21 сентября 2018г.
МОСКВА 
23...25°C
ПРОБКИ
3
БАЛЛА
КУРСЫ   $ 66.25   € 78.08
НЕФТЬ  +1.73%   44.76

Советник главы «Роскосмоса» Ракитина рассказала, как собирала 80 млн на освобождение бывшего мужа

Фото: www.federalspace.ru
trud.ru
10:53 15 Июня 2018г.
Опубликовано 10:53 15 Июня 2018г.

Валентина Ракитина развелась с Владимиром Евдокимовым буквально за месяц до того, как его обвинили в хищении имущества корпорации «МиГ» и отправили в СИЗО 


В марте 2018 года Следственный комитет (СК) возбудил против Ракитиной уголовное дела за посредничество в даче взятки (ч. 4 ст. 291. 1 УК РФ). Однако очень скоро надзорное ведомство признало решение незаконным и отменило его, посчитав, что «Валентина Ракитина не была осведомлена, для кого именно и каких целей предназначались деньги». Об этом сообщил портал Life со ссылкой на неназванный источник.

В то же время просьба возобновить уголовное дело против Валентины Ракитиной - советника «Роскосмоса» по организации страхования и экс-супруги топ-менеджера этой корпорации Владимира Евдокимова – поступила на имя Генпрокурора РФ Юрия Чайки со стороны защиты адвоката Александра Малофеева, обвиняемого, кстати, в мошенничестве в особо крупном размере.

В распоряжении редакций ряда средств массовой информации оказались показания Валентины Ракитиной, которые свидетельствуют в пользу доводов защиты Александра Малофеева. Эти показания Валентина Ракитина дала в апреле 2017 года, вскоре после гибели бывшего мужа – Владимира Евдокимова. 

Из показаний следует, что высокопоставленная чиновница понимала, что участвует в передаче взятки. Она была в курсе кому и за что ее дает.

Ракитина рассказала, что была замужем за Евдокимовым три года, развелась с ним в ноябре 2016-го. Развод произошел буквально за месяц до того, как Евдокимова обвинили в хищении путем мошенничества имущества «Российской самолетостроительной корпорации «МиГ» на сумму 200 миллионов рублей и отправили в СИЗО №5 - «Водник». 

После развода супруги не прекратили общаться. Они были на связи чуть ли не каждый день. В ходе следствия, Ракитина сообщила, что бывший муж регулярно звонил ей из СИЗО, а она переводила то 70 то 300 тысяч рублей для того, чтобы тому легче сиделось: Евдокимову доставляли еду и алкоголь, позволяли пользоваться сотовым телефоном.

По словам женщины, в конце февраля Евдокимов связался с ней по WhatsApp и попросил собрать «50 единиц». Он пояснил, что за эту сумму – 50 миллионов рублей - сидевший с ним сокамерник Дионисий Золотов, который решал все вопросы с передачами в СИЗО запрещенных предметов, поможет с его уголовным делом.

«Также я поняла, что у этого Дениса (Дионисия) были обширные связи в правоохранительных органах, органах ФСБ, при использовании которых он помог бы Евдокимову выйти на свободу», - говориться в показаниях Ракитиной. Она рассказала, что на следующий день Евдокимов передал ей письмо через одного из своих адвокатов. В нем он указал для чего точно нужны такие деньги. «На первом листе был отражен план реструктуризации уголовного дела со статьи 159 УК ч. 4 на ст. 173 УК с выделением его в отдельное производство и последующем изменении меры пресечения в виде домашнего ареста, а также дальнейшего закрытия дела за истечением срока давности», - сообщала в показаниях Ракитина.

На втором листе содержалась инструкция по передаче денег. 50 млн рублей следовало отдать в валюте, что по тогдашнему курсу составило 863 тысяч долларов. Деньги требовалось заложить в ячейку на Казанском вокзале в Москве, а ключ передать контактному лицу – некоему Александру. В последствии выяснилось, что им был защитник Золотова Александр Малофеев).

Из показаний Ракитиной следует, что 2 марта 2017 года она положила доллары в клетчатую сумку, которую обычно используют «челноки». На вокзал ее отвез знакомый. Позже Ракитина отправила ключ от ячейки Александру с курьером. Вечером того же дня она созвонилась с Евдокимовым. Тот сообщил, что 24 мата в СК должны сформировать пакет документов, после чего его дело направят в суд, «где будет принято процессуальное решение в соответствии с достигнутой договоренностью». Речь шла о переводе Евдокимова под домашний арест. На следующий день арестованный позвонил жене и сообщил: «Цветочная доставка получена, жди меня 24 марта».

По словам Ракитиной, вплоть до 13 марта бывший муж ежедневно звонил ей: «Он был спокоен и ждал выполнения договоренностей с Денисом и иными неустановленными мне лицами».

Но 13 марта Евдокимов в панике прислал Ракитиновй сообщение о том, что его переводят в «Лефортово», где уже не будет столь льготных условий и попросил еще 30 миллионов рублей, для того, чтобы это предотвратить.

Ракитина снова выполнила просьбу и подготовила другую часть взятки.

 «15 марта мною были собраны 30 млн рублей, 28 из которых были сняты с моего счета в МТС-банке, а 2 млн находились у меня наличными дома», -говорится в показаниях. По аналогичной схеме деньги днем позже доставили на Казанский вокзал Москвы, а ключ от ячейки с деньгами опять передали Малофееву.  

Утром 18 марта Владимира Евдокимова нашли мертвым в туалете камеры СИЗО с ножевыми ранениями. Первоначально следствие рассматривало версия о его убийстве. Однако в итоге в СК сочли, что заключенный свел счеты с жизнью. То есть, зарезал себя сам.

Дионисию Золотову и его адвокату Александру Малофееву предъявили обвинение в особо-крупном мошенничестве (ч.4 ст. 159 УК РФ), а Валентину Ракитину признали потерпевшей. Она созналась в даче взятки. И в рамках уголовного дела заявила иск на 80 млн рублей, требуя вернуть ей эту сумму.

По мнению экспертов, метаморфозы в деле чиновницы, которая из потенциальной обвиняемой стала пострадавшей, вовсе не удивительны. Доказать взятку довольно сложно. Может быть именно поэтому и расследуется дело о мошенничестве.

Руководитель Национального антикоррупционного комитета Кирилл Кабанов признает: тот факт, что Ракитина так быстро нашла 80 миллионов наличными, конечно, «подозрительно». «Но наши с вами подозрения не являются основой для принятия юридических решений, - отмечает он. – Хотя то, что там деньги украли на проекте с МиГами, это правда. То, что ряд менеджеров обогатились с этого, это и ежу понятно». 

Кстати, активная помощь бывшему мужу у эксперта также не вызывает удивления. По мнению Кабанова, не исключено, что в данном случае развод был фиктивным. «Когда появился ряд законодательных ограничений, направленных на борьбу с коррупцией, связанных с декларирование имущества, многие жены чиновников стали бывшими», -- заметил он.

Защитник Александра Малафеева Денис Никитенко обжаловал у генпрокурора Юрия Чайки решение об отмене постановления о возбуждении дела в отношении Ракитиной в конце мая. Ответ из Генпрокуратуры пока не поступил.

Как сказал адвокат Никитенко: «Учитывая то, что срок давности привлечения к уголовной ответственности за совершение особо тяжкого преступления составляет 15 лет, мы будем добиваться возбуждения уголовного дела в отношении Ракитиной на протяжении всего этого времени, пройдем все инстанции вплоть до Верховного суда РФ». 




Кто такие, по-вашему, Александр Петров и Руслан Боширов?