06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
6
БАЛЛОВ
КУРСЫ   $ 63.87   € 68.69
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЛЮБОВЬ МАТЕРИ СИЛЬНЕЕ СМЕРТИ

Колчанов Рудольф
Опубликовано 01:01 14 Декабря 2001г.
Алексиа Бальвег, 33-летняя жительница небольшого городка Боксберг-Бобштадт, любовно выбирает место в огромном торте для третьей свечи. У ее сына Иоганеса сегодня третий день рождения.

Алексиа вышла замуж нерано, до 29 лет искала не только большой супружеской любви, но и обоюдного желания иметь как можно больше детей. Нашла именно такого мужа.
Но к лету 1997 года, когда Алексиа была на восьмой неделе беременности, врачи обнаруживают у нее злокачественные опухоли лимфатических узлов. Для окончательного диагноза необходимо было взять пробы ткани в клинике атомной медицины в Вюрцбурге при общем наркозе, но "я категорически отказалась, - вспоминает фрау Бальвег, - потому что мой ребенок не смог бы перенести этой процедуры. Да и у меня больше никогда бы не было детей".
Врачи деликатно рекомендовали сделать аборт, но глубоко верующая женщина не пошла на это. Медики доказывали ей, что к концу беременности рак может достигнуть необратимой фазы: "Вы ставите на карту свою жизнь".
"Никто и ничто, - говорит она сейчас, - не могло остановить меня от желания дать жизнь моему ребенку. Даже ценой собственной жизни. У меня ни на секунду не было ни малейших колебаний и сомнений".
Между тем две опухоли на горле достигли величины куриного яйца. Алексиа плакала и молилась. Зимой 1998 года с помощью кесарева сечения появился на свет малыш Иоганес, крепкий, здоровый, веселый. Радости родителей не было предела, особенно материнской: "Мне было все равно, что произойдет со мной. Рождение сына все возместило сполна в моей жизни".
Но врачи вынесли суровый приговор - рак лимфатических узлов четвертой стадии с проникновением в грудную клетку, легкие, желудок, область таза: "Мне стало ясно, что смерть неминуема, я ни о чем не жалела и стремилась каждое возможное мгновение провести с моей крохой. И во мне пробуждались силы, я говорила себе, что не имею права оставить одних моих самых любимых - сына и мужа".
Алексии сделали несколько курсов химиотерапии: "Я думала, что не выдержу - так было тяжело". Долгое время пришлось провести ей в специальной сверхстерильной палате, поскольку любые бактерии создавали смертельную опасность для больной. Муж, родные часто наведывались в палату в особой экипировке, как она узнала позже, чтобы "проститься с фрау Бальвег".
Но она живет. Сила духа, любовь к сыну, умение медиков? Вместе взятое или что-то в большей степени - в конце концов не столь важно, главное, живет. Врачи считают, что шансы на исцеление велики. "Но даже если бы их не было вовсе, - говорит счастливая мать, - я бы все равно приняла то трехлетней давности решение". И, обращаясь к сыну в день рождения, добавляет: "Ради тебя я готова на все".


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников