10 декабря 2016г.
МОСКВА 
-5...-7°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 63.30   € 67.21
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

БРОНЕПОЕЗД ОТПРАВЛЯЕТСЯ С ПЕРВОГО ПУТИ

Спецкор "Труда-7" на "Байкале" занял место автоматчика. - Сколько у нас военнослужащих - военная тайна, - инструктирует меня перед отправлением командир "Байкала" майор Кирилл Гордеев. - Писать, какое у нас вооружение, сколько его, указывать расположение вагонов, платформ, что за чем сцеплено, категорически запрещено... Майор строго смотрит на меня, словно оценивая, насколько отчетливо понимает его гражданский собеседник. - Но бронепоезд и так у всех на виду, разве можно скрыть такие вещи?

- Чем меньше информации о нас, тем лучше, - обрывает мои наивные вопросы майор. - Зачем помогать боевикам? А вы у нас включены в расчет. Займите свое место. Если случится подрыв, я должен знать, где и кто у нас находится.
- А обязанности у меня есть?
- Нет. Вы должны просто доехать до места.
Сегодня "Байкал" сопровождает состав с воинской частью от североосетинского Моздока до базы в Ханкале, что в пригороде Грозного. Когда отправимся, точно неизвестно. Это тоже военная тайна.
О чем же можно сказать, не раскрывая тайны? О том, что мне повезло: взяли в рейс. Юбилей помог. В августе железнодорожные войска отмечают 155 лет со дня своего рождения. Еще можно написать, что в Чечне сейчас действуют четыре спецпоезда железнодорожных войск. СП-1 "Байкал" и СП-3 "Терек" - для сопровождения, прикрытия, технической разведки. СП-4 "Амур" предназначен для перевозки военнослужащих. Его-то мы сейчас и ведем за собой в Чечню. "Дон" участвует в восстановлении мостов, переправ. Сколько всего бронепоездов в России - тайна особая.
Наш спецпоезд (тьфу-тьфу!) везучий. За последние три года ни разу не подрывался. А вот "Амуру" везло меньше. Один раз взрыв прогремел под вагоном-столовой. Погибла повар Маргарита Захарова. Второй раз рвануло под платформой со штатной зенитной установкой. Никто из расчета не погиб, но "зушку" разнесло в клочья.
По инструкции, из соображений безопасности, спецпоезда передвигаются только парами и только в светлое время суток. И не было случая, чтобы эти пункты нарушались. На "Байкале" есть, разумеется, своя любимая строевая песня. Но она вовсе не про тот бронепоезд, который стоит на запасном пути. Куда, насколько я понял, более значимая и актуальная...
- Рядовой, напомни нам слова песни, - просит начальник штаба "Байкала" капитан Валентин Алилуев.
Боец Егор Грошев не растерялся, начальство не подвел. Поправив каску и автомат, старательно, не сбиваясь, выводит строчку:
- Железнодорожные войска, долгий путь был пройден с вами...
...Место мне определили в обычном плацкартном, или, как его называют на "СП", классном вагоне, который военные для укомплектования бронепоезда арендовали в МПС вместе с проводниками. Это как бы казарма на колесах. Окна наглухо занавешены. Когда бронепоезд в "деле", вагон пустует - бойцы, как сейчас, на своих боевых местах. Тогда хозяйка вагона, проводник Лидия Иванушкина, выполняет свои дежурные обязанности: прибирает, моет полы, протирает столики.
Моя полка нижняя - ее хозяин, судя по табличке, рядовой Евгений Наделяев. У изголовья боец повесил иконку. Так вместе с Николаем Чудотворцем и колесит по Чечне. Надо мной обитает в свободное от службы время Ярослав Нагизулин. Справа - место бойца Александра Фирсова. Все парни - из взвода охраны. Как живут ребята? В принципе, как обычные пассажиры. И достаточно комфортно. На боковой полке поставили телевизор и "видак". Судя по видеоассортименту, бойцы любят боевики, киношку про индейцев с Гойко Митичем. Мой сопровождающий полковник Юрий Чумаков, начальник службы заграждений, он же главный над саперами, уточняет:
- По взаимному умолчанию решили не приносить в бронепоезд эротику. Так спокойнее.
Фотографировать мне разрешается, но... Бронированные бойницы, например, перед съемкой закрывают, штатное оружие прячут. Без сопровождающего нельзя ступить и шагу.
8.50
"Байкал" отходит от станции Моздок. Средняя скорость движения - примерно 20 километров в час. За нами на расстоянии перегона, и не ближе, идет с пополнением "Амур".
Тащит "Байкал" обычный локомотив. Правда, рабочее место тепловозной бригады во главе с машинистом, ефрейтором Виталием Козиным, прикрыто броневыми щитами. Впереди состава две открытые грузовые платформы. Первая нагружена песком, во второй, укрывшись в блиндаже и приготовив на всякий случай автоматы, расположились трое саперов - ефрейтор Иван Помешкин с Алтайского края, лейтенант Геннадий Партысь и сержант Сергей Караух - оба из Краснодарского края. Задача у них предельно простая: обнаружить во время передвижения бронепоезда на железнодорожном полотне подрывные устройства.
- Насколько это реально?
- Не очень, - откровенно делится лейтенант. - Сами понимаете, заметить упрятанные провода, фугас, если только его не оставили в открытой яме, практически невозможно.
На одной из открытых платформ установлен и закреплен танк Т-62, который при необходимости готов открыть стрельбу по нападающим. Экипаж боевой машины - тоже воины-железнодорожники.
Полностью бронированный вагон в спецпоезде только один, штабной. В нем и находится сейчас взвод охраны. Броня вагона крепка - 200 миллиметров. По крайней мере крупнокалиберный пулемет ее не пробьет. Стальные двери и того толще. И просто так их не открывают. Даже командир "Байкала" должен, когда входит, назвать пароль.
10.20
Неожиданно перестал показывать телевизор, одновременно пропал сигнал на сотовом телефоне.
- На бронепоезде включили систему "Пелена", глушилки, чтобы исключить подрыв радиоуправляемого фугаса, - поясняет главный сапер Чумаков. - Сразу в Моздоке этого нельзя было сделать - тогда бы на станции прервалась всякая связь: глушилки у нас мощнейшие.
- А подробнее можно?
Сапер только усмехнулся.
Пока едем, можно подглядеть, что за окном. По всей дороге кипит работа - сами чеченцы восстанавливают и укрепляют пути. Стоят эшелоны с нефтью. Республика явно оживает. Но и опасность не ушла. На каждом железнодорожном переезде (вплоть до самой Ханкалы) нас встречают бронетранспортеры с автоматчиками на борту. Так всегда - при каждом передвижении бронепоезда.
- "Коробочка", "коробочка", как у вас там? - связывается с кем-то по рации командир бронепоезда...
Что такое "коробочка"? Оказывается, так на "Байкале" называют свой штатный танк. И вообще, бронепоезд говорит как бы особым языком, в ходу много специальных обозначений, понятных только посвященным. Например, в переговорах часто мелькает слово "хутор". К селу оно не имеет никакого отношения. Так называют и локомотив, и машинистов. Майор Гордеев - "комбронь". То бишь командир брони. И говорят обычно: пошел не на спецпоезд, а на броню.
Услышал я, что "шимы" на досуге любят резаться в нарды. Выяснилось, что речь идет о саперах, которые пользуются широкомасштабными индукционными миноискателями - "шимами". И сами они, стало быть, "шимы". Одна из самых важных команд - "Буря". Ее подает начальник "Байкала". И означает она одно: всем необходимо срочно занять свои боевые места.
12.30
Проехали очередной переезд с бэтээром и станцию Терек. "Байкал" останавливается. Юрий Чумаков подхватывает автомат:
- Получена команда провести на этом участке сплошное разминирование. Надо тщательно проверить полотно, откосы...
Группа саперов уходит от поезда вперед. Примерно через час взмокший от жары Юрий Чумаков возвращается:
- Ничего не нашли. Давай боевик посмотрим? Есть один хороший. Лида, принеси чайку, что ли...
17.30
Приехали в Ханкалу. Путь в 160 километров мы одолели только к вечеру. Боевая задача выполнена. И никаких происшествий в дороге. Жаль, не удалось увидеться с рядовым Евгением Наделявым, место которого занимал всю дорогу. Поблагодарил бы его за гостеприимство...


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников