11 декабря 2016г.
МОСКВА 
-7...-9°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

КТО ДАСТ БОЛЬШЕ ЗА ПАЙ?

Кочук Геннадий
Опубликовано 01:01 15 Июня 2004г.
В клубе села Износково Льговского района шло собрание с повесткой: "О выделении участков в натуре". Спорили о судьбе земельных паев, которые числятся за сельскими жителями уже десяток лет. "Ох, эта земля! - ни к кому не обращаясь, громко сказала женщина. - Целый год из-за нее ругаемся". Ей возразили: "Да не земля виной - деньги. И бестолковое начальство"...

Подобные собрания сейчас проходят по всей Курской области. А повод такой. Как известно, в Законе РФ "Об обороте земель сельскохозяйственного назначения" есть строгое предупреждение: в случае ненадлежащего использования участка он может быть принудительно, по решению суда изъят у собственника. Земельные паи (кроме фермерских), на которые были разделены сельхозугодья колхозов-совхозов, пока что находятся в так называемой общей долевой собственности, по сути - в тех же колхозах, сменивших вывески на СПК, АО, ООО... Большинство из них все эти годы как раз "ненадлежаще" используют земли. Вот люди и всполошились: вдруг изымут? Жалко терять наделы: собственники-то они, а не СПК.
Нынешние сельские жители процентов на 70 - 80 - старики, которым не по силам обрабатывать свой пай размером в 6 - 7 гектаров. Как быть? По новому закону разрешено не только продавать паи, но и сдавать в аренду, получая за это плату. Если покупателей земли пока не видно, то желающих арендовать целые массивы с каждым годом больше.
По закону любые сделки с земельными паями возможны только при соответствующем юридическом оформлении, для чего требуется определить границы на конкретном поле, предварительно официальным путем (через местную газету) известив о своем намерении других участников долевой собственности. Но окончательное решение - за собранием.
Земельная реформа десятилетней давности затронула Износково лишь формально. Раздали свидетельства о паях да переименовали здешний колхоз имени Свердлова в "СПК "Колхоз имени Свердлова". Фактически он давно банкрот. Из 3300 гектаров кое-как обрабатывается примерно треть, остальные - дичают. Техника разбита, механизаторы пьянствуют, животноводство хиреет. За аренду паев люди получают символическую плату. Словом, хуже некуда.
И вот вдруг на износковцев свалились сразу два потенциальных инвестора. Владелец некой аграрной фирмы с Северного Кавказа, обходя дворы, рассказывал, что на родине успешно выращивает семенную кукурузу. Здесь, мол, тоже условия подходящие, так что все будут с прибылью. Конкуренты из Москвы - строители - нарисовали перспективу еще более красочную. Деньги для инвестиций в землю у них имеются, налаживать работу будет кандидат сельхознаук, и производство уже через год пойдет в гору. Арендную плату за паи обещают по высшему разряду - 1,5 тонны зерна, мешок сахара, грубые корма... В итоге сторонниками обзавелись оба претендента. Село, по сути, раскололось на два лагеря.
Какой инвестор предпочтительней - вот главный вопрос, вокруг которого разгорелись страсти на собрании. Председатель СПК В. Голуцуков нагнетал страху: мол, разделимся - нам конец, нужно сохранять СПК. Представители инвесторов тоже пугали возможным "неправильным решением". Сами пайщики стали кричать с мест, агитируя за свой выбор. Отдельным ораторам удавалось выбегать к трибуне, но их тут же заглушали те, кто не согласен. Тем не менее было понятно, что главным образом волнует людей. Во-первых, серьезность намерений "соблазнителей". В Льговском районе уже "погорели" пять хозяйств, причем от мощной аграрно-промышленной компании, которая бросила их еще более обескровленными, чем они были до ее "вложений". Поэтому износковцы требовали от представителей фирм честного ответа: "Зачем вы к нам идете?" Ответ можно было предугадать: "Чтобы вам помочь и для себя заработать". "А разве вы не знаете, - не унимались скептики, - что на земле никогда не станешь богатым, а только горбатым?" В некоторых селах действительно инвесторы уже требуют свои вложения назад. Но поскольку у крестьян денег нет, то они хотят, чтобы долг им вернули землей. "Вы гарантируете, что не будете покушаться на нашу земельную собственность?" - гремел чей-то бас. Одни кричали насчет "нечестных закулисных обработок людей методом давления", другие - по поводу колхозного начальства, которое само виновато в падении производства. "Другие же выживают без посторонних доброхотов, а здесь и технику разбазарили, и людей распустили"...
Самым удивительным оказался финал. Когда большинство уже выдохлось, из глубины клубного зала раздался пылкий выкрик: "Мы проголосуем за того инвестора, за кого правление колхоза!" И все зашумели: "Да, да - мы за колхоз!" Председатель СПК кивнул в сторону москвичей, и тут же было объявлено голосование. Кто-то потребовал тайного голосования, но уже потянулись вверх руки. Их торопливо подсчитали - с большим перевесом выиграла московская фирма. 233 голоса против двух десятков. Но после собрания представитель фирмы неожиданно заявил: земельный участок мелковат - они сворачиваются. Из-за чего весь сыр-бор?..
Но разве мыслимо, чтобы судьбоносный вопрос - куда крестьянину с землей податься, - решался так, как в Износкове? Ни серьезной информации о состоятельности инвесторов, ни ясного представления о планах нового менеджмента... Когда я спрашивал крестьян, почему они проголосовали так, а не иначе, те пожимали плечами: "Да вроде москвичи понадежней... Может, нам на этот раз повезет?" После такой аргументации не приходится удивляться, что иные инвесторы "добивают хозяйства". Глава районной администрации Николай Жалнин рассказывал, что ситуация в Износкове типична для нынешнего земельного передела. Поэтому нередко все возвращается на круги своя: люди хотят убежать от плохого колхоза, а попадают в него же.


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников