03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ПСИХИАТРИЯ ИЗБАВЛЯЕТСЯ ОТ РЕШЕТОК

Мамедова Майя
Опубликовано 01:01 15 Января 2004г.
Подходя к зданию Центра судебной психиатрии имени В.Сербского, я невольно поежилась - уж больно мрачные, массивные стены. А руководит им хрупкая изящная женщина - академик Татьяна ДМИТРИЕВА. Первый вопрос вырвался сам собой.

- Татьяна Борисовна, вас не угнетают могучие стены вокруг заведения, в которое вы заходите каждое утро? Или вы их просто не замечаете?
- Замечаю. Но эти стены ничем не отличаются от ограды вокруг любого обычного предприятия, тем более - от стен вокруг зданий банков, которые сегодня возводятся. Это тоже знак нашей изменившейся психологии. Ведь раньше людей "напрягали" высокий забор или фрагмент колючей проволоки. А сейчас куда ни глянь - заборы, проволока, спецохрана... Все нижние этажи - в решетках. Весь город "зарешечивается"...
- Это свидетельство растущего страха в обществе в целом?
- Точнее - чувства незащищенности. В своем учреждении мы упорно избавляемся от решеток, ориентируясь на европейские стандарты. Специально находим заводы, которые делают небьющиеся стекла, - оказалось, это целая проблема. Мы стремимся к тому, чтобы наше учреждение внешне ничем не отличалось от любой клиники, не вызывало ни у кого страха. А в обществе идут совсем другие процессы. Чуть ли не каждый день где-то гремят взрывы, на кого-то нападают. У одного из моих сотрудников исчезла дочь - ее ищут уже месяц. Страх общий сегодня персонифицируется - у каждого он свой, личный, конкретный. И решетка на окне теперь никого не смущает, она же защищает от внешних угроз...
- Такова "цена" разрушения "железного занавеса", за которым жила вся страна?
- Это цена перемен. И, уверяю вас, через такой этап проходит любое общество.
- Сегодня нормы мышления и поведения стали, мне кажется, более размытыми, "переходными", как само это время. Тут есть и плюсы, и минусы...
- Несомненно одно: общество движется к большей толерантности, терпимости по отношению ко всему инакомыслящему, "инакодействующему", "инакоживущему". Люди привыкают к тому, что все живут по-разному. Один из самых ярких примеров - отношение к гомосексуализму. Мы анализировали ситуацию в стране, и меня саму поразили происшедшие перемены. Десять лет назад позиция большинства людей сводилась к тому, что гомосексуалистов надо чуть ли не расстреливать. Сегодня отношение примерно такое: "Пусть делают что хотят, лишь бы никому не мешали".
- В одном из интервью вы сказали, что люди у нас мечутся между агрессией и депрессией. Но ведь толерантность - это все же признак стабильности психики...
- Да, но пока можно говорить только о первых "ростках" такого мышления и поведения. К тому же сейчас это скорее проявление усталости и безразличия. А депрессия и агрессия - две стороны одной медали. У людей появилось много новых страхов. Они боятся потерять работу, боятся, что не смогут дать ребенку образование или обеспечить нужное родителям дорогостоящее лечение. Когда страхи все время накапливаются, адаптационные механизмы человека ломаются, он уже не может адекватно реагировать на меняющиеся обстоятельства. Срывается, мечется. Возникает так называемая тревожная депрессия.
У активного человека она может проявляться в агрессивных формах. А пассивный уйдет в "глухую" депрессию, которая может довести до суицида. При этом суть явлений - одна. Обстоятельства загнали человека в угол, и он либо нападает, либо прячется, убегает, как загнанный зверь. Других вариантов просто нет.
- Как отличить грусть, печаль или плохое настроение от тяжелой болезни под названием депрессия?
- Теряется интерес к любимой прежде работе, собственная жизнь становится бессмысленной, вкусная еда не радует. И это состояние мешает жить, нормально работать. Значит, пора идти к врачу, искать помощи. Срывы на крик и скандалы - тоже проявление депрессии. Она многолика, и названий у нее много: тревожная, вялая. Кстати, одна из самых опасных - улыбающаяся депрессия.
- Бывает и такая?
- Бывает. Ее очень трудно распознать, увидит болезнь только специалист. Внешне человек вполне здоров, улыбается, реагирует на шутки. А в душе - крах личности, полный разлад с самим собой, мысли о самоубийстве.
- Человек так владеет собой, скрывая боль за улыбкой?
- Вовсе нет, это не результат волевых усилий, а просто одна из форм проявления болезни. Как правило, такая депрессия - очень тяжелая, когда нужно немедленно вмешиваться и помогать человеку. Но, к сожалению, такой больной часто вообще никуда не идет или приходит к участковому терапевту. А тот далеко не всегда помнит, что он что-то когда-то изучал по психиатрии. В результате до 40 процентов депрессий в поликлиниках остаются незамеченными. Ну а потом мы получаем цифры суицида, которые нас так пугают...
- Но проблема суицида существует во всем мире.
- Да, только в нашей стране она достигла масштабов катастрофы. Ежегодно в России погибает от самоубийств почти 60 тысяч человек - это же целый город! Всемирная организация здравоохранения определила некий критический уровень суицидов. Если он превышен, то это знак серьезной опасности для всего общества. Так вот, у нас в стране этот уровень превышен в два раза. При этом поражает то, что у мужчин самоубийств в шесть раз больше, чем у женщин. Сколько было потрясений за эти годы! Но женщина от природы призвана хранить жизнь - жизнь детей, родителей, мужа. И ради них она удерживается от рокового шага.
- Вы анализировали возраст тех, кто добровольно отказывается от жизни?
- Страшно произносить, но мы фиксируем даже детские суициды в возрасте пяти лет и старше. Хотя это, конечно, редкость. А самая распространенная ситуация суицида - мужчины в возрасте от 45 до 59 лет. Казалось бы, люди в расцвете сил. Но они сформировались в другой стране, при другой системе ценностей. И в жестких обстоятельствах - например, потеряв работу, многие "ломаются". Очень часто первый шаг отчаяния - в сторону алкоголизма.
- Семь с половиной миллионов россиян ежегодно обращаются за помощью к психотерапевтам и психиатрам. Что их объединяет, что различает?
- Каждый случай индивидуален, но прежде всего мы видим рост так называемых "пограничных" нарушений, которые могут случиться у любого здорового человека в связи со стрессом. А бывает, скажем, что депрессия - это один из симптомов диабета.
Мы точно знаем, что при тяжелых сердечно-сосудистых заболеваниях почти всегда проявляется и депрессия. Поэтому в клиниках, где лечат сердце, должны каждодневно работать психиатры. Нужны кризисные кабинеты и отделения на уровне обычных поликлиник и больниц, где тоже будут работать психотерапевты и психиатры. Суть необходимых перемен в том, чтобы оказывать медико-психологическую и психиатрическую помощь вне стен психиатрических лечебных учреждений. Именно это предусматривает федеральная подпрограмма, принятия которой мы добиваемся не один год.
- Вы упорно на всех уровнях говорите о том, что психиатрия находится в бедственном положении.
- Это так. Известно, что в других областях медицины многие проблемы решаются за счет средств обязательного медицинского страхования. Психиатрии в системе обязательного страхования просто нет, а бюджетных средств не хватает. У нас нет денег на современные эффективные препараты. Да, лекарства в больницах есть, но в основном старые, дешевые. Они менее эффективны, у них больше побочных эффектов.
- Если можно, поясните, что означают в данном случае "побочные эффекты"?
- Попросту говоря, мучения больных людей. Многие воспринимают это как настоящую пытку. Возникают судороги, ощущение выкручивания рук и ног, сводит мышцы шеи. Это больно, страшно, унизительно. И даже экономически старые препараты невыгодны, потому что при современном лечении человек выздоравливает быстрее, сохраняет трудоспособность. Кроме того, во многих больницах просто тяжелейшие условия: в одной палате двадцать человек, кровати в два яруса. На питание в закрытых отделениях, куда никто не принесет передачку, выделяется на человека по пять - десять рублей в сутки. О каком современном лечении можно говорить, когда больной элементарно голоден?
- Татьяна Борисовна, вы ведь не только врач, но и руководитель крупнейшей клиники, к тому же занимаетесь политикой. В чем вы видите причины сложившейся острейшей ситуации? Как ее изменить?
- Главная причина, мне кажется, - бездушие чиновников, глубокое непонимание обществом истинных проблем и громадных возможностей психиатрии. Но наше профессиональное сообщество будет добиваться резких перемен. И мы надеемся на понимание со стороны власти. Во всяком случае президент поручил правительству принять наконец программу, которая должна нам помочь.
- Знаю, что в вашем центре еще во времена Советского Союза был открыт храм. Хочется спросить вас как психиатра: помогает ли молитва вашим пациентам?
- Обязательно. И не случайно сейчас нет, я думаю, ни одной психиатрической больницы, где не открыли бы храм. Молитва - это всегда и своеобразная психотерапия, человек сам себя уговаривает, утешает, выплескивает из души свои печали. Если молишься - значит веришь. А вера всегда спасительна. Эту истину никто и никогда не отменит.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников