03 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ИМЯ СМЕРТИ - "КАЙТЕН"

Гузанов Виталий
Статья «ИМЯ СМЕРТИ - "КАЙТЕН"»
из номера 048 за 15 Марта 2001г.
Опубликовано 01:01 15 Марта 2001г.
В июле 1945 года американский крейсер "Индианаполис" доставил на филиппинский остров Тиниан компоненты трех атомных бомб, две из которых впоследствии были сброшены на японские города Хиросима и Нагасаки. Словно в наказание за участие в этой варварской акции крейсер был потоплен в Филиппинском море японской субмариной под командованием капитана 3-го ранга Мотиюки Хасимото. После войны в США состоялся суд над командиром "Индианаполиса" капитаном 1-го ранга Чарльзом Батлером Маквеем, однако некоторые обстоятельства гибели крейсера так и оставались невыясненными. Наш специальный корреспондент, известный писатель-японовед Виталий Гузанов побывал в святая святых японских ВМС - зале камикадзе морского кадетского корпуса, где ему удалось поставить последнюю точку в разгадке тайны гибели "Индианаполиса".

УЗНИК ТОКИЙСКОЙ ТЮРЬМЫ
В токийской тюрьме Сугами, где после капитуляции Японии содержались военные преступники, декабрьским днем 1945 года появились двое американцев с сержантскими нашивками на рукавах и с помощью местных надзирателей отыскали в переполненной камере бывшего командира подводной лодки "I-58" Мотиюки Хасимото. За воротами тюрьмы они бесцеремонно втолкнули японца в "джип", который сразу же набрал скорость.
Хасимото пытался определить, куда его везут. И даже спросил об этом на сносном английском языке у конвоиров, но те cделали вид, что не поняли. Никаких объяснений, никаких ответов на вопросы. В какой-то момент Хасимото предположил, что его везут в Иокогаму, где в то время проходил первый процесс над японскими военными преступниками. Но "джип", покинув разрушенные кварталы столицы, по узкой извилистой дороге доставил узника на военный аэродром Ацуги в нескольких километрах от Токио.
В транспортном самолете, куда Хасимото препроводили и сдали под расписку пилотам, с ним тоже никто не обмолвился ни словом. Только на Гавайях, где машина приземлилась на дозаправку, из случайно дошедшего до японца разговора между пилотами и новыми пассажирами, прихваченными с военно-морской базы, Хасимото узнал, что его этапируют в Вашингтон по решению военного трибунала, который слушает дело бывшего командира тяжелого крейсера "Индианаполис".
МЕСТЬ САМУРАЕВ
Подводная лодка "I-58" вышла в боевой поход из базы Курэ 18 июля 1945 года, имея на борту, кроме обычных, шесть торпед, управляемых водителями "Кайтен" (морской аналог камикадзе). Одну торпеду израсходовали 28 июля, атаковав большой транспорт. Судно затонуло сразу же. Хасимото сообщил по трансляции своему экипажу, что почин сделан и он благодарит всех. На следующий день в Филиппинском море корабельные акустики обнаружили крупную одиночную цель. Хасимото приказал всплыть. Отдраив люк, на мостик поднялись штурман и сигнальщик, сам же Хасимото остался в центральном посту и продолжал наблюдать в перископ за горизонтом.
Вскоре штурман увидел неприятельский корабль. Затем последовал доклад радиометриста о метке на экране локатора. Этого было достаточно для какого-нибудь другого командира, но не для Хасимото, который отличался решительностью, однако доверял только самому себе. Он поднялся наверх, взял из рук штурмана бинокль и стал разглядывать появившуюся на горизонте черную точку. Стало ясно, что это корабль, идущий навстречу подлодке. Дальнейшее наблюдение Хасимото уже вел через окуляры перископа. Когда корабль-цель был еще на большом расстоянии, командир распорядился приготовить не только обычные торпедные аппараты, но и приказал водителям-камикадзе, у которых не было имен, а только порядковые номера, тоже проверить свои торпеды. Установив курс и скорость вражеского корабля, командир начал сближение. Примерно на дистанции десяти кабельтовых Хасимото мог определить высоту мачт. Что это давало опытному подводнику? Если фок- и грот-мачты более тридцати метров, то это наверняка крупная цель: либо линейный корабль, либо тяжелый крейсер. И выпущенные торпеды нужно нацеливать под фок- и грот-мачты, в район мидельшпангоута. Этому учили и водителей "Кайтен". Но если встречалось судно вспомогательного флота, например, танкер, то ориентиром для поражения служила дымовая труба. Хасимото понял, что имеет дело с очень крупным кораблем. У него было два варианта действий: послать три - пять торпед из носовых аппаратов или дать поучаствовать в бою водителям-камикадзе, тем более что они, будучи готовыми к самопожертвованию, сами просили об этом командира лодки.
Какое решение принял командир "I-58"? Над этим вопросом до сих пор ломают головы военные историки. На судебном процессе над Маквеем японский офицер утверждал, что выпустил обычные торпеды. Оспорить это или доказать иное не смог никто.
Судебное разбирательство освещало множество журналистов, которые были возмущены тем, что за две недели до окончания войны на Тихом океане так бездарно погиб мощный крейсер. Из 1199 моряков команды "Индианаполиса" в живых осталось только 316. Многие журналисты знали, что перед тем, как экипажу крейсера было поручено задание государственной важности - доставить на остров Тиниан компоненты трех атомных бомб, - "Индианаполис" в составе авианосного соединения вице-адмирала Марка Митчера принимал участие в рейдах на Токио и Хачидзо. Несмотря на очень скверную погоду, американцам удалось тогда уничтожить 158 японских самолетов и пять судов вспомогательного флота. Как же мог такой опытный и заслуженный вояка Чарльз Батлер Маквей, проворонить японскую субмарину?
В Вашингтоне справедливо считали, что чрезвычайно важным источником информации об обстоятельствах гибели крейсера может стать командир "I-58". У судей военного трибунала был рапорт штабного офицера ВМС США Гарри Барка от ноября 1945 года, который утверждал, что, обследуя трофейные японские подлодки, он услышал от инженер-механика субмарины "I-58", участвовавшего в последнем боевом походе, что по "Индианаполису" были выпущены торпеды, управляемые камикадзе. Если было бы доказано в суде, что японцы применили камикадзе, то командир "Индианаполиса" был бы выведен из-под уголовной ответственности.
Газетные материалы той поры свидетельствуют, что американцев, особенно родственников погибших моряков "Индианаполиса", не покидало чувство, что от них что-то скрывают, не говорят всей правды. Обращаясь через газеты к руководству страны, они требовали сурово наказать капитана 1 ранга Чарльза Батлера Маквея как должностное лицо, виновное в этой трагедии. Однако адвокаты командира крейсера склоняли судей к тому, что вину следует переложить на японского подводника Хасимото, который, атакуя одинокий корабль, якобы использовал человеко-торпеды.
У капитана 3-го ранга Хасимото не было адвоката, показания он давал через переводчиков на японском языке, ибо считал, что английским владеет недостаточно хорошо. Японец утверждал, что он выпустил по "Индианаполису" шесть обычных торпед веером и сам видел в перископ три попадания в цель. Это могло быть и неправдой, ибо Хасимото наверняка знал, что его объявят военным преступником, если он признается, что потопил американский крейсер человеко-торпедами.
В конце концов суд военного трибунала обвинил капитана 1-го ранга Маквея "в преступной халатности", приговорив его к разжалованию и увольнению из рядов военно-морских сил. Позднее приговор был пересмотрен. Министр ВМС Джеймс Форестол вернул Чарльза Батлера Маквея на службу, назначив начальником штаба командующего 8-м военно-морским районом. Спустя четыре года тот был уволен в отставку в чине контр-адмирала, и вел у себя на ферме холостяцкий образ жизни. 6 ноября 1968 года Чарльз Батлер Маквей покончил жизнь самоубийством. Что толкнуло его на это? Чувство вины за жертвы Хиросимы и Нагасаки или за погибших подчиненных? Скорее всего, и то, и другое.
ПОДВИГ КАМИКАДЗЕ
Что касается Хасимото, то возвратившись из Вашингтона, он некоторое время находился в лагере военнопленных. Освободившись, стал капитаном торгового флота, ходил на судне тем же маршрутом, что и на субмарине "I-58": Южно-Китайское море, Филиппины, Марианские и Каролинские острова, случалось швартоваться и на Гавайях, и в Сан-Франциско.
Уйдя в отставку, Мотиюки Хасимото стал бонзой в одном из синтоитских храмов в Киото. Написал книгу "Потопление", в которой придерживался прежней версии: американский крейсер "Индианаполис" потоплен обычными торпедами.
Но вот мне представилась возможность посетить морской кадетский корпус - кузницу офицерских кадров японского императорского флота, расположенный на уединенном острове Этадзима. Надо отметить, что туристов из Европы сюда не допускают. На КПП ко мне подошел крепкосложенный японец в цивильном костюме, с зеленой повязкой на левом рукаве и отрывисто произнес: "Меня зовут Яамаса Исама. Я покажу вам территорию морского корпуса и основные здания. Фотографировать - с моего разрешения. Следуйте за мной!"
У кромки морского берега, одетого в гранит, оборудована экспозиция корабельного оружия времен второй мировой войны. У здания музея морского корпуса, по каким-то причинам названного учебно-справочной библиотекой, стоят в кильблоках подводные лодки-"малютки" для камикадзе. Одна - с командным отсеком для двух смертников, другая - для одиночки. Тут же рядом торпеда, управляемая "Кайтеном", таким же смертником, как и камикадзе. Около торпеды толпились шесть-семь пожилых японцев. Когда я нацелил камеру, они оглянулись и были весьма недовольны, что их фотографируют. Я спросил у Яамаса Исама: "Кто такие?" Он, улыбнувшись, ответил: "Кайтен"... Им не пришлось сражаться. Война закончилась".
Потом мы попали в зал, посвященный погибшим в боях камикадзе и водителям "Кайтен". Их портреты занимали снизу доверху всю стену, а рядом на мраморной доске были выбиты имена. И вдруг, что это? В огромном списке значились и "Кайтены" с подводной лодки "I-58", которые "геройски погибли" в ночь с 29 на 30 июля 1945 года при атаке американского тяжелого крейсера "Индианаполис". Из шести "Кайтен" не вернулся ни один на базу Курэ.


Гость 23 Октября 2016, 22:54
Очень интересный рассказ!
Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников