04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-10...-12°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

НА МЕЛИ ПОД ЧУЖИМ ФЛАГОМ

РЕЙС ДЛИНОЮ В ДВА ГОДА
В частных судоходных компаниях рыбаков превращают в рабов
-

РЕЙС ДЛИНОЮ В ДВА ГОДА
В частных судоходных компаниях рыбаков превращают в рабов
- Контракт свой я подписал 6 марта 1998 года и меня определили четвертым механиком на транспортный рефрижератор "Туркменистан", - говорит Виктор Тыртычный. - Через три дня мы ушли в район промысла Охотоморской экспедиции. Рейс был коротким. Но 17 апреля 1998 года снова вышли в Охотское море, чтобы принять выловленную рыбу и доставить ее в южнокорейский порт Пусан. Как предполагали, на месяц. А вернулись домой во Владивосток только через два года - 28 апреля 2000 года.
В прежние времена у таких судов, как "Туркменистан", рейсы длились не больше месяца. Приходит такой транспорт в экспедицию - грузится рыбой, доставляет ее в порт и - снова в район промысла. Теперь же моряк или рыбак, который уходит в рейс, никогда не знает когда вернется в родной порт, в свою семью.
- Шел уже третий месяц работы в море, а нам ни рубля еще не заплатили. Мы стали требовать у руководства компании зарплату, - говорит Тыртычный. - В конце мая нам наконец-то выдали на руки по 640 долларов. Хотя по контракту я, как четвертый механик, только за один месяц должен был получать почти столько. Но условия контракта никто не соблюдал. Руководителям судоходной компании наплевать на моряков. В начале ноября у большинства членов экипажа контракт закончился. Народ стал беспокоиться. Капитан послал телеграмму руководству "Востоктрансфлота". В ответ нас успокоили: волноваться не стоит. Фирма вам все выплатит по приходе в порт Пусан. Даже сверх того: с декабря к окладу будет прибавка 5 процентов, за следующий месяц еще 10 и так до 25 процентов. Однако когда пришли в Пусан, нам ничего не дали, а отправили в японский порт Отару. Моряки решили бастовать.
Капитан снова связался с руководством компании и объявил экипажу, что судно отправляется в Пусан, где моряков ждут полный расчет и смена экипажа. Прибыли туда, но ни смены, ни денег все не было. А 20 января 1999 года пришел приказ сниматься с якоря и идти в Шанхай на ремонт, который закончился в апреле. Но никто из нас на родину так и не смог вырваться.
Потом китайцы наложили запрет на выход этого судна с завода. Оказывается, "Востоктрансфлот" задолжал им кругленькую сумму за ремонт нескольких транспортов, в том числе и "Туркменистана". Первым заболел капитан. Его положили на операцию в китайский госпиталь. И на смену ему приехал новый. Молодой, красивый и веселый. С тех пор прошло уже больше года. За это время наведывался на судно один из руководителей "Востоктрансфлота". Но все надежды сменялись разочарованиями. Экипаж никто не собирался менять. А главное - не платили денег. За это время у матроса Бакулина в приморском городе Партизанске успел родиться сын, которому уже исполнилось два года, а он до сих пор его не видел.
Осталась одна надежда - на китайцев, если они подадут в суд. Если он состоится, то "Туркменистан" выставят на аукцион. А по китайским законам, как, кстати, и по российским, после продажи судна в первую очередь выплачивается зарплата экипажу, и уж затем погашаются долги остальных кредиторов. За два года долг по зарплате экипажу "Туркменистана" перевалил за 400 тысяч долларов.
В китайских портах под арестом сегодня находятся еще два судна, принадлежащих "Востоктрансфлоту", - "Камчатский берег" и "Восточный берег". Как известно, шесть судов этой фирмы прозябают у причалов Санкт-Петербурга, три - во Владивостоке, еще один транспорт на Сахалине.
Дмитрий Латыпов. Владивосток.
УСЛЫШЬТЕ НАС НА СУШЕ
Исполнительный секретарь ЦК профсоюза работников рыбного хозяйства России Александр Бычков подтвердил в разговоре с корреспондентом "Труда", что шесть судов, принадлежавших все тому же "Востоктрансфлоту", второй год стоят под арестом в Питере. Уже в апреле этого года на бортах не было ни продуктов питания, ни топлива, а у членов экипажа ни копейки денег за душой. Слава Богу, администрация северной столицы наскребла морякам гуманитарную помощь, иначе хоть пропадай. По словам Бычкова, благотворительные миссии в Анголе, Марокко, жители портовых городов европейских стран тоже нередко подкармливают голодающих российских рыбаков, которые не по своей воле месяцами, а то и годами сидят на чужбине, посылая сигналы SOS своим судовладельцам и не получая ответа.
Понятно, что в таких ситуациях дело доходит до суда. И в Санкт-Петербурге тоже было судебное разбирательство. В середине апреля этого года судебный пристав приступил к процессу продажи судов, чтобы выплатить морякам многомесячный долг по зарплате. Этот долг плюс судебные издержки - такова будет стоимость еще довольно приличных, не старых транспортов, которые на рынке вполне могли бы оцениваться в пять-семь раз дороже. Но иного выхода нет, если судовладельцы отказываются платить заработную плату экипажам.
Работают судебные приставы в Питере, а параллельно в поте лица трудятся их коллеги в самом Владивостоке, наложив арест на судно "Василий Полищук". Ситуация с арестом наших рыболовецких судов и в самой России, и за ее пределами стала до того типичной, а рабское положение моряков до того угрожающим, что профсоюз работников рыбного хозяйства месяц с лишним назад обратился и в Генпрокуратуру и в Минюст с требованием защитить конституционные права моряков. Потому что с "Востоктрансфлотом" уже ни о чем нельзя договориться, временные управляющие меняются там, как перчатки.
В свое время в оффшорных зонах, на том же Кипре, им были созданы карликовые иностранные компании, транспорты переданы в их ведение. Таким образом владельцы этих фирм (многие из которых в прошлом руководили государственными рыболовецкими предприятиями), став в период приватизации судовладельцами, поспешили "увести" свой бизнес от госналогов в России. В оффшорных зонах местные налоги, как известно, минимальные. Складывается впечатление, что наши налоговые службы пока смотрят на такие "шалости" сквозь пальцы.
Однако российские моряки должны знать: уход хозяев от налогообложения может выйти боком подчиненным. Ибо в этом случае нет и платежей в различные социальные фонды на родине. Стало быть, к старости бесправный российский рыбак рискует, ко всему, еще и остаться без пенсии. Выбросят его на берег больным, нищим - и пропадай, "морской волк".
В ЦК профсоюза работников рыбного хозяйства, ознакомившись с ситуацией, в которую попали рефрижератор "Туркменистан" и его экипаж, заявили нам, что у Виктора Тертычного есть хотя бы шанс с помощью китайских судей истребовать у судовладельца все заработанные им деньги. У коллег Тертычного с других российских судов, бороздящих просторы Мирового океана на посудинах под чужими флагами, надежд на такой исход дела нет никаких. Потому что, нанимая моряков на работу, хозяева заставляют их порой подписывать кабальные контракты прямо в море, когда назад, как говорится, ходу нет.
А о том, насколько бывают кабальными эти соглашения, говорит такой факт. Суда "Карелрыбфлота" ведут промысел в районе Новой Зеландии. И судовладельцы заносят в контракт с рыбаком такие пункты: и стоимость спецодежды, и половину стоимости проезда до Новой Зеландии нанимающийся к ним морячок обязуется оплатить из собственного кармана. Что у несчастного в кармане останется к моменту возвращения на берег, хозяина-мироеда не интересует. Рабов на берегу много - все хотят в море, хоть что-то заработать.
Елена Березнева.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников