04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЕСЛИ ПОМОГАТЬ СЕРДЦУ, ТО БЫСТРО

Сухая Светлана
Опубликовано 01:01 14 Декабря 2005г.
Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в России примерно в два раза выше, чем во многих развитых странах. Как сделать максимально эффективной помощь при инфаркте или инсульте? Улучшат ли ситуацию задуманные перемены в здравоохранении? Об этом корреспондент "Труда" беседует с директором Московского научно-практического центра интервенционной кардиоангиологии Давидом ИОСЕЛИАНИ.

- В последние месяцы вопросы катастрофически плохого финансирования здравоохранения в целом и кардиологии в частности находятся в центре внимания руководства страны. На их решение впервые за много лет выделены большие средства. Есть ли уверенность, что деньги будут потрачены с максимальной эффективностью?
- Сомнений много. Хотя логика всех решений в области охраны здоровья кажется простой: государство должно уяснить для себя, какие задачи первостепенны, не терпят отлагательства, и создать специальные национальные программы, которые существуют в ведущих странах мира. Условно говоря, онкология все же важнее, чем борьба с насморком. Всем известно, что сердечные недуги и рак - главные причины смертей. Но у нас до сих пор нет программ по борьбе с сердечными и онкологическими заболеваниями. Именно такими важнейшими проектами, координацией этой работы должна заниматься и Академия медицинских наук. Сегодня я этого не вижу.
- Уже приняты решения об укреплении первичного звена здравоохранения, о повышении зарплат участковым врачам и медсестрам. Это, на ваш взгляд, правильный путь?
- Первичная помощь - это, бесспорно, один из приоритетов. Участковый врач - первый, к кому приходит человек со своими жалобами.
С полной ответственностью скажу: большая часть врачей в поликлинике не знают многих вещей, жизненно важных для больного. Ну, например, куда именно лучше направить пациента с нестабильной стенокардией? В идеале пациент должен попадать к нам, уже имея на руках результаты 90 процентов всех необходимых анализов.
Но для этого поликлиники должны быть хорошо оснащены. Например, уже давно существуют специальные мониторчики, которые круглосуточно записывают электрокардиограмму больного. Это очень важно! Буквально вчера я общался с кардиологами московских округов и выяснил, что во многих поликлиниках их нет. О многих современных методиках врачи просто не знают. И я как главный кардиолог Москвы обязательно сделаю все от меня зависящее, чтобы в городе приняли программу по борьбе с сердечно-сосудистыми заболеваниями.
- "Скорая" тоже относится к системе первичной помощи. Сейчас обсуждаются пути ее реформирования...
- Идею изменения работы "скорой" я принимаю. Наша клиника - скоропомощная, больных везут круглосуточно. И я знаю, что даже кардиореанимационную бригаду, где работают квалифицированные врачи со спецаппаратурой, иногда "гонят" на банальный вызов по поводу головной боли. Диспетчер, принимающий вызов, должен быть высокоэрудированным профессионалом. Мы точно знаем: хороший опрос (это называется анамнезом) даже нам в клинике позволяет на 80 процентов поставить диагноз. Приборы только уточняют детали.
- Мне кажется, что люди боятся простой вещи: реформа обернется тем, что "скорая" не приедет, а участковый терапевт просто не сможет, не сумеет помочь в кризисной ситуации.
- Отчасти это оправданные опасения. Потому что врач не должен приходить на работу в поликлинику сразу после института. Он должен где-то получить подготовку (например, поработать в стационаре) и прийти на должность участкового уже сформировавшимся врачом. У доктора в поликлинике должны быть знания, оснащение и достойная зарплата. И тогда поликлиники заработают, и будет меньше вызовов "скорой".
- Давид Георгиевич, вот сводка за сутки: московские бригады "скорой помощи" совершили 6573 выезда по вызовам, госпитализировано 2649 человек. Значит, как минимум треть вызовов были явно оправданными - людей пришлось забрать в стационар.
- Правильно, но, основываясь на своем опыте, могу с уверенностью сказать: из всех госпитализированных не менее половины можно было направить в стационар либо раньше, не дожидаясь обострения болезни, либо на следующий день, без крайней спешки. Это как раз и требует грамотной работы участковых. Ну а другая половина - это действительно экстренные случаи. Из них не менее 60-70 процентов - больные с сердечно-сосудистыми заболеваниями: это и инсульт, и гипертонический криз, и отек легкого, и, конечно, инфаркт.
- Ну уж в этих случаях на вызов точно должен ехать квалифицированный врач.
- Должен. И он едет. Но и тут есть серьезные проблемы. Чем занимается врач "скорой"? Очень часто его задача сводится к тому, чтобы сделать больному обезболивающий укол и быстро довезти его до больницы. Естественно, при остановке сердца он проводит реанимацию. Мне же кажется, что врач "скорой" может сделать гораздо больше. У нас грамотный врач часто выполняет функцию перевозчика. А надо добиваться другого: лечение нужно начинать немедленно, у койки больного.
Например, приезжает "скорая", у пациента инфаркт. Следует сразу вводить ему лекарство, растворяющее тромб, который закупорил сосуд. Кровообращение начнет восстанавливаться, в некоторых случаях развитие инфаркта можно вообще остановить, в других он будет не таким обширным. От того, насколько быстро оказана первая помощь, зависит в огромной мере степень поражения сердца. Помогать надо быстро, важна каждая минута! И по пути в клинику тоже надо продолжать лечение пациента!
Мы получили патент, будем внедрять новую методику, когда больному на первом этапе вводят специальные лекарства (кардиоцитопротекторы), которые защитят клетки сердечной мышцы от ишемии, возникшей из-за закупорки сосуда. Если такое лечение станет нормой, тогда, конечно, присутствие врача будет гораздо более оправдано. И главное, смертность от инфаркта можно снизить примерно в два раза! Я давно занимаюсь этим, стучусь во все двери, неоднократно обращался официально в Минздрав. Ответа пока не получил...
- В рамках национального проекта по здравоохранению поставлена также задача обеспечить доступность населению так называемых высоких технологий, дорогостоящей медицинской помощи. Как этого добиться?
- В проекте предусмотрено строительство новых высокотехнологичных центров. Конечно, они должны быть в каждом федеральном округе. Нельзя возить людей на операцию за тысячи километров. Это могут быть и многопрофильные центры (там будут заниматься всем - и кардиологией, и онкологией, и легочными недугами), и клиники с более узкой специализацией. Наш центр, например, занимается только сердечно-сосудистыми заболеваниями. Мы работаем всего девятый год, но уже сегодня делаем больше всех в стране процедур ангиопластики (расширения сосудов без большой полостной операции). Таким клиникам организационно легче выжить, чем огромным многотысячным коллективам.
- Почему у нас с таким трудом пробиваются многие современные методики (в том числе и ангиопластика). Нет денег?
- Дело не только в этом. Часто мешают стереотипы. Мы прозевали момент, когда во всем мире начали внедрять в медицину новейшие технологии. В развитых странах их использование давно стало нормой, а у нас до сих пор видят в этом "экзотику" или капризы отдельных врачей.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников