниям: их авторы не выполняют элементарных условий.
- Где можно с ними ознакомиться?
- Когда Европейский суд получает письмо заявителя, он обязательно, помимо формуляра жалобы, направляет еще и инструкцию - как ее заполнять. И текст самой конвенции, где все расписано, - в каких случаях заявление приемлемо, в каких - нет. Поэтому я советую гражданам, исходя из этих критериев, сначала подумать - приемлема их жалоба или нет. И здесь большое значение имеют юридические консультации, в том числе и по обращениям в Европейский суд.
Между прочим, каждая процедура рассмотрения жалоб продолжается около двух лет. Немедленная реакция на жалобу просто невозможна.
- Европейский суд называют еще и "судом судов".
- Страсбургский суд лишь поправляет действия национальных судов, если они нарушили какие-то права человека. Главная задача - защитить процессуальные права гражданина. А просто заменить национальные суды мы не вправе. В Европейский суд следует обращаться лишь тогда, когда исчерпаны основные возможности защиты в собственной стране.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников