04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПИСЬМО ИЗ ЛЕФОРТОВО

В Центральном архиве ФСБ рассекречено письмо генерала армии Кирилла Мерецкова из Лефортовского следственного изолятора в адрес Иосифа Сталина, датированное 28 августа 1941 года. Это, пожалуй, единственный официально обнародованный документ, подтверждающий то, что известный военачальник в начале Великой Отечественной войны был арестован "органами" и мог быть репрессированным, что нанесло бы заметный урон кадровому составу высшего армейского эшелона, который и так претерпел серьезные "чистки".

Сам Мерецков никогда не упоминал об этой "темной" странице своей биографии. В его мемуарах "На службе народу" есть лишь странный информационный провал между 23 июня и началом сентября 1941 года. В энциклопедиях на этот период вообще приходится "липа", например, такая: "В первые месяцы Великой Отечественной войны Мерецков в качестве представителя Ставки ВГК оказывал помощь командованию Северо-Западного, а затем Карельского фронтов. С сентября - командующий 7-й отдельной армией..."
Но вот письмо самого Мерецкова, которое руководство Центрального архива ФСБ предоставило возможность впервые опубликовать в нашей газете:
"Секретарю ЦК ВКП (б) Сталину И.В.
В напряженное время для нашей страны, когда от каждого гражданина требуется полностью отдать себя на защиту Родины, я, имеющий некоторую военную практику, нахожусь изолированным и не могу принять участие в освобождении нашей Родины от нашествий врага. Работая ранее на ответственных постах, я всегда выполнял Ваши поручения добросовестно и с полным напряжением сил.
Прошу Вас еще раз доверить мне, пустить на фронт и на любой работе, какую Вы найдете возможным дать мне, доказать мою преданность Вам и Родине.
К войне с немцами я давно готовился, драться с ними хочу, я их презираю за наглое нападение на нашу страну, дайте возможность подраться, буду мстить им до последней моей возможности, не буду щадить себя до последней капли крови, буду бороться до полного уничтожения врага. Приму все меры, чтобы быть полезным для Вас, для армии и для нашего великого народа.
28.VIII.-41 г. К. Мерецков".
Сталин в то время уже остро чувствовал нехватку руководящих армейских кадров. Поэтому сразу распорядился освободить Мерецкова и назначить командующим 7-й армией (это понижение минимум на две ступени: предыдущая должность Кирилла Афанасьевича - заместитель наркома обороны). Затем верховный назначил опальному генералу аудиенцию, во время которой первый же вопрос задал с иезуитской участливостью. Об этом, не называя причины такой "участливости", Мерецков так написал в мемуарах: "Помню, как... был вызван в кабинет Верховного главнокомандующего. И. В. Сталин стоял у карты и внимательно вглядывался в нее, затем повернулся в мою сторону, сделал несколько шагов навстречу и сказал:
- Здравствуйте, товарищ Мерецков. Как вы себя чувствуете?
- Здравствуйте, товарищ Сталин. Чувствую себя хорошо. Прошу разъяснить боевое задание".
Больше об "инциденте" не было сказано ни слова. Мерецков как бы вычеркнул его из своей жизни. Сталин это оценил. В дальнейшем судьба генерала армии вновь пошла по восходящей. Закончил войну в должности командующего фронтом и с заслуженной славой национального героя.
Те злополучные несколько месяцев в начале войны так и остались тайной.
В Центральном архиве ФСБ сообщили, что дела Мерецкова и Рокоссовского были уничтожены еще в 60-е годы и точные причины ареста теперь восстановить невозможно.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников