06 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОПЕРАЦИЯ "КАПУСТА"

Субботин Александр
Статья «ОПЕРАЦИЯ "КАПУСТА"»
из номера 030 за 15 Февраля 2001г.
Опубликовано 01:01 15 Февраля 2001г.

- Это были непростые, трудные и одновременно счастливые годы. В первые месяцы работы в "Труде",

- Это были непростые, трудные и одновременно счастливые годы. В первые месяцы работы в "Труде", к сожалению, подтверждалось то, что говорилось мне при назначении в "Труд": обстановка в редакции нездоровая, много претензий к содержанию газеты, в ЦК и ВЦСПС поступает масса жалоб, анонимок. А тут еще вскоре удостоился выговора от ВЦСПС. Нас угораздило в заголовке на первой полосе фамилию Н.С. Хрущева напечатать через "ш". "Вы допустили грубую политическую ошибку, - говорил на Президиуме ВЦСПС В.В. Гришин, бывший тогда председателем ВЦСПС, - ставите нас в неловкое положение перед Центральным Комитетом партии".
Тем не менее в течение первых полутора лет удалось практически в новом составе сформировать редколлегию, привлечь в газету большую группу молодых, способных сотрудников. Кое-что поменяли в структуре редакции, в организации работы отделов, особенно секретариата. Не сразу, но стали появляться новые разделы и рубрики, страницы и подборки.
В конце 60-х - начале 70-х годов наладили регулярное проведение всесоюзных, а впоследствии и международных "Вторников-семинаров "Труда", учредили призы лучшим металлургам, шахтерам, стали проводить "Устные выпуски" в Колонном зале Дома союзов.
К началу 70-х годов газета набрала заметный разбег. Если в 63-м она выходила ежедневным тиражом 1600 тысяч экземпляров, то в 71-м, когда "Труду" исполнилось 50 лет, он составлял уже 5 миллионов (в 70-е годы прибавка тиража доходила в среднем до одного миллиона экземпляров в год). В феврале 71-го газета была награждена орденом Ленина, в те годы высшей наградой государства.
Рос авторитет газеты, некоторые ее выступления имели довольно широкий общественный и политический резонанс. Чего стоила, к примеру, растянувшаяся на многие месяцы и даже годы, история, связанная с опубликованием статьи Надежды Каган и Германа Ключерова "Операция "Капуста". Речь в ней шла о самодурстве местных властей Краснодарского края, о повсеместном, широкомасштабном нарушении прав граждан в использовании приусадебных участков, о невозможности лично распоряжаться выращенной на этих участках продукцией. Под диктовку первого секретаря крайкома партии С.Ф. Медунова председатель крайисполкома Г.П. Разумовский (впоследствии - секретарь ЦК КПСС) подписывает решение, в котором выступление газеты называется клеветническим, а изложенные в нем факты, не соответствующими действительности. От редакции требуют опровержения и привлечения авторов к ответственности. Мы, конечно, доказывали достоверность приведенных в статье фактов. В ЦК, в том числе и секретарь ЦК М.В. Зимянин, с которым я разговаривал, вроде бы понимали нашу правоту, но призвать к ответу Медунова никто решиться не мог. В орготделе ЦК мне прямо сказали: "С кем вы связались, он любую дверь в Москве ногой открывает".
Между тем из разных районов Краснодарского края, особенно из Сочи, стало приходить все больше писем, в которых приводились новые факты творящихся там с ведома властей злоупотреблений и даже уголовных преступлений. Заместитель Генерального прокурора СССР В.В. Найденов просил все сигналы такого рода направлять ему.
В итоге несколько громких дел было все-таки возбуждено, но до Медунова в тот период так и не добрались. И лишь спустя несколько лет он был выведен из состава ЦК КПСС и освобожден от занимаемой должности.
А конфликт между газетой и бывшим министром гражданской авиации СССР Б.П. Бугаевым? Тот, не переносивший даже намека на критику в свой адрес (по правде говоря, никто и не отваживался на это, зная о его близости к Л.И. Брежневу), разгневался по поводу одного из наших выступлений - о беспорядках в "Аэрофлоте", особенно в обслуживании пассажиров. Позвонил мне, но разговора не получилось: он не соглашался с нами, мы стояли на своем. Тогда он "вышел" на председателя ВЦСПС А.Н. Шелепина и попытался надавить на нас с его помощью.
При очередной встрече Шелепин сказал мне о звонке Бугаева. Я объяснил ситуацию. Не произнеся ни слова, он написал своим размашистым почерком "Зачем тебе лезть на рожон?" и протянул листок мне. Затем забрал его обратно, разорвал и бросил в корзину. Больше разговор об этом между нами не возникал. Даже член Политбюро ЦК в окружении телефонов не рисковал вслух затрагивать не Бог весть какие темы.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников