05 декабря 2016г.
МОСКВА 
-9...-11°C
ПРОБКИ
1
БАЛЛ
КУРСЫ   $ 63.92   € 67.77
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

ДОКТОР ШЛЕТ БАНДИТАМ КОНФЕТЫ

Митрофанов Алексей
Опубликовано 01:01 15 Июня 2006г.
Человек в сером костюме сгибается и надевает на себя ножные кандалы. Достает ключик. Щелкает замочком. Встает со стула. И ходит по комнате. Час ходит. Два ходит. Три ходит. Кто это? Умалишенный? Нет, наоборот. Это врач. Колоритнейшим столичным персонажем девятнадцатого века был доктор Федор Петрович Гааз. Москвичом доктор стал не сразу. Первые годы своей жизни он провел в немецком Мюнстерайфеле, и звали его тогда Фридрихом Иозефом Хаазом.

Он получил образование, стал медиком, а после вышло непредвиденное. На немецких землях сильно расхворался князь Репнин, и Фридрих Гааз вылечил русского вельможу. Князь уговорил его приехать "в дикую Россию". Так в 1802 году вместо Фридриха Иозефа Хааза появился Федор Петрович Гааз.
Врачом он был преуспевающим и обрастал богатством. Появляется дом на престижном Кузнецком мосту, деревенька с сотней крепостных, суконная фабрика, роскошные белые кони. В 1822 году Федор Петрович становится главным врачом Москвы. А спустя шесть лет генерал-губернатор Голицын назначает его членом Комитета попечительства о тюрьмах.
Тут-то и произошли в жизни Гааза очень важные перемены. Доктор настолько проникся нуждами несчастных русских арестантов, что сделал смыслом своей жизни заботу об их нуждах.
Доброта Гааза обескураживала. Вот, к примеру, такая история. Однажды приходит к нему пациент. Дожидается, пока Гааз выйдет из комнаты, и убегает, прихватив серебряные ложки. Сторож больницы догнал злоумышленника, доставил Гаазу, сам же пошел за полицией. А доктор сказал посетителю:
- Ты фальшивый человек, ты обманул меня и хотел обокрасть, Бог тебя рассудит... А теперь беги скорее в задние ворота, пока солдаты не воротились... Да постой, может, у тебя нет ни гроша - вот полтинник; но старайся исправить свою душу - от Бога не уйдешь, как от будочника.
Арестанткам доктор дарил всякие "излишества": грецкие орехи, апельсины, пряники. На него ругались - дескать, балует преступниц, развращает их. Гааз же отвечал со своим трогательным, так и не исчезнувшим акцентом:
- Извольте видеть, милостивой сударинь, кусок клеба, крош им всякий дает, а конфекту или апфельзину долго они не увидят, этого им никто не дает.
Губернатору Москвы доносили о "пререканиях и затейливости" доктора Гааза, о том, что он "утрируя свою филантропию, затрудняет только начальство перепиской и, уклоняясь от своей обязанности напротив службы, соблазняет преступников, целуется с ними".
А Гаазу было все равно. Он продолжал писать свои немыслимые доклады и прошения. Например, о том, чтобы отменили железный прут, к которому приковывались арестанты на этапе.
Был доктор и изобретателем. Он часами вышагивал по комнате, гремя изобретенными им кандалами - мягкими и легкими, обшитыми сукном и кожей. Лишь после того как прошел десять километров и убедился в комфортности новых кандалов (конечно, комфортности относительной в сравнении со старыми "моделями"), заказывал за собственные деньги первую, пробную, партию и добивался, чтобы кандалы ввели в общетюремное употребление.
А завещание Гааза выглядело так: "...всем, кто будет полагать, что остаются мне что-нибудь должны, да будет известно, что я им все прощаю".
В 1909 году во дворе бывшей Полицейской больницы для бесприютных, в которой жил и трудился бывший тюремный врач Гааз, открыли памятник - скромный бюст Федора Петровича. Сегодня, увы, этот памятник скрыт за забором Института гигиены детей и подростков (Малый Казенный переулок, 5).


Loading...



В ГД внесли законопроект о декриминализации побоев родственников