04 декабря 2016г.
МОСКВА 
-8...-10°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 64.15   € 68.47
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ЖАК ДЕИРМЕНДЖАН: БЕЗ ГАЗПРОМА МЫ СЕБЯ НЕ МЫСЛИМ

Прокофьев Вячеслав
Опубликовано 01:01 15 Июня 2001г.
Французская компания "Газ де Франс", третья по "весу" в Западной Европе, вот уже четверть века сотрудничает с российскими газовиками. Взаимоотношения в рамках "продавец - покупатель" (а во Францию из России поступает примерно треть всего потребляемого газа) давно уже переросли в партнерские связи, что реализуется в совместных проектах, дружбе между газовиками. Наш собственный корреспондент во Франции встретился с первым заместителем генерального директора "Газ де Франс" Жаком Деирменджаном и попросил его ответить на ряд вопросов.

- Как складывается ситуация в Европе после того, как вступила в действие Директива ЕС от 10 августа прошлого года, которая, как известно, предусматривает либерализацию континентального газового рынка?
- Одно из главных изменений заключается в открытом доступе к транспортным газовым сетям для "избранных" клиентов в том объеме, как это представлено в Директиве ЕС или как это было определено национальными законодательствами отдельных стран Европейского союза. Так что "разброс" рыночной "открытости" в Европе от стопроцентной, с одной стороны, до обозначенного в Директиве допуска клиентов, закупающих не менее 25 миллионов кубометров газа в год, - с другой. Решения по этому поводу принимались в зависимости от политической обстановки в той или иной стране, и до конца ситуация еще не устоялась. Те страны, которые пошли по пути полного открытия своего внутреннего рынка газа, до сих пор еще не реализовали меры, позволяющие клиентам на практике пользоваться услугами всех поставщиков. Здесь имело место некоторое лицемерие, но, как мне кажется, это временное явление. Там, где строго придерживаются условий Директивы, уже сейчас ясно, что открытие газотранспортных сетей - дело вполне реальное. В любом случае мы видим, что промышленные предприятия, которые стремятся получить наиболее выгодные для себя условия и цены, все больше прибегают к услугам разных поставщиков, подталкивая их тем самым к конкуренции. В итоге снижаются цены как для "избранных" клиентов, так и для всех других. Такова обстановка.
- И тем не менее хорошо известно, что мировые цены на газ растут - они ведь связаны и с ценами на нефть, которые по-прежнему остаются на довольно высоком уровне...
- Это верно. Стоимость, скажем так, на "молекулу газа" увеличивается. Но ведь цена газа, приобретаемого клиентом, складывается из собственно метана и услуг, предоставленных газовыми компаниями. Они продают "пакет", в который входят разные элементы, в том числе обеспечение безопасности поставок, их гибкость в зависимости от нужд клиента. Все это - важные услуги. Что же касается цен на собственно газ, то, действительно, в долгосрочных контрактах она сейчас связана с ценой на конкурирующее топливо - нефть, электричество или уголь. Это зависит от рынков, контрактов. Дело в том, что газ, при всем его значении, все же не является доминирующим энергоносителем, а установочные цены на рынке определяются именно "лидерами". В Европе это нефтепродукты, а в некоторых сферах - электроэнергия.
Этим экономическим фактором как раз и объясняется, почему цены на газ зависят от конкурирующих продуктов. Некоторым такая ситуация не по нраву. Они считают, что следует давать волю конкуренции, и рынок все расставит по своим местам. Подобная позиция не очень корректна в интеллектуальном плане, но такова нынешняя мода, которая, как любая мода, - явление временное. И все-таки вы можете спросить: в чем еще причина "связки" между газом и нефтью? Дело в том, что производители "голубого топлива" прекрасно отдают себе отчет в том, что существует мировой рынок нефти, в то время как газовый рынок носит локальный характер. И когда они делают огромные капиталовложения в долгосрочные проекты, в разработку, транспортировку, "нефтяная" привязка помогает получить необходимые кредиты в банках и прочих финансовых организациях, где прекрасно осведомлены, что собой представляет рынок нефти в современной мировой экономике.
Я уверен, что, учитывая возможности обеспечения Европы газом из существующих источников, долго- и среднесрочные контракты имеют перед собой долгую и хорошую перспективу. Наряду с этим мы видим, как возникают краткосрочные, "спотовые" рынки, которые изначально получили развитие в Англии. Определенную роль в этом сыграл газопровод "Интерконнектор", который связал ее с континентальной Европой. Так что происходит своего рода экспорт "спотовых" методов ценообразования, тарификации.
- Как происходит адаптация "Газ де Франс" к переменам на европейском газовом рынке? В частности, сейчас во французской прессе много пишут о возможном изменении юридического статуса компании. И еще. Представляя недавно результаты минувшего года, президент ГДФ Пьер Гадоннекс, в частности, говорил о том, что компания собирается усилить свою роль как производителя "голубого топлива"...
- Адаптация связана с открытием европейского газового рынка. "Газ де Франс", как и прочие компании нашей отрасли, не может сохранить прежних позиций, то есть монополию на рынке, не вызвав гнев Брюсселя. Так что мы вынуждены уступать в разумных пределах некоторые сегменты рынка, а это значит, что, если мы не начнем заниматься другими новыми направлениями деятельности, компания потерпит убытки. Чем именно? Работой вне границ Франции, в основном в Европе. Но это сложно делать, оставаясь государственной компанией. В принципе возможно, но существующие ограничения сковывают. Тем более если учесть, что в других странах Европы, а их большинство, этот шаг государственными структурами уже сделан.
Мы провели у себя реорганизацию, сделав акцент на пяти направлениях. Это, естественно, торговля газом. Как элемент, средство торговли - транспортировка, распределительные сети в городах и подземные хранилища. К этому добавили в конце газовой цепочки услуги клиентам после получения газа (продажа газовых теплоустановок, установок по когенерации, их обслуживание и так далее). А в ее начале - разведку и производство газа. При этом мы исходили из того, что в разумных пределах "Газ де Франс" выгодно иметь собственные ресурсы. На сегодня цель - 15 процентов от наших потребностей. Делается это для того, чтобы в меняющихся рыночных условиях мы могли сказать клиентам: мы не только трейдеры, у нас долгосрочные контракты с сильными, стабильными поставщиками, среди которых - российский Газпром. Сказать, что у нас есть свои ресурсы, а также имеем доступ к краткосрочным операциям. А это значит, - мы способны предложить наиболее оптимальное решение. Во главу угла ставим интересы клиентов, ибо знаем, что в будущем произойдет тотальное открытие газового рынка в Европе и к этому надо быть готовым.
"Газ де Франс" прекрасно отдает себе отчет в том, что никогда не станет конкурентом Газпрома. Наша работа - в основном завершающие звенья газовой цепочки, где накоплен большой опыт. Но для реализации наших планов нужен и свой газ. Мы уже производим его в голландской зоне Северного моря.
- Как складываются отношения между французскими и российскими газовиками?
- Мы не представляем себе будущего без тесных и стабильных связей с Газпромом. Тому множество причин. Приведу две. Для того чтобы понять первую из них, достаточно посмотреть на географическую карту газовых месторождений. Вторая - это отношения между людьми. Мне кажется, существует своего рода философия газовиков, для которой нет границ. Такое взаимопонимание и доверие проверялось не раз в непростых ситуациях. Друзья, это и у вас говорят, познаются, когда возникают трудности.
- По каким направлениям развивается сотрудничество между "Газ де Франс" и Газпромом? Насколько мне известно, сейчас прорабатывается проект строительства нового газопровода через Польшу, в котором участвуют и французские газовики.
- Основа сотрудничества - закупка нами российского газа. Именно под таким углом можно рассматривать упомянутый проект. Он будет способствовать транспортировке газа, большей безопасности поставок. Наша компания положительно откликнулась на предложение Газпрома, которое было сделано и другим его европейским партнерам. Если в дальнейшем появятся новые подобные планы, "Газ де Франс" также ответит положительно. К примеру, если получит развитие Штокмановский проект в Баренцевом море и Газпром захочет в качестве партнера иметь нашу компанию...
Но есть и другие направления сотрудничества. Приведу в качестве примера созданное "Газ де Франс" и Газпромом в Париже совместное предприятие "Фрагаз". Оно выполняет две функции. С одной стороны, с помощью "Газэкспорта" поставляет нашей компании некоторое количество газа, с другой - использует часть своих доходов для того, чтобы закупать для Газпрома и его филиалов необходимое оборудование и предоставлять соответствующие услуги на европейском рынке, в основном во Франции. Или вот - СП "Экогаз", его штаб-квартира находится в Москве. Оно продвигает в России энергосберегающие проекты с преимущественным использованием природного газа. Так, в прошлом году на заводе "Данон" под городом Чеховым "Экогаз" установил системы обогрева, а также кондиционирования воздуха. СП также было задействовано в модернизации производственных площадей на предприятии по производству автомобилей "Рено" в Москве. Это конкретика, и мы согласны с Газпромом в том, чтобы расширять такое сотрудничество.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников