11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

МАША С АРБАТА

Веледницкий Анатолий
Опубликовано 01:01 15 Января 2002г.

- "Инка пахала как сумасшедшая, пока муж искал себя в новой экономике". Так в повести

- "Инка пахала как сумасшедшая, пока муж искал себя в новой экономике". Так в повести "Мобильные связи" вы представляете свою героиню, владелицу небольшой телестудии. Это про себя?
- Нет, это собирательный образ - моих друзей, женщин, у которых, как и у меня, мужья психологически сломались. Оказались декоративными, не способными прокормить семью. Мои подруги не пропали - одна стала директором галереи, другая кинопродюсер, третья бизнесмен... Я шучу - мы все подружились, когда еще были интеллигентными людьми.
- Иногда ваши герои говорят таким смачным языком, что оторопь берет. Это что - признак интеллигентности?
- Я окончила Литературный институт, где училась на отделении драматургии, в мастерской Виктора Розова. А драматург должен уметь особенно чутко "слышать" своих героев, даже если их речь далека от совершенства. Отучилась два курса на философском факультете, получила дополнительное образование как психолог...
- И как же складывалась ваша дальнейшая литературная карьера?
- В 1991 году получила какую-то премию за вклад в драматургию ХХ века, но меня никто не знал. Зато, когда начала говорить тривиальные вещи в программе "Я сама", меня стали воспринимать как писателя. Теперь я действительно пишу прозу. Все не закончу роман, где главная героиня приехала из провинции и пробилась на ТВ в первые ряды. В этом романе будет весь мой опыт работы на ТВ, где я проработала шесть лет.
- На днях популярный телеведущий, приехавший из провинции, очень лихо полоскал чужое белье. Сначала мальчик из рок-группы рассказывал, с кем он соглашался спать, а кому отказывал. А затем на сцену пригласили обалдевшую от этих откровений его невесту. Ведущий с азартным блеском в глазах принялся выяснять, собирается ли она замуж за героя передачи... Как вам такое шоу?
- Теперь я понимаю: наше тогдашнее ток-шоу по сравнению с нынешним - институт благородных девиц. Если мы устраивали сюрпризы, то приятные. Теперь все осваивают западный образ жизни и мышления. А у них все гораздо жестче. Вполне нормально, когда сидит брошенная беременная женщина, рядом муж, который ее бросил, и его новая пассия. И все прилюдно выясняют отношения.
С моей точки зрения, то, что происходит в некоторых ток-шоу, просто безобразно. В Америке подобного рода экстремальные передачи делаются за большие деньги с большим числом квалифицированных психологов. А у нас никого не волнует, сколько после жуткого действа будет инфарктов, инсультов, суицидов. Любой психолог вам скажет: нельзя перед камерой устраивать очные ставки и заставлять людей предавать друг друга. Ясно, что уже никогда эта девушка не станет общаться с женихом-гомосексуалистом.
Я считаю, что телевидение - все-таки искусство. Если же полоскать грязное белье, обращаться к первой сигнальной системе и демонстрировать трупы, гениталии и что там еще - это уже за гранью.
- А разве в передаче "Я сама" вы не полоскали грязное белье?
- Это не было самоцелью. Юля Меньшова - человек этически очень чуткий, она понимает, что можно, а чего нельзя. Мы занимались не полосканием белья, а женской проблематикой.
- А почему вы ушли с ТВ? Вас обидели?
- Обидели не меня. Было две передачи рекламного характера. Одна из них про врача, спасающего наркоманов за... 4500 долларов. Ко мне потом подходили родители наркоманов и говорили: после вашей передачи мы продали все, что у нас было, оплатили лечение, а ребенок уже в могиле. И я себя чувствовала соучастницей этого обмана. Я говорила одно, а после монтажа получалось другое.
- Все СМИ дают рекламные материалы...
- Телевидение - это атомная бомба. Те, кто читает газеты, обладают способностью анализировать информацию. Телезрители - это другой, менее защищенный контингент.
- Я знаю, что вы возглавляете Арбатское отделение СПС. Кстати, Арбатова - это фамилия или псевдоним?
- Конечно, псевдоним. Моя настоящая фамилия Гаврилина. Но в школе у меня была кличка "Маша Арбатская". И свою первую публикацию я подписала "Арбатова", потому что никто их моих друзей-хиппи не знал моей настоящей фамилии. У хиппи ведь не было фамилий. Так и пошло. Но и это, и телевидение - дела давно минувших дней. Это другая жизнь.
- Давайте про жизнь нынешнюю. Одна из ваших героинь говорит о чувстве вины человека, который начал хорошо зарабатывать.
- Это чувство было на заре реформ. Сначала тем, кто вырвался вперед, было стыдно ездить на дорогих иномарках, покупать дорогое жилье.
- Что-то я не замечал, чтобы кому-то было стыдно...
- Нет, поверьте мне, было такое. Те, кто в одночасье разбогател, на первых порах чувствовали себя неловко. Они раздавали деньги, кормили друзей. Потом привыкли, перестали стесняться. Прошло десять лет. За эти годы многие научились зарабатывать, но... Вот я передвигаюсь извозом - за рулем мне сидеть неохота, на водителя нет денег. Так вот, я заметила: часто останавливаются люди на дорогих машинах. И когда садишься в машину, начинаешь разговаривать, выясняется, что у них есть чувство вины - им неудобно, что они в иномарке, а у человека нет денег на подержанный "Москвич".
- Водители вас узнают?
- Случается. Но быть для всех Машей-феминисткой надоело. Поэтому все чаще ухожу в Интернет. Сумасшедшие возможности, сидя дома, общаться со всем миром.
Когда была история 11 сентября, вырубили связь. В центре Нью-Йорка не работали телефоны, и американские эмигранты, которые заходят в наш сайт, с моей помощью связывались друг с другом - узнавали, кто жив, а кто нет.
- Как они восприняли эту трагедию?
- Это конец американской мечты, ее фиаско. Их система безопасности, как выяснилось, - липа. Только эту липу раньше не доводилось проверять на прочность. И заметьте, никого не сняли, ни одной отставки после всего, что произошло. В США рассматривают происшедшее как стихийное бедствие, хотя люди получали зарплату за то, чтобы таких "стихийных" бедствий не происходило.
- Что психолог Арбатова думает о террористах? Это нелюди?
- У всякого человека есть болевой порог. Любой психолог вам скажет, что камикадзе - это люди с особой, специфической психодинамикой. У них, так же как и у рецидивистов, болевой порог очень высокий. У них, так сказать, смещена система координат.
В человеке заложен избыточный запас самосохранения. Чтобы его сломать, надо провести огромную работу. Есть такая теория: в каждом из нас одновременно живет взрослый и ребенок. Ребенок хочет жить. Чтобы победить закон самосохранения, из человека надо сделать зомби.
Кстати, у идеологов и самого бен Ладена инстинкт самосохранения прекрасный. Если бы он сам был фанатом, он бы так не прятался от американцев. Он бы с удовольствием отправился к Аллаху, тем более что он знает: там его ждут гурии, там все в шоколаде. Но он никогда этого не сделает, потому что лидеры вообще никогда не отвечают массовке солидарностью. Свои бредовые идеи они осуществляют с помощью людей, для которых жизнь превратилась в перманентную пытку и смерть - это выход из пытки. А для того чтобы жизнь людей не становилась такой, должны думать лидеры государств, которые считают себя цивилизованными.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников