09 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БЫЛ ПРЕЗИДЕНТОМ

Попов Юрий
Опубликовано 01:01 15 Февраля 2000г.
На минувшей неделе в России впервые был отмечен День науки. Дата выбрана не случайно: именно 8 февраля 1724 года Петр I подписал указ об учреждении Академии наук. А готовил указ сподвижник императора, который и стал первым научным президентом. Кто же он?

Казалось бы, имя человека, первым возглавившего Российскую академию наук, должно быть хрестоматийным. Но даже в новейших школьных учебниках истории его нет, хотя факт создания академии там значится. В биографии Петра из серии "Жизнь замечательных людей" речь идет лишь о первой конференции академиков в 1725 году; избирали они там себе главу или нет - неизвестно.
Энциклопедии советского времени называли одного из первых академических президентов - малоросса гетмана Кирилла Григорьевича Разумовского. И лишь последний советский энциклопедический словарь наконец отважился: "Блюментрост Лавр. Лавр. (1692-1755), лейб-медик Петра I, первый през. Петерб. АН (1725-1733)".
Кто же он, человек с такой яркой фамилией (блюмен по-немецки - цветок). Более подробный рассказ находим в энциклопедии Брокгауза и Эфрона. Эта основательно запамятованная личность - потомственный врач, сын известного в Европе доктора Лаврентия Блюментроста, который был приглашен в Москву еще царем Алексеем Михайловичем. Лаврентий-младший прошел обучение в Гальском, Оксфордском и других университетах. Не случайно Петр Великий назначил его лейб-медиком к своей сестре Наталье Алексеевне. А еще через несколько лет, убедившись в ценности описанных Блюментростом Олонецких марциальных вод, доверил тому и свое здоровье.
С тех пор Лаврентий Лаврентьевич стал одним из ближайших сподвижников царя - управлял императорской библиотекой и кунсткамерой, составил в 1724 году по поручению Петра проект об учреждении Академии наук. Он же стал и главным организатором нового дела: от имени императора вел переписку с десятками видных европейских ученых - одних приглашал в Петербург, у других просил содействия в подборе кандидатов (так, судя по всему, и появились первые члены-корреспонденты). Для тех, кто приезжал в Петербург, Блюментрост добивался достойных материальных условий.
Все это он делал в ранге главврача, а президентом академии был назначен уже после смерти Петра императрицей Екатериной Первой в декабре 1725 года и состоял в этом звании восемь лет. Его современник ученый Мюллер свидетельствует, что Блюментрост вежливо, даже по-дружески обходился с академиками, был всеми любим и уважаем. Но это не уберегло его от опалы: наследники Петра обвинили Блюментроста в смерти нескольких членов царской фамилии (придерживавшихся, как утверждают историки, далеко не здорового образа жизни) и выслали в Москву, лишив трех тысяч рублей годового жалованья.
На этом злоключения бывшего лейб-медика и президента академии не кончились. Его преемники сочли, что жалованье на президентском посту он получал незаконно, лишь по устному указанию Петра. И до конца дней своих Блюментрост по определению канцелярии академии возвращал туда ранее полученное им из более чем скромного - 1500 рублей годовых - оклада начальника московского госпиталя.
За 276-летнюю историю Российской академии наук ее президентами были двадцать человек. И представляется несправедливым, что имя первого из них - Лаврентия Блюментроста - практически не значится на исторических скрижалях, достойных его вклада в нашу отечественную гордость - науку.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников