Охраняемая вертикаль. Беззащитные граждане

Заявления Грибова об угрозах полиция исправно игнорировала. Фото: globallookpress.com

Убийство активиста-антикоррупционера Дмитрия Грибова в Подмосковье - наглядное свидетельство деградации правоохранительной системы в стране


Убийство борца с коррупцией Дмитрия Грибова в подмосковном Воскресенске постарались подать как мелкий эпизод в текущей криминальной хронике. А на мой взгляд, это наглядное свидетельство деградации правоохранительной системы в стране.

Нападение на главу подмосковного отделения общественной организации «Центр противодействия коррупции»

Дмитрия Грибова было совершено вечером 11 февраля в поселке Виноградово близ города Воскресенска. По данным следствия, Грибов был в этот день в городском суде, где рассматривается дело о нападении на него со стрельбой и о поджоге его машины. Потом он побыл у матери, а около восьми вечера возвращался домой. Возле подъезда на Грибова напали двое неизвестных в масках и с битами. От полученных увечий Дмитрий скончался в больнице.

Трагическая новость мелькнула и угасла в круговерти странных, порой карикатурных событий. Нет даже ритуальных в подобных случаях обещаний силовиков и чиновников «взять дело на контроль». А ведь убийство знаковое.

На Грибова неоднократно нападали, ему открыто угрожали, а его обращения в полицию, в прокуратуру остались без ответа. После поджога его автомашины уголовное дело возбуждено не было. «Расцениваю произошедшие события как прямую угрозу убийством мне и моей семье... Воодушевленные бездействием воскресенских правоохранителей, видимо, дружественные им преступные элементы полностью утратили всякое чувство ответственности, потеряли страх перед наказанием...» — писал он в октябре 2017 года. Грибов прямо высказывал предположение, что сотрудники полиции могут являться соучастниками. Его не услышали. Да и не собирались слушать.

История Грибова — вовсе не из ряда вон. Основываясь на собственном опыте, опыте родных и знакомых, могу сказать, что наша правоохранительная система перестала блюсти закон, реагировать по существу, а не формально на преступления и угрозы в отношении законопослушных граждан. Заявления о совершаемых преступлениях остаются без реакции силовиков. Под надуманными предлогами отказывается в возбуждении уголовных дел. Прокуратура утратила функции надзора за правоохранительными органами — и нарушения закона со стороны людей в погонах стали обыденными, не получают правовой оценки.

В таких условиях требовать от граждан уважения к закону — лукавство и лицемерие. Иметь дело с полицией и другими правоохранителями — дело бесполезное, а зачастую и рискованное. Многие граждане предпочитают с ними не связываться, оставляя бойцам правопорядка свободу заниматься другими важными вещами — крышеванием бизнеса, охраной встроенных в систему персонажей.

Кстати, вот вам недавняя сцена из московской жизни. По вызову водителя сотрудника Федеральной службы охраны на место «преступления» выехали сразу семь (!) нарядов полиции. Хотя преступление заключалось в тривиальном дорожном конфликте — «не там встал», «загородил дорогу» и т. д. Боровшемуся с коррупцией Дмитрию Грибову, обращавшемуся в правоохранительные органы за защитой, на помощь никто не пришел. Его убили нагло, жестоко, демонстративно.

Получается, раздутые силовые структуры охраняют сами себя и вертикаль власти. А граждане — без защиты.

P.S. Как сообщили в Следственном комитете, задержан предполагаемый убийца Грибова. По версии следствия, «преступление совершено на почве длительных неприязненных отношений и регулярных бытовых конфликтов».




Кто, по вашему мнению, стоит за массовыми акциями протеста в Грузии?