08 декабря 2016г.
МОСКВА 
-3...-5°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.91   € 68.50
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ВСПЛЫТИЕ ПОКАЗАЛО

Хлыстун Виктор
Опубликовано 01:01 15 Апреля 2004г.
Ликвидатор Александр Шашабрин схватил почти смертельную дозу радиации задолго до Чернобыля на глубине 120 метров. Впрочем, тогда таких, как он, этим словом еще не называли: их вообще никак не называли, поскольку трагедии, подобные той, что случилась с атомной субмариной, были непроницаемо скрыты от гласности, как и сами подлодки.

4 июля 1961 года электрик-инструктор главной энергосистемы первого советского атомохода, уроженец Тюлячинского района Татарии Александр Шашабрин в составе экипажа К-19 находился в боевом патрулировании кораблей, перевозивших на Кубу ракеты. Авария, ставшая широко известной во всех ее шокирующих деталях после сенсационного американского блокбастера "К-19: оставляющая вдов", не застала экипаж врасплох в отличие от его московского начальства, чья нерешительность и перестраховка в момент ЧП привели к многочисленным жертвам среди подводников.
- В тот день я стоял на правом борту, - вспоминает подводный "чернобылец", - когда турбогенератор резко сбросил нагрузку, все поняли, что состояние аварийное! Как выяснилось, не выдержала перегрузки (шли-то на повышенной скорости, нагоняя график движения) и лопнула импульсная трубка, создав реальную угрозу взрыва реактора. Тут и начали ее, как могли (опыта-то никакого!), на ходу устранять... Сам я в то пекло не совался, хотя и находился в соседнем отсеке, у меня, согласно штатному расписанию, были другие задачи. А вот ребята, восемь человек, ходили... Что сейчас вспоминать - в фильме весь этот ужас показан лучше, чем я могу рассказать. Они все погибли, позже умерли еще человек десять. Мы тоже думали, что умрем: я, например, получил 100 рентген за 24 часа, в то время как норма ВОЗ - 35 рентген за... 75 лет! Мы все, оставшиеся в живых, зачислили себя в смертники...
Мертвых хоронили в неизвестных родственникам могилах, живые подписали "обет молчания" сроком на 30 лет. Когда измученный после многочисленных операций по пересадке костного мозга и переливаний крови Александр пришел домой, никто даже не знал, что он перенес. И только мать забеспокоилась при виде смертельно бледного сына... Но он выжил! И это была его первая победа. Вторую он одержал много лет спустя в схватке с казенным Минсоцзащиты, унесшей сил и здоровья не меньше, чем та коварная К-19. Инвалид на старости лет сумел-таки отсудить у государства материальный ущерб за перенесенный когда-то ужас и последовавший за ним невосполнимый ущерб здоровью.
Инвалидность мне дали в 1966 году, когда я уже работал в Минмонтажстрое. После демобилизации поступил в Архангельский политехнический институт, потом перевелся в Казанский химико-технологический. В Нижнекамске прошел путь от мастера до главного инженера управления. Каждый год мне предстояла унизительная процедура подтверждения инвалидности во ВТЭК, как будто врачи не знали, что последствия столь мощной радиации на организм необратимы. В конце концов мне это надоело, и я перестал это доказывать. Когда впереди замаячила пенсия, я снова оформил инвалидность, связанную с особым риском при исполнении боевого задания, хотя мне полагалась по закону еще и компенсация за нанесенный здоровью вред. Мне сказали: или компенсация, или инвалидность! Я засел за изучение законов...
Надо сказать, что юридический ликбез окупился сторицей. Он обратился в суд на управление социальной защиты Нижнекамска, который (а вкупе и Верховный суд РТ) вынес решение в пользу облученного истца. И вот на днях вынесено решение о выплате подводнику накопившегося долга в 250 тысяч рублей, да еще и ежемесячной компенсации в пять тысяч...
Кстати, в Татарстане живут еще двое ветеранов К-19: один в Казани, другой - в Набережных Челнах.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников