07 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ОТКУДА БЕРУТСЯ КУЛЬТУРНЫЕ ЛЮДИ?

Герасименко Ольга
Опубликовано 01:01 15 Февраля 2006г.
Министр назначил мне встречу на выходной. Минута в минуту секретарь распахнула дверь в его кабинет, Соколов поднялся из-за стола, и я не удержалась от бесцеремонного вопроса: "Какой же у вас рост?"

- 192 сантиметра, - ответствовал Соколов.
Потертая мебель, стеллажи с книгами, две иконы в углу - министерский кабинет показался мне скромным.
- Александр Сергеевич, только что от вас вышел писатель Валентин Распутин. Вы все субботы так начинаете - с утренних чаепитий с деятелями культуры?
- Я в субботу делаю себе подарок: отношу на этот день те дела, которыми мне заниматься приятно. Как правило, это встречи с людьми, которых мне хочется не в суете, не в толчее выслушать. Вот сегодня у меня были Валерий Николаевич Ганичев - руководитель Союза писателей России, и Валентин Григорьевич Распутин, с которым мы довольно часто встречаемся. Я ведь на Байкале бывал неоднократно и каждую такую поездку использовал как возможность еще раз нам повидаться.
- А как вообще складывается выходной день министра культуры?
- Выходной у меня один - воскресенье. Стараюсь оторваться от города - недалеко от Москвы, в Архангельском, у меня служебная дача. Там я провожу время сам по себе: прежде всего стараюсь погулять с дочкой, а на "вкусное" меня ждет что-нибудь из чтения.
- И что сейчас под подушкой у министра?
- То, что я читаю, под подушку не положить: это толстенный фолиант, уникальное издание "Фауста" Гете. В нем впервые дается перевод зашифрованных масонских текстов Гете. Этот перевод - дело рук одного из придворных Николая Первого, который как раз владел этой информацией. Читаю потихонечку, поскольку толстенный текст...
- Александр Сергеевич, на среду, 15 февраля, у вас запланирована встреча с председателями трех профильных комиссий Общественной палаты. О чем, если не секрет, пойдет речь?
- Я вообще отношусь к тем людям, которые жизнь воспринимают с надеждой. Когда появилась Общественная палата, были назначены председатели ее комиссий, моя надежда на лучшее укрепилась. И с Павлом Гусевым, и с Александром Калягиным у нас есть наработанные связи, а с владыкой Климентом мы входим в состав правительственной комиссии по религиозным объединениям. Для меня важно, что с этими людьми у меня и хорошие личные отношения. Надеюсь, что Общественная палата будет дееспособным органом. А то ведь, что греха таить, есть у нас и "ритуальные" образования. Например, не дотягивает Совет по культуре при президенте. Два года я работаю министром, а видимых результатов не замечаю.
- Какие в вашей сфере самые больные вопросы, требующие безотлагательного обсуждения?
- Таких тем полно! Прежде всего охрана культурного наследия. До сих пор отсутствуют необходимые нормативные акты, нет единого реестра объектов наследия, не определен порядок проведения государственной экспертизы. Прежнее министерство не смогло это сделать на протяжении ряда лет, и весь этот балласт перешел по наследству к нам.
Вторая острейшая проблема - образование. Здесь мы вместе продвигаемся с Андреем Александровичем Фурсенко (министром образования. - Авт.) - например, в прошлом году провели совместную коллегию по художественному образованию.
- Вот-вот будет два года, как вы министр культуры. Главные открытия и разочарования на этом посту?
- Приятно удивила жизнь в ряде регионов. Много поездил по России, познакомился с губернаторами, массой талантливых людей, с подвижниками. Знаю, что они делают, в чем видят свою миссию. Возрождение России - это не прекраснодушные слова, это происходит сегодня. А разочаровало то, с чем я и раньше сталкивался, набивая шишки, - крайне застылый чиновничий аппарат. Сейчас я вкусил все это в полной мере - чтобы что-то пробить, нужно потратить столько сил, столько времени! Просто оковы на руках.
- Если наше правительство сравнить с оркестром, какой инструмент отведен там вам? Вы ведь, кажется, скрипач...
- Начинал со скрипки, потом серьезно занимался фортепиано и симфоническим дирижированием. Поэтому так серьезно отнесся к вашему несерьезному вопросу. Знаете, когда можно говорить о настоящем профессионализме симфонического оркестра? Когда дано время его воспитать на разном репертуаре одному мастеру высокой пробы. Вот тогда возникает оркестр Мравинского. В нашем режиме политической жизни воспитать такой оркестр времени, к сожалению, нет. И поэтому эти два года деятельности правительства пролетели скоропалительно и были потрачены в основном на настройку, а не на исполнение. Мы очень долго не могли найти общий камертон - и в этом проблема нынешнего состава правительства.
- Александр Сергеевич, на днях президент назвал культуру пятым основным национальным проектом страны. Насколько вы вхожи к президенту?
- Я нахожусь в постоянном контакте с советником президента Юрием Константиновичем Лаптевым, администрацией президента. Но личных встреч с Владимиром Владимировичем у меня было немного, в основном на ходу - например, недавно в Новосибирске, где открывали театр. Я пользуюсь любой возможностью хотя бы накоротке донести что-то самое острое и важное. Но не буду скрывать: обстоятельных бесед с президентом мне действительно не хватает.
- Получается, "культуру зажимают"?..
- Отнюдь, нет. Более того, это может быть в каком-то смысле знак доверия. Ведь быть "вызванным на ковер" - не лучший способ побеседовать.
- Есть устоявшееся выражение: "культурный человек". Каков он сегодня в вашем представлении? Вот я с собой захватила данные социсследования РОМИРа, оно проводилось в 40 регионах России. Знаете, как проводит досуг нынешний среднестатистический россиянин? Смотрит телевизор, работает на огороде, гуляет на свежем воздухе, стирает...
- Стирает? Это неожиданно. Я почему-то думал, что это дело стиральной машины.
- Так какую культуру мы будем двигать в массы - высокую или поп-культуру?
- Главная трещина, раскалывающая наше общество, - это неравные возможности жителей мегаполиса и глубинки. Но есть то, что их объединяет, некая корневая система. В этом смысле очень важна культура семьи. Нравственность, самоограничения, которые человек сам себе определяет, - все это исходит из семьи. Вот где кроется культура! А сколько раз в театре был - это уже не так важно.
- Помнится, одним из первых ваших шагов на посту министра было желание разобраться с засильем низкопробных юмористических передач на нашем ТВ. Не удалось?
- Да, на вопрос о моих первых шагах на посту министра я ответил прямо, потому что мне обрыдло царящее на нашем ТВ безвкусие. И я на самом деле рассчитывал поправить ситуацию. Но на тот момент я еще не знал, что это не входит в мои полномочия. Если бы я предполагал, что такое административная реформа, что значат полномочия агентства, а что - министра, наверное, этой фразы я бы не выдал. Решать этот вопрос я не уполномочен, хотя мое отношение к "Аншлагам" не изменилось.
- И каково оно?
- Речь идет о кризисе жанра, причем в той сфере, в которой у России всегда было превосходство перед многими странами. У нас был вкус, была та самая культура эзопова языка, сформированная во многом гнетом государственной власти. Сейчас гнета нет - и Остапа понесло... Возникло предложение, ориентированное, простите за грубое слово, на быдло. То, что мы видим в "Аншлаге" и "Кривом зеркале", - это яркое свидетельство утраты культуры сатиры и юмора. Обидно, причем даже не за тех, кто представляет эту замкнутую касту записных "шутников", а за тех, кто сидит в зале.
- А что думает министр по поводу общего качества телевизионных передач, в том числе детских? Тем более вашей младшей дочери восемь лет... Вот сейчас спорят, надо ли было обижать детишек, поставив на традиционное время выхода передачи "Спокойной ночи, малыши!" на канале "Россия" телеэкранизацию романа Солженицына " В круге первом"...
- "Спокойной ночи, малыши!" - единственная такого рода передача на государственном канале. Причем она уже настолько скукожилась, что совершенно не учитывает, презирает и игнорирует психологию ребенка. С ним так нельзя говорить! Ребенку требуется время для вхождения в разговор, и он должен получить конфетку в виде полного мультфильма, а не его кусочка, как это делается сейчас. Тем более что у нас такой блестящий фонд мультипликации! Причина одна - коммерция. Детские передачи нельзя прерывать рекламой, а раз есть ограничение на рекламу, значит, руководителей телеканалов мучит ощущение живых, утекающих из карманов денег...
- И вы ничего не в силах предпринять?
- Увы, это тоже та сфера, в которой мы ничего не можем регулировать. Единственная надежда - это перспектива "перехода на цифру". Когда на месте одной кнопки будут десять, тогда можно будет договариваться о просветительских программах, о детских каналах. Разумеется, дотации государства именно в этих сферах телерадиовещания должны всегда сохраняться. Если рынок извращает, выхолащивает то, что лежит в основе нравственности и духовности народа, то это сфера ответственности государства.
- Какие телеканалы смотрит министр культуры и массовых коммуникаций?
- Все смотрит. Речь, правда, идет только о вечернем и утреннем времени. Я тогда сижу с пультом в руке и "гуляю" по каналам. По поводу новостных передач скажу одно: к сожалению, стираются различия в подаче материала на различных каналах. Того, что раньше было, скажем, спецификой НТВ, уже нет. Что досадно...
- Сериалы, видимо, не смотрите?
- Не имею возможности. Складываю их на DVD, когда появляется возможность, с удовольствием смотрю целиком. Своей очереди ждет "Мастер и Маргарита" - я видел только три серии.
- А "Золотой теленок" смотрели?
- Честно говоря, он меня настолько быстро разочаровал! Это, к сожалению, полная творческая неудача, так что к этому фильму я вряд ли вернусь.
- В еде неприхотливы? Министерская столовая устраивает?
- Неприхотлив. У меня и к еде, и к комфорту отношение очень простое: есть хорошо, нет - и не надо. А любимое блюдо - вареники с вишней. Но я ведь бродяга и турист. А настоящий турист не имеет видов на пуховую перину.
- А как насчет горных лыж? Следуете высокой моде?
- Я вообще горнолыжник, но уже два года на лыжи не встаю - честно говоря, из охранительных соображений. Так много моих знакомых "поломались" - в прошлом, да и в этом году. Серьезно относясь к работе, горные лыжи я себе теперь не позволяю. Нет возможности потом отсиживаться на больничном. Сейчас у меня остался только бассейн, зато регулярно.
- Вы ездите только с водителем или можете сами за руль сесть?
- Машину вожу хорошо - научился этому в 10 лет. В 15 лет уже ездил один, правда, в сельской местности. Могу водить любую машину - грузовую, вездеход, любую иномарку. Причем люблю не только водить, но и возиться с техникой, с мотором. И сейчас по рулю руки скучают, но нехватка времени и пробки заставляют полагаться на служебную машину.
- 19 февраля исполняется 85 лет газете "Труд". Поздравите?
- Хотел бы особо подчеркнуть: в адрес не всякой газеты я соглашаюсь на приветственное слово. Стремлюсь не прибегать к фальшивым выражениям и просто молчу. Тем более с особым удовольствием и искренне поздравляю газету "Труд". Ваша газета удержалась от соблазна пойти на поводу у одной лишь коммерции. Адресность газеты - это, по-моему, ее главное достоинство. "Труд" видит своего читателя, понимает, чем он живет. У меня лично дружеские отношения с корреспондентами газеты, с некоторыми из них я даже вместе учился... Так что с удовольствием поздравляю и желаю так держать!


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников